Сегодня, 13 марта на портале Российского совета по международным делам опубликована рецензия на доклад «Экономический пояс Шелкового пути: рассматривая вопросы безопасности и перспективы сотрудничества ЕС и Китая», подготовленный экспертами Стокгольмского института исследования проблем мира (СИПРИ) в сотрудничестве с Фондом Фридриха Эберта. Рецензия подготовлена Президентом РАПИ Николаем Межевичем и магистрантом СПбГУ Надеждой Чукаловой. Мы публикуем данную рецензию на нашем сайте, и планируем размещать такие рецензии регулярно.

Richard Ghiasy, Jiayi Zhou. The Silk Road Economic Belt. Considering security implications and EU–China cooperation prospects. SIPRI. Friedrich-Ebert-Stiftung, Solna, Sweden, 2017.

Доклад «Экономический пояс Шелкового пути: рассматривая вопросы безопасности и перспективы сотрудничества ЕС и Китая», издан Стокгольмским институтом исследования проблем мира (СИПРИ) в сотрудничестве с Фондом Фридриха Эберта.

Обращает внимание на ряд значимых и на сегодняшний день недостаточно изученных стратегических аспектов функционирования одноименного масштабного проекта евразийской экономической интеграции. Сразу же подчеркнем и мы, и авторы доклада, и, наконец, авторы самого проекта. Отметим то, что доклад издан под эгидой авторитетных фабрик мысли. Стокгольмский институт исследования проблем мира — международный научный центр долгие годы работающий в области исследования мира и безопасности, но сейчас связанный и с исследованием международных, в том числе экономических отношений. Фонд имени Фридриха Эберта является старейшим политическим фондом Германии. Фонд работает в тесной связи с социал-демократами и организациями свободных профсоюзов.

Доклад подготовлен экспертами СИПРИ и специалистами в области внешней политики Китая и международной безопасности Richard Ghiasy и Jiayi Zhou на основе обширного исследования, проводимого ими в течение года с использованием китайских и российских источников при содействии 156 специалистов из 7 государств Евразии. По словам авторов, основная задача заключалась в выявлении последствий развития «Экономического пояса Шелкового пути», определении его роли в контексте меняющихся внешнеполитических интересов самого Китая и оценке проекта с точки зрения интересов ЕС и его политики безопасности. [с.7]

Инициированный Китаем в 2013 году «Экономический пояс Шелкового пути», это, безусловно, перспективный долгосрочный геополитический проект, актуальность которого на сегодняшний день обусловлена необходимостью расширения торгово-экономических горизонтов, поиска новых рынков сбыта продукции и привлечения инвестиций. Идея заключается в том, чтобы связать Китай с Европой через страны Центральной Азии и Россию, при этом для стран- участников не существует строгих рамок или конечных целей, важнее глобальная идея особого экономического и политического партнерства, достижению которой способствует развитие транзитно-транспортной системы, ликвидация торговых и инвестиционных барьеров.

Несмотря на амбициозный характер проекта, в докладе рассматриваются далеко не все вопросы, касающиеся деятельность «Экономического пояса Шелкового пути» в регионе Центральной и Восточной Азии, значение проекта для построения внешнеполитических программ России и ЕС.

Проект «Экономический пояс Шелкового пути» или просто «Пояс», по заключению авторов, в полной мере удовлетворяет как внутриполитическим, так и внешнеполитическим интересам Китая и соответствует его концепции безопасности, основанной на идее экономической интеграции как основного фактора для поддержания общей безопасности и процветания в регионе. [с.15, с.22, с.26]

Авторы вспоминают китайскую пословицу: «Тот, кто мягко ступает, далеко продвинется на своем пути». С этой точки зрения, проект можно рассматривать как продолжение проводимой Китаем с 1999 года политики «выхода вовне» (‘Going Out’ policy) и инструмент для утверждения и популяризации экономической, политической и социальной составляющих китайской модели развития. «Затягивать» пояс в регионе Китай также вынуждает собственная энергетическая зависимость от США и необходимость иметь альтернативные каналы, получая нефть из Казахстана и природный газ из Туркменистана и Узбекистана. [с.21] Кроме того, китайской инициативе мог способствовать ряд событий 2010 и более поздних годов как, например, развитие Тихоокеанского партнерства, частью которого Китай не является. [с.23] Чтобы «Пояс» действительно объединил Евразию, более тесное взаимодействие с экономикой ЕС необходимо. Китай рассматривает отношения с ЕС как потенциальный противовес активной внешней политике США. [с.24] «Пояс» способен стать взаимовыгодным проектом для включенных стран, однако актуальным остается вопрос: насколько интересы лидера интеграции Китая удовлетворяют социально-политическим реалиям других стран региона? [с.30]

Подходя к главному аспекту анализа «Экономического пояса Шелкового пути» — вопросу безопасности – авторы оптимистично утверждают: проект обладает достаточным потенциалом для поддержания условия устойчивого развития и обеспечения безопасности человека, реализуемых посредством инвестиций и общественных благ на национальном уровне в Центральной и Южной Азии (особенно в Пакистане). Однако развитие интеграции способно обострить ряд политических проблем как, например, коррупция и всё еще низкий уровень общественного контроля над ресурсами, слабость государственных институтов, что наблюдается в той или иной мере во всех государствах региона [с.37].

В докладе уделяется также внимание и менее очевидным факторам, которые способны повлиять на развитие интеграции и проект «Экономический пояс Шелкового пути»: проблемам экстремизма и терроризма, экологическим проблемам.

Что касается внешнеполитических интересов России в регионе и вопросов ее безопасности, «Экономический пояс Шелкового пути», по оценке авторов доклада, не затрагивает их и не препятствует деятельности Евразийского экономического союза (ЕАЭС). Наоборот, есть основания полагать, что России может быть выгодно появление такого лидера в Центральной Азии как Китай. Происходит то, что можно назвать «разделением труда»: Россия сохраняет сильные военные и политические связи в регионе, в то время как Китай вкладывает капитал в развитие региона и повышает товарооборот. Политическая, историческая и культурная близость России и стран, входящих в «Экономический пояс Шелкового пути», дают России по сравнению с Китаем абсолютное преимущество в регионе. [с.55]

В целом, проект «Экономический пояс Шелкового пути» совпадает также с внешнеполитическими интересами ЕС в регионе Центральной и Южной Азии, однако в настоящее время не способен стать основой для кооперации в сфере жесткой безопасности – лишь в области обеспечения безопасности человека, согласно Целям устойчивого развития ООН.

Рекомендации для ЕС, представленные в этой связи, в краткосрочной, среднесрочной и долгосрочной перспективе включают в первую очередь необходимость проявить внимание к ключевым «игрокам» региона — Китаю, Индии и России – с целью укрепления связей в Евразии. Авторы подчеркивают, что всё еще сохраняется недоверие и напряжение в отношениях между сторонами, особенно в вопросах норм и ценностей: для ЕС приоритетом является гражданское общество и права человека, тогда как Китай придает первостепенное значение сохранению государство-центристской модели развития и существующего режима. [с.61] «Экономический пояс Шелкового пути» вполне может рассматриваться как один из способов достижения поставленных целей, однако ЕС необходимо сформировать целостное представление о собственной стратегической роли в регионе. [с.59] Безусловно, этого представления сейчас нет.

Да, Китай активно налаживает сотрудничество с Евразийским экономическим союзом. Предусмотрено создание обширной зоны свободной торговли и взаиморасчетов в национальных валютах, в которую на начальном этапе будут входить 20 государств и удельный вес которой в общемировом ВВП и золотовалютных резервах превысит соответственно 25 и 30%. Тем не менее, в ближайшие годы по нашему мнению и с точки зрения авторов доклада, главная Китая – Западная Европа, а не Восточная Европа и не Центральная Азия. Товарооборот между Китаем и Евросоюзом составляет примерно 500 млрд евро в год, при этом сальдо взаимной тор­говли остается устойчиво положительным в пользу Китая. Однако обострение финансового кризиса и усложнение внешних условий экономического роста затрудняют решение стратегических задач роста, как для Китая, так и для европейской экономики.

Авторы доклады достаточно корректно рассматривают роль России в развитии сотрудничества Китая и ЕС, указывая на то, что Россия официально поддержала сотрудничество ЕАЭС и «Экономического пояса Шелкового пути» в мае 2015, когда президент России В.В. Путин  подписал соглашение с Председателем КНР Си Цзиньпином. Россия с 1990-х годов стремилась установить баланс в торговых взаимоотношениях с Европой и Азией. После событий Украинского кризиса и последовавшего падения цен на нефть, в Российской внешней политике произошла переориентация на Восток. По мнению авторов доклада, новая внешнеполитическая линия России подразумевает углубление сотрудничества с государствами Тихоокеанского региона с целью уменьшить взаимозависимость с Западом, и  экономика Китая, не входящего в АСЕАН, стала опорным пунктом для этого в условиях формирования на международной арене макроэкономических блоков. Укрепляя отношения с бывшими государствами СССР в рамках ЕАЭС, Россия  и ЕАЭС сегодня нуждаются в более крупном и влиятельном партнере, каким является Китай.

Отношение авторов доклада к России и перспективам ее экономики осторожно   оптимистичное. Они признают лидерство России во многих аспектах в этом регионе (кроме экономического) и в целом видят в стране потенциального партнера, говоря о том, что эти отношения взаимовыгодны для всех. О событиях вроде Украинского кризиса и последующей утрате партнеров на Западе и переориентации на Восток они говорят как о данности, не углубляясь в причины и не критикуя действия ни одной из сторон. При этом говорят, что в таком случае этот «Пояс» лучшая площадка для укрепления связей России с государствами региона.  Идеология доклада в целом совпадает с авторитетными российскими подходами.[1]

Закономерный вопрос связан с тем, почему доклад посвящённый проблематике взаимоотношений Китая и Европейского Союза привлёк внимание экспертов ассоциации прибалтийских исследований. Это связано с несколькими причинами. Во-первых, государства Прибалтики является частью Европейского союза. Во—вторых, несмотря на демонстративно недружественный фон отношений с Российской Федерацией государства Прибалтики позиционирует себя как точки возможной смены логистической модальности. Еще одно окно для транзита Китая в Европу могло бы быть предметом диалога бизнеса и политиков всех заинтересованных стран. Однако представленный доклад, с нашей точки зрения, убедительно свидетельствует о том, что претензии Прибалтики на китайский транзит ничем не подкреплены. Государства Прибалтики не упоминаются в докладе как часть транзитного маршрута. В системе отношений между Европой и Китаем прослеживаются 3 крупных и влиятельных посредника представляющих Евразийский экономический союз: Казахстан, Россия, Беларусь. Государства Прибалтики при этом находится, как на периферии отношений России и Европы, так, и тем более, на периферии отношения Китая и Европы.

________________________________________________________________________

[1] Китай и Восточная Европа: звенья нового Шелкового пути / Отв. ред.: В. Михеев, В. Швыдко. – М.: ИМЭМО РАН, 2016. – 70 с.

Межевич Николай Маратович

Президент Ассоциации прибалтийских исследований, д.экон.н., профессор факультета международных отношений СПбГУ

Чукалова Надежда Сергеевна

Магистрант, Исследования Балтийских и Северных стран, Baltic and Nordic Studies