Николай Межевич: «Союзники по НАТО не смогли повлиять на Трампа»

Николай Межевич: «Союзники по НАТО не смогли повлиять на Трампа»

Серьезные вопросы так не обсуждаются, никакие серьезные документы на перерезании ленточки не подписываются. Поэтому больших ожиданий по поводу саммита ни у кого не было. С другой стороны, нам было важно посмотреть, как Трамп приедет в Европу. Он и приехал, как вы помните, попутно объяснив лидеру Черногории, где его место. Встреча убедительно показала, что ждать погоды на берегу натовского моря, сложив руки, — не совсем правильное решение.

— Трамп довольно жестко напомнил союзникам, что они мало тратят на оборону, и заявил, что 2% ВВП на оборонные расходы — жалкий минимум. На Ваш взгляд, это повлияет на страны Балтии?

— Конечно. Безусловно, в Альянсе будет наведена дисциплина. Все будут платить, стонать и плакать. Не все понимают, зачем это надо. Тем более что НАТО и так по военным расходам абсолютный лидер. Тем не менее взят курс на милитаризацию — отменять его никто не будет. Трамп просто решил задаться вопросом, почему все затраты должны нести американцы, и предложил разделить ответственность по справедливости.

— Думаю, все будут отдавать. Никто никуда не денется. Нравится это кому-то или нет, неважно. Это вопрос решенный. Страны Балтии готовы и больше 2% отдать, потому что экономический и политический курс, который они выбрали, ни на каком реальном уровне не предполагает суверенитет. Флаг, герб и гимн — это не суверенитет, а его оформление. Оформление останется, а суверенитет — нет. К этому надо относиться спокойно. Собственно, они точно так и делают.

— У них денег хватит?

— После саммита много говорилось о том, что Трамп обошел вниманием 5‑ю статью НАТО о коллективной обороне, отказавшись ее упоминать в своей речи. Стоит ли странам Балтии беспокоиться?

— Думаю, здесь уже наблюдается некоторая паранойя. Президент Трамп не должен начинать свой день с упоминания 5‑й статьи. Помимо НАТО, у него хватает дел — он президент отдельной и по-настоящему суверенной страны. Поэтому ради госпожи Грибаускайте он не должен три раза в сутки говорить про 5‑ю статью — это не его дело.

— У них ничего вышло. Когда маленькие мышки пытаются повлиять на большого и опытного кота, ничего хорошего не происходит. Притом что возможности лоббировать свои интересы у государств Прибалтики есть и они этим активно занимаются.

Источник: http://www.rubaltic.ru/article/politika-i-obshchestvo/06062017-soyuzniki-po-nato-ne-smogli-povliyat-na-trampa/

Дмитрий Стратиевский: «России и Западу нужно составить список взаимораздражающих факторов»

Дмитрий Стратиевский: «России и Западу нужно составить список взаимораздражающих факторов»

Николай Межевич: «Антироссийская военная истерия похожа на алкоголизм тем, что каждый раз ее нужно всё больше и больше»

Николай Межевич: «Антироссийская военная истерия похожа на алкоголизм тем, что каждый раз ее нужно всё больше и больше»

— По поводу Балтийского региона есть разные мнения. Многие, и я в том числе, говорили и писали о том, что в начале-середине 90‑х годов нам повезло. В каком плане? Пока на Балканах лилась кровь, одна война сменялась другой, в нашем регионе возник Совет государств Балтийского моря. Совет министров Северных стран распространял свои лучшие практики на постсоветском пространстве и в Восточной Европе. Складывалось такое «неоганзейское» ощущение перехода к экономическому сотрудничеству после достаточно длительной эпохи военной конфронтации.

— Предпосылки есть. Мои контакты и контакты моих коллег из экспертного сообщества, которые могут себе позволить приехать в страны Балтии, говорят о том, что воевать-то никто не хочет. Хочу обратить внимание на заявление президента Эстонии Керсти Кальюлайд: она сказала, что эстонцы не верят в военную агрессию со стороны России. Затем последовал набор дежурных обвинений касательно Минских соглашений.

Тем не менее главная для нас часть — отрицание прямой военной угрозы. Эстонский президент говорит о «гибридных угрозах», периодически говорит об Украине и Сирии, вспоминает кибербезопасность и прочие вещи, но о прямой военной угрозе речи нет. При этом военные учения в странах Балтии фактически идут непрерывно.

Здесь есть определенное противоречие: на словах слышим одно, в делах видим другое. И раз так, то мы не можем себе позволить отказаться от поисков способа урегулирования конфликтов. История не простит нас, если мы упустим пусть небольшой, но шанс на достижение согласия. Позиции наших оппонентов очень слабые, именно поэтому они не хотят встречаться. Они «закрываются» в концепции обвинения России и ничего больше не хотят слушать. Так что, с одной стороны, нам надо заботиться о собственной безопасности, с другой — стоять с протянутой рукой если не дружбы, то хотя бы сотрудничества.

— Протянуть руку непосредственным соседям или на уровень выше — их союзникам в Вашингтоне?

— С точки зрения логики и здравого смысла вопросы нужно решать в Вашингтоне, в Монсе, где находится штаб-квартира НАТО, или, может быть, в Берлине. Но за последний год у меня сложилось ощущение, что, согласно известному афоризму, не собака виляет хвостом, а хвост виляет собакой.

Иными словами, военно-политическую повестку формируют Эстония, Латвия и особенно Литва. Разрешив однажды этим государствам сформировать повестку, штаб-квартира НАТО утратила контроль над политической риторикой нескольких членов Альянса.

Но я бы и не переценивал роль Вильнюса и его единомышленников как переговорщиков на уровне Трампа. Да, Вильнюсу позволяется говорить о российской угрозе, но, когда речь пойдет о масштабном развертывании военных контингентов, возникнет вопрос: кто будет за это платить? Показательна история с американскими зенитно-ракетными комплексами Patriot в Южной Корее — платить за них приходится несколько миллиардов долларов. Президент Грибаускайте, что ли, на свою зарплату купит установку Patriot? Трамп четко сказал: подарков не будет, безопасность надо оплачивать.

— Для того чтобы удержаться у власти, Грибаускайте готова заявить о вторжении Урана на Плутон или наоборот. Политика — циничная штука. Придется ведь отвечать и за разваленную экономику, и за то, что из страны уехала треть населения, учитывая, что именно из-за милитаризма властей пострадала и так не самая мощная экономика.

— Недавно Всемирная организация здравоохранения сообщила, что Литва вышла на первое место в Европе по употреблению алкоголя. Антироссийская военная истерия похожа на алкоголизм тем, что каждый раз ее нужно всё больше и больше. Такими темпами в следующий раз и тренировка полевой кухни где-нибудь под Барановичами вызовет истерику литовских властей. Надо к этому относиться с пониманием».

Источник: http://www.rubaltic.ru/article/politika-i-obshchestvo/23052017-antirossiyskaya-isteriya-kak-alkogolizm-nuzhno-vsye-bolshe-i-bolshe/

Андрей Кортунов: «России и Эстонии следует найти новые области взаимного интереса»

Андрей Кортунов: «России и Эстонии следует найти новые области взаимного интереса»

Мы приводим полностью опубликованное на сайте РСМД интервью генерального директора Российского совета по международным делам, члена Наблюдательного совета Российской ассоциации прибалтийских исследований Андрея Кортунова порталу «Sputnik Эстония».

«Эстония и Россия могут обрести взаимный интерес, инвестируя в цифровые и биотехнологии, считает видный российский политолог, генеральный директор Российского совета по международным делам Андрей Кортунов.

В интервью Sputnik Эстония он отметил, что конференция Леннарта Мери стала одним из знаковых форумов для Северной Европы, событием из числа наиболее представительных и полезных для обмена мнениями.

«Всегда интересно послушать, сравнить сегодняшние настроения с настроениями прошлых лет, — сказал Андрей Кортунов. — Кроме того, у меня было несколько интересных и полезных встреч за рамками конференции, в том числе с министром иностранных дел Эстонии Свеном Миксером. Мы обменялись точками зрения о состоянии двусторонних российско-эстонских отношений и о ситуации в мире в целом. Я также выступил в международном центре оборонных исследований Эстонии».

— Андрей Вадимович, это не первая конференция Леннарта Мери, в которой вы участвуете. Есть ли отличия  в тоне обсуждения российской проблематики, в оценках действий России?

— Когда подводились итоги конференции, говорилось о том, что в целом настроения сегодня менее тревожные, чем это было год назад. Это относится не только к России, но и ко всем многочисленным европейским проблемам. Год назад мы были в эпицентре миграционного кризиса, хотя еще не было Brexit и нового президента США Дональда Трампа. Проблемы меняются, но они есть всегда. Самое главное отличие, по-моему, в том, что Европа привыкает к мысли об изменчивости мира. Триумфаторский настрой, который в прежние годы был свойствен европейцам, более не актуален, а европейские модели миропорядка и либеральная идеология вовсе не универсальны.

Европа осознает пределы своих возможностей, в том числе и в международной политике, начиная приспосабливаться к новым внешнеполитическим условиям и направлениям развития международной ситуации. Европейские эксперты переосмысливают способность Европы участвовать в решении тех или иных проблем. Это чувствуется по выступлениям, по общему настрою, по разговорам в кулуарах. С моей точки зрения, это скорее плюс, чем минус. Но инерция мышления все же ощущается.

Можно спорить с тем, стал ли мягче тон, который Европа использует в разговоре с Россией. Но он определенно уже не такой эмоционально негативный, как прежде. Если год назад мы слышали что-то вроде: «Вы что там в России – с ума посходили?! Вы же европейцы, вы должны следовать европейским стандартам. Вы не можете так поступать, разворачивайте все назад!»

Сейчас же ощущается понимание того, что разворота не будет. Хорошо ли это, плохо ли, но понимание изменения ситуации, наверное, и вызвало перемену тона разговора. Наши европейские партнеры привыкают к тому, что Россия идет своим путем, что представления России о должном и справедливом отличаются от европейских.

— Что или кто, по вашему мнению, может стать тем фактором, который повернет в конструктивном направлении взаимоотношения между ЕС и Россией? Каковы предпосылки для возобновления диалога?

— Диалог, вообще-то, никогда и не прерывался. Не стоит забывать, что мы живем в 21-м веке, он безвозвратно изменил систему взаимоотношений. Я бы уподобил российско-европейские отношения двухэтажному дому с чердаком. Первый этаж — это некие принципы поведения, свод правил, основы взаимной безопасности, каналы общения. Второй этаж — Европа режимов. Отношения в этом веке никак не укладываются в форматы века двадцатого, в рамки холодной войны, они намного более развиты, сложны и переплетены. Культурный обмен, человеческое общение, коммерция — все это идет своим чередом и развивается, несмотря на холод и застой на первом этаже. Ну а чердак — это сотрудничество экспертного сообщества, примером которого можно считать и конференцию Леннарта Мери. Фактически это работа над будущим развитием отношений.

В экспертном сообществе есть свои ястребы и свои голуби. На конференции в Таллинне слышно было и тех, и других. Но чем более экстремистских взглядов придерживается эксперт, тем ближе его суждения к пропаганде и тем дальше они от реальной пользы. Эксперт должен оставаться отстраненным. Эмоции не должны застилать ему глаза, это мешает трезвости суждений и прогнозов. Можно к России относиться по-разному, но конструктивным окажется лишь отношение к ней как к потенциальному партнеру, понимание мотивации действий, принципов принятия решений.

— Но каковы все же конструктивные направления сотрудничества, скажем, с Эстонией?

— Стоит отметить, пока санкции против России являются неким символом европейского единства, нам всем не удастся добиться видимого прогресса взаимоотношений. И можно поспорить с тем, насколько эти санкции отвечают интересам Европейского союза. Что касается Эстонии, то эта страна — хорошая инвестиционная площадка, надежная, стабильная, имеющая выгодное геополитическое положение.

Затянувшаяся экономическая стагнация стран региона доказывает, что всем нам следует переходить к новым моделям развития. Раз тот же транзит российских грузов, который прежде обеспечивал Эстонии и России взаимную выгоду и обоюдную заинтересованность, более «не работает», следует найти новые области взаимного интереса.

Такими областями приложения сил могли бы стать цифровые технологии, которыми сильна Эстония, опередившая Россию и многих своих союзников в Европе. Интересными обеим странам могли бы быть биотехнологии, базу развития которых могла бы предоставить Россия».

Источник: http://russiancouncil.ru/analytics-and-comments/comments/estoniya-otlichnoe-mesto-dlya-investitsiy/

«Прогноз демографа: через сто лет латыши могут исчезнуть»

«Прогноз демографа: через сто лет латыши могут исчезнуть»

Газета Pravda.ru, сославшись на прогноз главы рижского офиса Международной организации по миграции, попросила Президента Ассоциации прибалтийских исследований Николая Межевича прокомментировать демографические тенденции и перспективы Латвии.

«Глава рижского офиса Международной организации по миграции (МОМ) Илмарс Межс заявил, что при том уровне рождаемости и смертности, который наблюдается в настоящее время, население Латвии может через сто лет вообще исчезнуть. передает издание Latvijas Avize.

Согласно статистике, за последние пять лет Латвия потеряла 92 тысячи человек, а это — почти пять процентов населения страны.

«В каждом следующем поколении число людей меньше, чем в предыдущем. Не нужно быть экспертом, чтобы понять, что вечно это продолжаться не может. Основываясь на этих данных, можно прогнозировать, что нам осталось примерно сто лет», — сказал эксперт.

Однако эту тенденцию вполне можно переломить, считает Межс. По его мнению, достаточно в каждой семье растить двоих, а лучше троих детей. Тогда число латышей останется неизменным и сто лет спустя…

6 мая его коллега Петерис Звдриньш заявил в интервью «МК-Латвия», что республика вошла в первую десятку стран мира по темпам убыли населения. Ежегодную депопуляцию страны он оценил в один процент общего числа жителей.

В апреле Межс высказал мнение, что большинство эмигрировавших из республики жителей уже не вернутся, сообщал сайт EurAsia Daily. По его словам, Латвия не может похвастаться положительными примерами их возвращения на родину.

Сегодня население Латвии составляет около 1,9 миллиона человек.

О том, что прибалтийские страны, в том числе и Латвия, сильно опустели за последние годы, пишут многие эксперты. Если появятся какие-то предприниматели, которые захотят открыть производство, для них уже не будет местной рабочей силы.

 — «Опустели» — это очень деликатно сказано, — считает профессор кафедры европейских исследований факультета международных отношений СПбГУ, президент Российской ассоциации прибалтийских исследований Николай Межевич. — По демографическим потерям, сочетанию миграции и отрицательного естественного прироста Латвия находится на первом месте в Европе. Это катастрофа! Более менее жизнь идет в одном городе, мы его знаем: это Рига. А остальная часть территории превращается в биологический резерват».

Источник: https://www.pravda.ru/news/world/formerussr/latvia/15-05-2017/1334051-demographics-0/

Страница 1 из 3512345...102030...Последняя »