Николай Межевич: «Не может быть одновременно антироссийского МИД Эстонии и пограндоговора»

Президент Российской ассоциации прибалтийских исследований, доктор экономических наук, профессор СПбГУ Николай Межевич дал интервью информационно-аналитическому порталу RuBaltic.ru, в котором детально прокомментировал интервью президента Эстонии Керсти Кальюлайд радио «Эхо Москвы».

Напротив, Кальюлайд не развивала конфронтацию там, где это было возможно. Она заявила о традиционных позициях Эстонии в вопросах НАТО, Крыма, в оценке степени эстонского суверенитета и так далее. Но сделала это она достаточно корректно, особенно по сравнению с недавней риторикой министра иностранных дел Эстонии Свена Миксера, министров обороны, юстиции и прочих чинов. Выступление Кальюлайд — очень осторожное, но всё-таки новое слово в политической повестке Эстонской Республики.

Более того, статус-кво в Европе изменился отнюдь не после присоединения Крыма. События стали менять его гораздо раньше: после распада Югославии, дестабилизации Ближнего Востока и Северной Африки. Крым уже состоялся тогда, как не существовало и прежнего международного права. Милитаризация мировой политики тоже началась задолго до Крыма. В том числе милитаризация и тяготение к НАТО в странах Прибалтики. Крым стал удобным поводом — именно поводом, а не причиной — для того, чтобы развернуть мощнейшую антироссийскую кампанию и заявить о своих исторических фобиях.

Потом уже началась «политика»: попытка эстонской стороны вставить в преамбулу согласованного договора ссылку на Тартуский мир 1920 года вернула процесс ратификации к началу. Сейчас процесс ратификации идет по второму кругу. Договоры о границе или о мире обладают особым статусом, являются наиболее важными и значимыми документами. Это эпохальные вещи. Россия со своей стороны внимательно смотрит на договор о границе и понимает, что факт его ратификации — знак состояния российско-эстонских отношений. Не может быть одновременно антироссийских выступлений главы МИД Эстонии и пожиманий рук и взаимных поздравлений по случаю ратификации договора. Так не бывает.

— Говоря о правах человека, Кальюлайд отметила, что вопрос гражданства — не главное. И добавила, что жители Эстонии давно выбрали то гражданство, которое было им удобнее. Можно ли с этим согласиться?

Это не совсем добровольное действие. Это реакция на преследование со стороны государства, на процессы конца 1980‑х и начала 1990‑х годов, когда сотни тысяч людей лишили гражданства несмотря на то, что многие родились в Эстонии. Они могли выучить язык и Конституцию, принести присягу, но лишение гражданства — преступление, а вовсе не свободный выбор. Почти никто не отказывался от эстонского гражданства в 1991 году. Людей его лишали. В этом была суть государственной конструкции Эстонской Республики.

Или представим, что человек работает инженером по наладке энергетического оборудования в Улан-Удэ. Он откажется переехать в Нарву, Силламяэ, Кохтла-Ярве? Конечно, нет. Переезд в советскую Прибалтику воспринимался как переезд в более комфортные условия. Это факт. Я много писал о том, что по уровню жизни советские Литва, Латвия и Эстония были впереди других союзных республик.

Отрицать это тоже некорректно и попросту неверно с экономической точки зрения».

Фото © RuBaltic.ru

Источник: http://www.rubaltic.ru/article/politika-i-obshchestvo/03042017-ne-mozhet-byt-odnovremenno-antirossiyskogo-mid-estonii-i-pograndogovora/

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *