Портал «Иносми» разместил перевод эссе почетного профессора Университета национальной обороны Финляндии Алпо Юнтунена, в котором автор проводит критический анализ финской внешней политики и предлагает скорее заключать военный союз с Россией.

«По мнению Алпо Юнтунена (Alpo Juntunen), в том случае, если между Россией и Западом разразится конфликт, Запад не поможет Финляндии.

Финская внешняя политика попала в западню, о которой знатоки линии Паасикиви-Кекконена предупреждали, когда Финляндия присоединялась к Евросоюзу, заявляет почетный профессор кафедры стратегии Алпо Юнтунен (Alpo Juntunen).

«Действительно конкретным решением для обеспечения нашей безопасности была бы сильная оборона и военный союз с Россией, − пишет Юнтунен. − Союз уничтожил бы сомнения России в убедительности финской обороны».

Suomen Kuvalehti приводит полный текст эссе Алпо Юнтунена:

В сентябре 2007 года министр обороны Финляндии Юри Хякямиес (Jyri Häkämies) в своей речи в Центре стратегических и международных исследований США (Center for Strategic and International Studies) заявил, что «на сегодняшний день существует три главных вызова для обороны Финляндии — это Россия, Россия и еще раз Россия».

Речь вызвала обсуждение линии внешней политики и политики безопасности Финляндии. Заявление сразу же подвергли критике представители так называемого «финского варианта внешнеполитической линии», например, находившийся в то время на посту министра иностранных дел Илкка Канерва (Ilkka Kanerva), который посчитал заявление о России неудачным. Бывший министр иностранных дел Эркки Туомиоя (Erkki Tuomioja) осудил Хякямиеса за искажение принципов внешней политики и политики безопасности Финляндии.

Международное научное сообщество, со своей стороны, сочло, что финский министр обороны просто дал реальную оценку ситуации. Во время холодной войны Финляндия сознательно избегала всего того, что могло бы вызвать раздражение у восточного соседа. Это была финляндизация.

С крушением коммунизма и распадом Советского Союза в западном мире, и в Финляндии в том числе, поверили в окончательную победу рыночной экономики, либерализма и прав человека. Считалось, что в течение нескольких лет Россия станет такой же, как западные страны.

Это представление базировалось на убежденности в том, что собственная система лучше. Эту уверенность я подверг сомнению в своей книге «На восток или на запад. Выбор пути России» (Itään vai länteen. Venäjän vaihtoehdot, 2003) и «Возвращение империи» (Imperiumin paluu, 2012).

В этих работах я подчеркивал державный облик России, который определяет внешнюю политику страны прежде всего. Это было понятно Маннергейму и Паасикиви. Сейчас, похоже, об этом забыли, в особенности журналисты, для которых олицетворением агрессивности России является Владимир Путин.

Странными являются также утверждения о непредсказуемости России, ведь внешняя политика России − ясная и последовательная. Несмотря на изменения во внутренней политике, Россия хочет принимать участие в решении мировых вопросов и считает очевидным, что выражением власти является военная сила.

В то время, когда Финляндия была Великим княжеством, сила России обеспечивала ей безопасность

В своем выступлении в Институте Паасикиви, во время чтения лекций в Университете национальной обороны и Университете Хельсинки я говорил о том, что проблемы безопасности Финляндии закончатся, как только мы заключим военный договор с Россией. Мое выступление не встретило отклика. Зимняя война и потеря Карелии оставили свой след в отношениях России и Финляндии.

Тем не менее, не надо забывать, что мирное положение и возможность развиваться обеспечивала Финляндии именно военная защита России. Когда Финляндия была частью Швеции, она постоянно была местом ведения военных действий, а в составе Империи сила России гарантировала безопасность. Только падение Империи и распространение анархии привели к освободительной войне, за которой последовала независимость нашей страны.

Агрессивный коммунизм, который стал частью политики России, отдалил Советский Союз от Финляндии и других западных стран. Фактически политика великодержавной русификации, проводимая под руководством Сталина, уже в начале 1920-х годов победила коммунизм, который мечтал о мировой революции.

Коммунизм заставили прислуживать империализму, который после окончательных выяснений отношений после Второй мировой войны оказался непобедимым. Власть коммунизма в различной степени распространилась на все те страны, до которых могли дотянуться его вооруженные силы.

В отношении Финляндии Москва прибегла к мягкой политике. Во время Зимней войны и «Войны-продолжения» Финляндия оборонялась лучше, чем любое из маленьких государств, которые были вовлечены во Вторую мировую войну. В результате этого Советский Союз счел более разумным прибегнуть к политике, корни которой лежат в дореволюционной стратегии. Финляндию надо было направить на путь дружественной политики и обеспечения обороны Советского Союза.

Поддерживая коммунистов и другие левые силы, Советский Союз благополучно заманил финнов в свои сторонники, и в Финляндии образовалась значительная группа соглашателей, которые прислуживали Москве и в течение десятилетий выполняли пожелания Советского Союза во внутренней и внешней политике.

Советский Союз добился своей военной цели, арендовав базу Порккала и заключив с Финляндией Договор о дружбе, сотрудничестве и взаимной помощи. Советский Союз хотел, чтобы Финляндия сама обеспечивала свою оборону, и не препятствовал ее вооружению.

В переговорах по вопросам обороны прибрежных территорий позиции Андрея Жданова и Маннергейма были схожи. Ослабить обороноспособность хотели британцы, которые опасались, что Советскому Союзу будет выгодно вооружение Финляндии.

Некоторые исследователи называют период после заключения Договора о дружбе, сотрудничестве и взаимной помощи периодом «второй автономии». Это утверждение имеет основания. Геополитические ситуации 1809 и 1945 годов схожи.

В 1809 году такого государства, как Финляндия, не существовало, но под защитой России Финляндия создала свою государственность — и до такой степени, что с Россией начались противоречия. Противоречия были небольшими, но они дали основание действовать активистам-националистам, которые хотели отделиться от погрязшей в анархии России.

Освобождение от большевистской России и победа белых в гражданской войне позволили Финляндии поверить в то, что она может быть независимым государством. Хотя страна получила независимость с помощью оружия, оборона страны не получила безоговорочной поддержки народа.

Социал-демократы были пацифистами и верили в мир во всем мире. Члены Аграрного союза были в ужасе от затрат на вооружение. Только правые поддерживали развитие обороны страны. В качестве возможного врага рассматривали коммунистический Советский Союз, потому что коммунисты хотели, чтобы большевизм пришел в Финляндию.

Из-за политических разногласий вопрос обороны страны стал предметом внутриполитических раздоров. Именно поэтому в период обострения политической обстановки в мире в конце 1930-х годов Финляндия оказалась недостаточно подготовленной к новой ситуации как в политическом, так и в военном отношении.

Недооценка Советского Союза и презрение к русским привели к ошибочной внешней политике. Проблемы безопасности Советского Союза не хотели понимать и принимать. Рост военного уровня страны замечали только профессиональные военные, но политики приняли их призывы к вооружению за одержимость войной.

С большим опозданием осознали, что в период между двумя войнами проводилась неправильная политика. Эта политика, однако, проводилась при поддержке парламента и народа.

Военно-политическое развитие продемонстрировало, что великие державы не уважают маленькие нации. Государства, образовавшиеся на развалинах империй после мировой войны, были неодинаковыми и не были способны к эффективному сотрудничеству. Великие державы считали их только нарушающими равновесие Европы.

Финляндия вышла из войны с меньшими потерями, чем ее соседи. Армия не была разбита, политическая система была работоспособна.

Внешняя политика Финляндии попала в ловушку

Победа Советского Союза кардинально изменила соотношение сил в Европе. Еще в 1944-1948 годах в Финляндии жили надеждами на поддержку Запада, но в ходе заключения Парижских мирных договоров Запад, однако, не поддержал Финляндию. И в Договоре о дружбе, сотрудничестве и взаимной помощи 1948 года Советский Союз получил возможность осуществить свои цели в отношении Финляндии. Финляндии пришлось выяснять отношения с Советским Союзам своими силами.

После определения фронтов холодной войны положение Финляндии осталось стабильным. По мнению сторонников линии Паасикиви-Кекконена, неизменность внешней политики и политики безопасности является тем благом, которым никогда нельзя пренебрегать. С годами это привело к самоцензуре и так называемой «политике присмотра». Финляндия была зависимой от Советского Союза, поэтому и можно говорить о «второй автономии».

С крушением коммунизма и распадом Советского Союза предшествующая политика оказалась в кризисе. Многие в Финляндии поверили в то, что угроза Советского Союза миновала, и начали искать контактов с Западом по примеру других маленьких государств, которые ранее находились под влиянием Советского Союза.

Геополитические реалии и историю забыли. Протяженность общей границы России и Финляндии составляет 1300 километров, природные условия Финляндии − такие же, как и на севере России, важнейшие города России расположены вблизи Финляндии. Балтийское море − важнейшая артерия, соединяющая Россию с Западом.

На пороге смены тысячелетий НАТО и Россия сблизились, и в России серьезно заговорили о вступлении страны в НАТО. Россия и НАТО больше не были врагами, их общим врагом был международный терроризм. Вступления, однако, не произошло, так как НАТО не захотело видеть Россию в своих рядах. Членство огромной России превратило бы НАТО в совсем другую организацию.

Поддержание отношений, конечно же, посчитали необходимым. В 2011 году НАТО открыло свое представительство в Москве, а Россия − в Брюсселе. С этого момента они начали поддерживать отношения, несмотря на временные политические разногласия. Сближение отношений НАТО и России открыло бы дорогу Финляндии в НАТО.

Страхи, уходящие корнями в историю, и старые отношения изменили направление развития. Запад вообразил свое превосходство над Россией и стал распространять свое влияние на территории, которые Россия считала зоной своих интересов. Страны, освободившиеся от гегемонии Советского Союза, от Эстонии до Молдавии, хотели более четкого отделения от России. Они всеми силами противились сближению России с Западом.

Поддержка Западом Кавказа, Крыма и Украины расценивается в России как попытка ослабить страну. По мнению Москвы, Крым и Украина являются настолько важными со стратегической точки зрения территориями, что она готова защищать свои жизненно важные пространства с оружием в руках.

Поддержка Западом жизненно важных для России территорий дала основание утверждению о вероломстве Запада и его стремлении напасть на страну. Из Запада опять сделали врага.

В этой ситуации внешняя политика Финляндии попала в ловушку, о которой сторонники линии Паасикиви-Кекконена предупреждали Финляндию, когда она присоединялась к Евросоюзу. Финляндия серьезно пострадала от санкций, которые были введены против России после захвата Крыма. Вызывающим тревогу было бы следование примеру Балтийских стран. Путь Эстонии − это не наш путь.

Какой бы могла быть позиция Финляндии в открытом конфликте России с Западом? Финляндия, скорее всего, снова осталась бы в одиночестве, как и в 1939 году. Обращение к Западу было бы бессмысленным, так как помощи бы не последовало. У ЕС нет военных сил, НАТО не стало бы рисковать своим положением из-за маленьких государств Балтийского региона. Стратегические интересы США, которые стоят во главе НАТО, находятся совсем не здесь.

Возможным решением можно было бы рассматривать совместную оборону или военное сотрудничество со Швецией. Продолжающаяся уже 200 лет традиция политики нейтралитета Швеции не допускает создание военного союза. Вместо этого она готова на военное сотрудничество. Но это означало бы возвращение к временам Зимней войны, когда из Швеции прибывали добровольцы и материальная помощь.

Действительно реальным решением для обеспечения нашей безопасности была бы сильная оборона и военный союз с Россией. Союз уничтожил бы сомнения России в убедительности финской обороны.

Стала бы Финляндия в таком случае объектом нападения Запада? Нет, потому что у Запада нет необходимости нападать на Россию. Договор можно было бы составить предельно тщательно, принимая во внимание интересы обеих стран и соблюдая международные законы и процедуры.

Алпо Юнтунен (Alpo Juntunen) — почетный профессор Университета национальной обороны Финляндии (Maanpuolustuskorkeakoulu)»

Источник: https://inosmi.ru/politic/20161221/238429897.html