Генеральный директор ФНЭБ Константин Симонов: «История с Беларусью сложная и комплексная»

Аналитический портал «Евразия.Эксперт» опубликовал большой материал «Что хотел сказать России Лукашенко?», в котором российские и белорусские эксперты комментируют недавние высказывания главы Беларуси Александра Лукашенко. Своё мнение высказал и Генеральный директор Фонда национальной энергетической безопасности, член Наблюдательного совета РАПИ Константин Симонов.

«Конфликт заключается в том, что в 2016 г. Беларусь в одностороннем порядке изменила формулу расчета цен на газ, хотя есть контракт между «Газпромом» и белоруской стороной. А поскольку деньги они перечисляют авансом, соответственно, стали платить столько, сколько считают нужным. И образовался долг, который сначала достиг $300 млн, после чего российская сторона начала переговоры по новой формуле.

Что самое удивительное: насколько мне известно, к лету была договоренность о новой формуле цены, и было понимание с российской стороны, на какие уступки мы готовы идти. Лукашенко практически получил требуемую цену. Там речь шла, что скоро произойдет переход на внутрироссийскую цену. Самое главное, на чем настаивал Лукашенко, – это чтобы цена была привязана не к Европе по принципу нетбэка, то есть цена откладывалась от европейской с вычетом расходов и прочих вещей, а наоборот, она бы плюсовалась к внутрироссийской цене. А российские цены растут крайне слабо, практически не растут. Потом она должна была уравняться с российскими ценами, и Беларусь смогла бы получать газ по цене Смоленской области. И там был момент, что мы [Россия – «ЕЭ»] соглашаемся с новой формулой цены, но вы заплатите за потребленный газ по старой цене. Но А. Лукашенко сначала соглашался, но затем отказался. И сейчас долг превысил полмиллиарда [долларов – «ЕЭ»].

В 2016 г. Россия сократила поставки нефти в Беларусь. В итоге у нас по 2016 г. поставки упали на 20% – для Беларуси это много. Они хотели потреблять 23-24 млн [тонн нефти – «ЕЭ»] – получили 18. Это серьезный удар по белорусскому бюджету. Лукашенко об этом и говорил – мы же спорили про газ, а вы ударили по нефти. Хотя, что значит ударили? Лукашенко с начала года ввел новые тарифы на транспортировку нефти по территории Беларуси. Тогда Россия опять заявила, что никаких 24 млн в 2017 г. Беларусь не получит на переработку. В этом плане у нас нет обязательства 24 млн поставлять на белорусские заводы, Россия здесь никаких контрактных обязательств не нарушает. А Беларусь их нарушила уже дважды.

У нас две крайности присутствуют. Одна крайность – Беларусь – братская страна, давайте везде пойдем на уступки. Другая крайность – давайте с ними исходить из мировых цен. Мы прекрасно понимаем, что с Украиной так и пытались строить отношения по принципу «мы с вами, как на мировом рынке, ничем не связанные партнеры». Кончилось это известными проблемами. Понятно, что Беларусь выполняет ряд политических функций. Вопрос всегда в цене и себестоимости этих историй.

При расчетах надо смотреть не только на цены на энергоносители, но и, например, на атомную станцию которую мы строим на свои деньги. Причем большой вопрос, для чего она нам нужна. Поэтому история с Беларусью сложная и комплексная, и самое удивительное, что никто никогда на эту проблему комплексно не смотрел и все это дело не обсчитывал – по крайней мере, я такого не видел ни разу».

Источник: http://eurasia.expert/chto-khotel-skazat-rossii-lukashenko/

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *