Наши партнеры из Российского института стратегических исследований провели экспертный анализ новой Концепции внешней политики Российской Федерации, недавно утвержденной Президентом России В.В. Путиным. 

«В свете выхода новой Концепции внешней политики Российской Федерации (утверждена Президентом России В.В.Путиным 30 ноября 2016 г.) представляется интересным провести сравнительный анализ текста нового варианта с предыдущими редакциями.

В первую очередь бросается в глаза тот факт, что из текста нового варианта исчезло положение о «защите интересов личности» (2008 год), о «высшем приоритете национальной безопасности – обеспечении защищенности личности» (2013). Вместе с тем такая задача, как  «всесторонняя защита прав и законных интересов российских граждан», которая присутствовала и в вариантах Концепции 2008 и 2013 г. сохранилась, а ее текстуальное оформление не изменилось.

Для тех, кто занимается пропагандой и анализом медиапространства, наверняка будет интересно узнать, что установка на «содействие объективному восприятию Российской Федерации в мире как демократического государства с социально ориентированной рыночной экономикой и независимой внешней политикой» была изъята из концепции еще в 2013 году, но в 2016 ее заменили на «укрепление позиций российских средств массовой информации и массовых коммуникаций в глобальном информационном пространстве и доведение до широких кругов мировой общественности российской точки зрения на международные процессы», что является реакцией на дискриминационные меры со стороны ряда иностранных государств по отношению к некоторым российским СМИ.

«Изменения»-«сдвиги»-«перемены» – их переживают международные отношения в каждой концепции. В 2013 и 2016 годах также повторено положение о том, что Запад дряхлеет, а военно-политические союзы своей функции не выполняют. Зато в 2016 году мир впервые концептуально был поделен на АТР, Евроатлантический и Евразийский регионы, безопасность которых – залог стабильности международных отношений.

Либерально-демократические идеи о необходимости инвестиций в человека, заботе о его интеллектуальном развитии, тревоги по поводу демографических проблем не перекочевали в сегодняшнюю редакцию Концепции. Зато появились положения о «мягкой силе»: «Неотъемлемой составляющей современной международной политики становится использование для решения внешнеполитических задач инструментов «мягкой силы», прежде всего возможностей гражданского общества, информационно-коммуникационных, гуманитарных и других методов и технологий, в дополнение к традиционным дипломатическим методам», и «энергетическом факторе».

В варианте 2013 года уже произошло снижение внимания к гуманитарным проблемам международных отношений по сравнению с 2008 годом, однако соответствующий абзац оставался достаточно развернутым: «уровень защищенности интересов личности, общества и государства; духовное и интеллектуальное развитие населения; рост его благосостояния; сбалансированность образовательных, научных и производственных ресурсов; в целом уровень инвестиций в человека». Теперь этот текст вынесен из Концепции как таковой. Речь ведется только о государстве и столкновении цивилизаций (цивилизационные моменты вообще упоминаются весьма часто). Введено новое наблюдение о «наметившейся смене технологического уклада».

В сравнении 14 пункта Концепций 2013 и 2016 годов содержится не намек, но прямое обвинение в адрес апологетов и лидеров глобализации в создании экстремистских очагов на Ближнем Востоке и Северной Африке («стремление вернуться к цивилизационным корням» – «распространение экстремистской идеологии»). Текст документа сообщает, что к этому привело «навязывание другим собственной шкалы ценностей» (2013) и «навязывание из вне идеологических ценностей» (2016). Если исходить из законов логики, это и есть суть глобализации.

Исчезли слова о «децентрализации международной системы» 2013 года, речь о влиянии глобализации на экономику (как на основу культурной самобытности) не ведется с 2008 года Вместо них появились положения об организованной транснациональной преступности и ИГ (запрещенной в России). Отказ от гонки вооружений канул в лету еще в 2008 году.

В тексте новой Концепции словосочетание «новое мироустройство» заменено на «справедливое и устойчивое». Далее по тексту нет особых перемен, кроме исключения словосочетания «зачастую не совпадающие интересы». Предложение теперь звучит так: «Верховенство права призвано обеспечить мирное и плодотворное сотрудничество государств при соблюдении баланса их интересов». И «ведение» процесса по оформлению границы РФ заменено на «активизацию».

При описании позиции России по ООН введен новый императив – стремление к «справедливому управлению» Интернетом.

Концепция экономического роста претерпела значительные изменения. Из «устойчиво высоких темпов экономического роста» (2008) они превратились в «высокие темпы роста» (2013), а затем в «решение задачи обеспечения устойчивого экономического роста». В трех вариантах Концепции дословно повторяется намерение диверсифицировать экономику РФ, расширить номенклатуру экспорта, технологически обновить экономику, внедряя инновации. Но «государственное содействие» по этому направлению заменено на «принятии усилий», приоритет самого направления снижен. Экономико-географическое положение впервые рассматривается как «уникальное», которое необходимо использовать «для увеличения транзитных грузопотоков в целях оптимального развития торгово-экономических связей между Европой и Азиатско-Тихоокеанским регионом». Интеграционные процессы, которым будет содействовать Россия, теперь позиционируются не в СНГ (2013), а в Евразии.

В разделе о гуманитарном сотрудничестве появилось новое положение – о противодействии правозащитным концепциям, которые направлены на вмешательства во внутренние дела других государств и на дестабилизацию режима. Исчезло положение о стремлении к созданию положительного имиджа России за рубежом. РФ отныне будет настаивать на доступе к объективной информации о событиях в мире, а также будет расширять присутствие российских экспертов во время обсуждений вопросов мировой политики.

Важнейшее направление внешней политики России, как и прежде, – СНГ. Но в 2008 и 2013 годах не говорилось о ЕАЭС, который теперь – ядро интересов в СНГ. Приоритетные партнеры же в ЕС теперь ФРГ, Франция, Италия и Испания (а не Нидерланды). Высказанное в 2013 году пожелание РФ наладить отношения с Великобританией исчезло. В части «региональные приоритеты» описание отношений РФ-ЕС-США в концепциях прошло следующую эволюцию: «Россия выступает за достижение подлинного единства Европы, без разделительных линий, путем обеспечения равноправного взаимодействия России, Европейского союза и США» (2008 год); в 2013 году этому предложению предшествует «Приоритетный характер отношений», а в 2016 начало абзаца получилось весьма «мрачное» – «Накопившиеся в течение последней четверти века системные проблемы в Евроатлантическом регионе». Корпус положений по отдельности совпадает во всех вариантах Концепции. Например, формирование единого экономического, гуманитарного пространства, совместная борьба с терроризмом. Есть незначительные добавления: в 2016 году впервые упоминается энергетический аспект отношений. Но самая значительная перемена – вынесение России из Европейской цивилизации. «Россия как неотъемлемая, органическая часть европейской цивилизации», – этих слов уже нет в тексте 2016 года, тогда как есть тяжелые обвинения в адрес геополитической экспансии ЕС и НАТО. В самом новом документе добавлен пункт, который по факту выражает поддержку всем странам Европы, не примкнувшим к НАТО, более того, «эти государства вносят реальный вклад в обеспечение безопасности и стабильности в Европе. Россия готова к конструктивному многоплановому взаимодействию с ними». Положения становятся все более конкретными и активными.

Как это не удивительно, российско-американские отношения в 2013 и 2016 годах преподнесены практически в одинаковой форме, с небольшим ужесточением: в Концепции четко прописано, что Россия не потерпит никакого давления со стороны США и будет отвечать на любые недружественные акции. По нашему мнению, данное положение слишком агрессивно для программного документа. В отношения с Канадой также привнесена конкретность: от слов об абстрактном техническом и инвестиционном сотрудничестве (2008/13) отказались, заменив их конкретным положением о совместных делах в Арктике.

Формат «Россия-Индия-Китай» вновь удерживает первую строчку в параде азиатских интересов России. Далее по списку глобальных интересов России идут АСЕАН, Ближний Восток и Африка. Текст, посвященный этим регионам, практически идентичен для всех трех документов. Новы только конкретизация иранской проблемы (Россия будет педалировать ядерную сделку), конкретная позиция по Сирии и по Афганистану. В 2016 году предан забвению БРИКС. Хотя даже в 2013 году документ все-таки содержал одно скромное предложение с надеждой на углубление сотрудничества.

И самый большой сюрприз составители документа приберегли только для самых терпеливых и внимательных: заключительный абзац, который присутствовал во всех концепциях, в самой новой редакции был изъят. Абзац звучал так: «Последовательное осуществление государственной внешней политики призвано создавать благоприятные условия для реализации исторического выбора народов Российской Федерации в пользу правового государства, демократического общества, социально ориентированной рыночной экономики». Обычно вывод в документах совпадает с темой, заданной в начале. Концепция в силу своего языка и задачи – документ официальный, но не педантично-чванливый. Следовательно, обладает весьма свободной формой, тяготеющей к передвижению от точки А в точку Б через раскрытие каждой части. Поэтому вывод в документах такого рода не есть формальный конец, не титры и даже не эпилог. Поэтому Концепция 2016 года по-настоящему не завершена.

Поскольку Концепция отражает страну, в которой написана, то можно смело утверждать, что если с 2008 до 2013 года страна менялась неторопливо и направления развития не менялись, то в 2016 году Россия поменялась до неузнаваемости. Нет никакой Европейской цивилизации от Альбиона до Урала, есть «загадочная» Евразия и «коварная» Трансатлантика. Столкновение цивилизаций идет полным ходом, терроризм – порождение не желающего уйти в историю Запада. Россия – это в первую очередь государство и только потом страна. Концепция ранних редакций походила на манифест, будучи абстрактной и торжественной. Сегодня она – инструкция к действию, изобилует конкретикой, положения об «углублении сотрудничества» сведены к необходимому минимуму, больше слов о том, что Россия будет делать и чего делать не будет.

Если же попытаться найти общий знаменатель всему вышесказанному, то он следующий: новый вариант Концепции внешней политики Российской Федерации 2016 года максимально приближен к задаче реально ответить на вызовы времени».

Источник: https://riss.ru/analitycs/37496/