Сергей Лавров: «Москва никогда не пыталась удержать Прибалтику насильно»

Сергей Лавров: «Москва никогда не пыталась удержать Прибалтику насильно»

Министр иностранных дел Российской Федерации Сергей Лавров дал большое интервью шведской газете «Dagens Nyheter», где отдельное внимание было уделено теме отношений России с Прибалтийскими государствами.

«Москва никогда не пыталась удержать Прибалтику насильно и выступала за сотрудничество», — заявил министр иностранных дел России Сергей Лавров в интервью шведской газете Dagens Nyheter.

«Насчет того, что они „боятся своего большого соседа“. Когда исчезал СССР, они провели свои референдумы и были отпущены с миром, никто им не угрожал. Там имели место некоторые эксцессы, в том числе в Вильнюсе, в телецентре. До сих пор, к сожалению, людей преклонного возраста, которые ни на каких гражданских лиц не нападали, а просто защищали телецентр, выполняя приказ, таскают по литовским судам и пытаются обвинить во всех смертных грехах. Считаю, что это мелко и непорядочно», — сказал глава МИД РФ. Он напомнил, что Советский Союз никакой попытки удержать насильно Прибалтику не предпринимал — однако благодарности за это не последовало. «Даже более того, последовали претензии на компенсации якобы за ущерб от СССР. Стали говорить, что Советский Союз их „насиловал, использовал, эксплуатировал“. До сих пор больные люди выставляют какие-то счета на 180 млрд евро, не знаю, за что. За то, что мы создали там промышленность, модернизировали их экономики, вкладывая в них на душу населения намного больше, нежели непосредственно в РСФСР?

Рассуждая о проблеме наличия института массового негражданства в Латвии и Эстонии, Сергей Лавров отметил, что Россия требует «не каких-то надуманных вещей, а только того, что содержится в рекомендациях Совета Европы, ОБСЕ и Комитета ООН по ликвидации расовой дискриминации». «Нам постоянно говорят, что у них все хорошо — число этих неграждан сокращается. Но по нашей статистике это количество сокращается за счет того, что люди умирают, кто-то из них отчаялся и попросил российское гражданство, кто-то просто уехал. Темпы предоставления гражданства очень низкие», — напомнил Лавров».

Источник: https://eadaily.com/ru/news/2017/04/30/lavrov-pribaltikoy-upravlyayut-bolnye-lyudi

Лавров также отметил, что именно политические лидеры Прибалтийских государств сейчас играют главную роль в нагнетании антироссийской риторики: «Их приняли в НАТО, но никакого успокоения не пришло, особенно к нашим литовским соседям. Более того, сейчас они являются самым агрессивным русофобским ядром, которое заставляет НАТО, используя принцип консенсуса, идти по устойчивому антироссийскому курсу».

Источник: http://www.1tv.ru/news/2016-04-29/301311-glava_mid_rf_sergey_lavrov_dal_bolshoe_intervyu_shvedskoy_gazete_dagens_nyheter

Андрей Клемешев: «Социокультурная проблематика носит даже более стратегический характер, чем какая-либо другая»

Андрей Клемешев: «Социокультурная проблематика носит даже более стратегический характер, чем какая-либо другая»

В Калининграде 29 апреля Экспертный институт социальных исследований (ЭИСИ), выступающий в качестве экспертной площадки администрации президента, провел стратегический семинар «Россия-2030». В работе семинара принял участие ректор Балтийского федерального университета им. И.Канта, член Наблюдательного совета РАПИ Андрей Клемешев. 

«Глава совета директоров ЭИСИ, декан кафедры политологии МГУ Андрей Шутов, открывая мероприятие, отметил, что цикл семинаров призван помочь выработке концепции развития страны совместными усилиями власти и общества.

В ходе дискуссии на семинаре обсуждались также восприятие россиян европейцами, информационное воздействие, демография и социальные настроения. Ректор БФУ Андрей Клемешев в беседе с «Известиями» отметил, что социокультурная проблематика бывает зачастую важнее экономической.

— В силу геополитического положения в Калининградской области любые региональные тенденции имеют быстрый отклик, регион «хрупкий» в этом плане, он подвержен внешнему влиянию, — сказал эксперт. — Очень часто проблемы эксклавов, и в том числе нашей территории, сводят только к экономическим проблемам. Это неправильно. Социокультурная проблематика — язык, ценности — носит даже более стратегический характер, чем какая-либо другая.

Клемешев также подчеркнул важность общих объединяющих идей для цементирования общества.

— Когда мы говорим об образе России, то должны иметь ясное понимание нашей истории, представлять наше настоящее, только тогда мы сумеем правильно конструировать образы России, к которым мы будем двигаться, и они будут нас объединять, а не разъединять, — сказал Клемешев.

Вопрос о формировании единого смыслового поля стал одной из важных тем дискуссии. Эксперты отметили необходимость формирования общего понятийного аппарата для выработки общей системы ценностей. В частности, было отмечено, что в употребление вошел целый ряд слов-маркеров, которые трактуются разными аудиториями по-разному. В качестве примера Андрей Клемешев в беседе с «Известиями» привел понятие «рыночная экономика», интерпретация которого, как отметил эксперт, «у каждого своя». То же самое касается выражения «социальная справедливость» — Клемешев пояснил, что одни понимают под этим «уравнитель», другие — «какие-то близкие стартовые позиции».

— У нас есть вехи, объединяющие нас. Когда мы говорим о Великой Отечественной войне, это объединяло в предшествующие годы все поколения, невзирая на разные политические взгляды. Нам надо исходить из того, что общая система ценностей должна интегрировать наше общество. Будущее — это один из важнейших инструментов интеграции общества и его мобилизации в позитивном плане, не военизированном, — подчеркнул Клемешев».

Фото © ТАСС/Виталий Невар

Источник: http://izvestia.ru/news/696089

Деловые новости: «Трибунал над коммунизмом станет ключевым шагом к реабилитации нацизма»

Деловые новости: «Трибунал над коммунизмом станет ключевым шагом к реабилитации нацизма»

В материале «Деловых новостей», посвященном активно обсуждаемой в Прибалтике идее «международного антикоммунистического трибунала», свое мнение по проблеме высказали и эксперты Ассоциации прибалтийских исследований — руководитель исследовательских программ фонда «Историческая память» историк Владимир Симиндей и эстонский правозащитник Сергей Середенко.

«Идея международного трибунала над коммунизмом не нова, но теперь, воспользовавшись антироссийской истерией на Западе, Прибалтика пытается вывести ее на международный уровень. Что будет означать подобное судилище на практике? Корректно ли оно с юридической точки зрения? И что пытаются скрыть страны Балтии, лоббируя данную идею?

Уже многие годы власти Литвы, Латвии и Эстонии лелеют мысли об организации своеобразного «Нюрнберга-2». Идейная начинка у него будет немудрёная: советский коммунизм является столь же преступным режимом, как и германский нацизм, но, в отличие от последнего, не получил соответствующей оценки на международном уровне. Значит, этим придется заняться Прибалтике – как пострадавшей стороне.

Первые конкретные предложения о проведении «антикоммунистического трибунала» прозвучали в 2015 году – в ходе конференции, проводившейся эстонским «Музеем оккупации» с участием гостей из Латвии, Литвы, Польши, Чехии, Словакии, Венгрии и Грузии. Тогда профессор литовского Института международного права и права Евросоюза Университета Миколаса Рёмериса Юстинас Жилинскас сказал газете Lietuvos zinios, что «создание международного трибунала по расследованию преступлений коммунизма было бы очень символическим актом в плане закрепления исторической памяти». Однако, по мнению профессора, это «вряд ли бы помогло реально привлечь к ответственности лиц, осуществлявших коммунистические репрессии, потому что живых таких лиц, во всяком случае в Литве, практически не осталось».

Сейчас этот вопрос перешел уже на уровень министерств юстиции: в феврале минюсты Литвы и Латвии получили от эстонских коллег предложение начать консультации об учреждении «международного трибунала по расследованию преступлений коммунизма». Дает ли это проекту реальные перспективы? Историк Владимир Симиндей (кстати, уроженец Риги и руководитель исследовательских программ фонда «Историческая память») считает, что в какой-то мере – да: Латвия, Литва и Эстония попытаются воспользоваться антироссийской истерией, чтобы вывести свои политико-исторические претензии к Москве на международно-правовой уровень. «Действующих юридических форматов у прибалтов для этого нет, вот и приходится выдумывать что-то «самолепное». Пока Россия сильна, эта политическая игрушка суда над общей историей за счет РФ и русских не имеет серьезного значения, но внесет в общий хор дополнительный «скрежет». Ну и не будем забывать, что «титульный» электорат в Прибалтике тамошним политическим силам все еще можно как-то мобилизовать на переплетении русофобии и антикоммунистической риторики», – заявил Симиндей.

В свою очередь, доктор политических наук, кандидат исторических наук, доцент Санкт-Петербургского университета Наталья Еремина напоминает, что международные трибуналы учреждаются в том числе для подведения итогов военных действий – с их помощью перед лицом судей можно доказать человеческие потери, причиненный ущерб и так далее. То есть трибуналы проводят страны-победители.

 «А здесь мы видим, что инициаторы – это европейская периферия, с мнением которой в ЕС особо не считаются. Между странами – инициаторами подобного трибунала и СССР, олицетворяющим коммунистическую систему, войны не было. Более того, «оккупационный» статус, которым прикрываются страны Прибалтики, должен сопутствовать именно военным действиям и учреждаться на территории противника. Поэтому в данных государствах столь большое внимание уделяется тем военным формированиям (те же легионеры «Ваффен СС»), которые воевали против советской армии, видимо, в попытках как раз доказать наличие войны. Перед Эстонией, Латвией и Литвой стоит задача доказать, что они были оккупированы. И это рассматривается прибалтийскими властями как шанс отстоять свою якобы непричастность к коммунистической идеологии (хотя на самом деле многие политические деятели.

Прибалтики непосредственно были с ней связаны – взять, к примеру, президента Литвы Далю Грибаускайте, являвшуюся высокопоставленным коммунистическим функционером) и таким образом провести «очищение». В подобном смысле требование создать трибунал – это и политический акт, связанный со строительством этнонациональных государств в Прибалтике. И они полагают, что в результате деятельности трибунала «оккупацию» уже никто не посмеет оспаривать», – заявила Еремина.

По ее словам, вопросы признания «оккупации» и осуждения коммунизма тесно взаимосвязаны. «Но данные темы полагаются не только ступеньками в развитии этноцентричного государства, но и инструментом экономического давления на Россию. Обратите внимание на то, что призывы к созданию трибунала обоснованы и необходимостью получить компенсации за страдания и принудительный труд в СССР. И с кого же прибалты еще могут получить эти компенсации, как не с наследницы СССР, то есть России? При этом их, конечно, не волнуют страдания и потери, а также принудительный труд в лагерях многочисленных представителей русского населения. Более того, в Эстонии, Латвии и Литве уже назначили русских виновными в распространении коммунизма и «оккупации» Прибалтики», – предупреждает она.

«Вильнюс, Рига и Таллин воспринимают учреждение Дня памяти жертв сталинизма и нацизма, Резолюцию ПАСЕ об осуждении тоталитарных коммунистических режимов, Резолюцию ПА ОБСЕ о воссоединении разделенной Европы и всевозможные декларации, принимаемые в странах Восточной Европы об осуждении коммунизма, как инструменты воздействия на общественное мнение – чтобы все-таки превратить идею о международном трибунале в практику». Однако, считает Еремина, если будет осужден коммунизм (а именно коммунисты выступали основными историческими оппонентами и реальными противниками нацизма и фашизма), это автоматически приведет к нивелированию преступлений нацизма. «Коммунизм и нацизм во многих резолюциях и декларациях уже приравняли друг к другу, хотя это разные явления. Если нацизм – это прежде всего идея ультранационализма и агрессивного национализма, то коммунизм, напротив, – это идея интернационализма. Существует серьезная опасность того, что понимание угроз нацизма будет ослабевать. И, на мой взгляд, нет лучшего средства окончательно дискредитировать международные уголовные процедуры, как учреждение подобного трибунала», – заключает эксперт.

Известный эстонский правозащитник, специалист по конституционному праву Сергей Середенко провел  юридический «разбор полетов» по идее антикоммунистического трибунала. Он подчеркивает, что обозначить «специфически коммунистические преступления» и криминализовать их до сих пор получается плохо – хотя попытки предпринимаются. Так, понятие «коммунистических преступлений» вводит, например, польский Закон об «Институте национальной памяти» («Комиссии по расследованию преступлений против польского народа») от 18 декабря 1998 года. В данном нормативном акте этим термином обозначаются «деяния, совершенные должностным лицом коммунистического государства в период с 17 сентября 1939 г. по 31 июля 1990 г., представляющие собой репрессии или иные формы нарушений прав человека по отношению к какому-либо лицу или социальной группе, а также иные действия, совершенные в связи с такими репрессиями и составляющие состав преступления согласно уголовному законодательству, действовавшему в момент их совершения».

Также, напоминает Середенко, попытка разобраться в «специфически коммунистических преступлениях» была предпринята ПАСЕ в резолюции № 1481 от 25 января 2006 года «Необходимость международного осуждения преступлений тоталитарных коммунистических режимов». В этой резолюции говорится о том, что «все тоталитарные коммунистические режимы, правившие в XX веке в странах Центральной и Восточной Европы и до сих пор остающиеся у власти в ряде государств мира, характеризуются массовыми нарушениями прав человека (включая индивидуальные и коллективные убийства и казни), гибелью людей в концентрационных лагерях, смертями от голода, депортации, пыток, рабским трудом и другими формами массового физического террора, преследованиями по этническим и религиозным основаниям, нарушением свободы совести, мысли и слова, свободы прессы, а также отсутствием политического плюрализма».

Однако, по мнению эксперта, данные обвинения можно предъявить коммунистической идеологии только частично. «Например, коммунистическая идеология, будучи глубоко интернациональной, не приемлет преследований по этническим основаниям – подобные обвинения можно прежде всего адресовать националистической идеологии. Там, где националистическая и фашистская идеологии утверждают режим расовой дискриминации, коммунистическая идеология стремится к режиму социальной (классовой) дискриминации, выражением которого является «классовая борьба» и установление «диктатуры пролетариата». Характерно, что в указанной резолюции ПАСЕ не приведен такой специфически коммунистический тип терроризма, как «красный террор». Женевская Декларация о терроризме 1987 года, дающая описание «государственного терроризма», воздерживается от привязки этого явления к какой-либо идеологии», – говорит Середенко.

Правозащитник подчеркивает, что между фашистской и коммунистической идеологиями есть ощутимая разница научного свойства. «Преамбулы Декларации ООН и Международной конвенции о ликвидации всех форм расовой дискриминации содержат четкое отношение к «научным» обоснованиям идеи расового превосходства: «Всякая теория расового различия или превосходства в научном отношении ложна, в моральном отношении предосудительна, в социальном отношении несправедлива и опасна – и ничто не позволяет оправдывать расовую дискриминацию ни в теории, ни на практике». Социальные же, и, в первую очередь, имущественные различия, с которыми в целях установления не только формального, но и фактического равенства борется коммунизм, являются объективно существующими и научно обоснованными», – говорит Середенко.

Эксперт напомнил, что в свое время венгерские коммунисты через Европейский суд по правам человека добились отмены запрета на ношение красных звезд в своей стране. Он также выделил тот важный факт, что, в отличие от нацистов, мировой коммунизм не был побежден в войне – от него отказались по доброй воле. При этом теорию научного коммунизма никто не опроверг, напротив, многие исследователи общественных процессов до сих пор строят свои изыскания на базе марксистских идей.

По большому счету нынешняя идея с трибуналом – личная инициатива главы министерства юстиции Эстонии Урмаса Рейнсалу. «За минувшие двадцать пять лет у эстонских ультраправых никаких новых мыслей не появилось. Полтора года назад он со своими коллегами, министрами юстиции Литвы и Латвии, подписал пакт о том, что они будут совместно требовать у России компенсаций за «оккупацию». У человека две идеи фикс – трибунал по коммунизму и компенсации с России. Правда, наш бывший премьер-министр Таави Рыйвас тогда одёрнул Рейнсалу – дескать, никаких денег у России требовать мы не станем», – напомнил правозащитник.

Мнение эксперта «Деловых Новостей»: «Вообще же вся эта риторика о трибуналах и компенсациях – продукт, в первую очередь, для внутреннего потребления, способ завоевать голоса избирателей. Очень сомневаюсь, что какие-то практические шаги по организации этого трибунала будут предприняты в действительности», — поделился мнением политолог Петр Лисков«.

Фото © stena.ee

Источник: http://delonovosti.ru/editor/3915-tribunal-nad-kommunizmom-stanet-klyuchevym-shagom-k-reabilitacii-nacizma.html

Тимофей Бордачев: «После Brexit Берлин становится единоличным лидером ЕС».

Тимофей Бордачев: «После Brexit Берлин становится единоличным лидером ЕС».

Как изменятся отношения США и Германии в ближайшем будущем? В материале «Майн либер фройнд» Lenta.ru привела комментарии ведущих российских экспертов по международным отношениям. Свою точку зрения высказал и директор Центра комплексных европейских и международ­ных исследований факультета Мировой экономики и мировой политики НИУ-ВШЭ, программный директор Фонда клуба «Валдай» Тимофей Бордачев.

«10 апреля газета Hamburger Abendblatt сообщила шокирующую новость: гамбургский отель Vier Jahreszeiten отказался принять у себя на время проведения саммита G20 американскую делегацию во главе с Дональдом Трампом. Это известие моментально разлетелось по немецким и зарубежным СМИ. Через некоторое время, впрочем, выяснилось, что отказ обусловлен сугубо техническими соображениями — номера в гостинице уже были забронированы российской делегацией. Тем не менее эта ситуация сама по себе довольно показательна: журналисты и их читатели с легкостью поверили, что администрация отеля могла отказать президенту США. Произошло это потому, что за последнее время в американо-немецких отношениях накопилось изрядное количество проблем и взаимных претензий, а лично Трамп большинству граждан ФРГ не симпатичен. Как в сложившихся условиях будут развиваться отношения Германии и Соединенных Штатов — разбиралась «Лента.ру».

О том, что никакой личной химии между Дональдом Трампом и Ангелой Меркель не возникнет, было понятно задолго до их первой официальной встречи. Еще в 2015 году, когда журнал Time назвал немецкого канцлера человеком года, Трамп в Твиттере сухо заметил, что титул достался политику, «разрушающему Германию». А уже будучи президентом миллиардер назвал проводимую Меркель политику открытых дверей для беженцев «катастрофической ошибкой».
Объектом беспощадной критики Трампа стало отношение немцев к членству в НАТО. Американский лидер напомнил, что участники блока обязаны тратить на оборону два процента ВВП. В настоящее время из 28 членов Североатлантического альянса лишь пятеро (включая сами США) выполняют эту норму. Если бедная Эстония и пребывающая в кризисе Греция могут тратить, сколько положено, то почему процветающая Германия — нет?

Обсудить этот и многие другие вопросы Меркель и Трамп должны были во время визита немецкого лидера в Вашингтон. По итогам трехчасовых переговоров госпожа канцлер дипломатично заметила, что она довольна и приемом и самой беседой с визави. Однако у наблюдателей сложилось впечатление, что встреча прошла не слишком гладко и противоречия сняты не были. Ярким штрихом стал эпизод, когда Трамп во время протокольной съемки перед началом переговоров отказался пожать руку Меркель.

А на следующий день после завершения визита немецкого канцлера хозяин Белого дома и вовсе предъявил счет Берлину, написав в Twitter, что «многие страны в прошедшие годы задолжали США внушительные денежные суммы, и эти государства должны выплатить накопленные долги». The Sunday Times даже назвала конкретную сумму, которую, по мнению Вашингтона, Берлин якобы должен НАТО (читай: США) за оборону — 375 миллиардов долларов.

Это вызвало крайне негативную реакцию немецкой элиты. Глава немецкого МИД Зигмар Габриэль назвал абсурдным предположение, что в ближайшие несколько лет Германия будет тратить на бундесвер 70 миллиардов евро. Министр добавил, что Берлин готов делать больше для обеспечения безопасности, однако немецкие власти не считают, что это должно сводиться к повышению расходов на оборону. Так, по его словам, Германия тратит много денег на прием беженцев, которые вынуждены были покинуть дома, как раз из-за того, что у них на родине проблемы не удалось решить военным путем. «Таким образом, мы видим, что может произойти, когда концентрируется внимание только на повышении военных расходов», — заявил Габриэль.

Обозреватель Deutsche Welle Бернд Ригерт в свою очередь написал: «Надеюсь, канцлер ФРГ напомнила несведущему президенту, что Берлин уже не одно десятилетие оплачивает функционирование различных американских военных учреждений на территории ФРГ. Речь идет о миллиардных суммах».

Еще один вопрос, волнующий немцев — отношение Трампа к Евросоюзу. «Совершенно неважно, будет существовать ЕС или же развалится. Вы смотрите на Евросоюз и видите Германию, это просто инструмент для Германии», — откровенно заявлял 45-й президент США .

«Трамп абсолютно открыто приветствовал Brexit, против которого активно выступала ФРГ, как крупнейшая страна Евросоюза. В Германии боятся, что США будут выступать за распад Евросоюза. Немцы не понимают, насколько США и дальше заинтересованы в Европе», — сообщил ведущий научный сотрудник Института мировой экономики и международных отношений РАН Александр Кокеев.

Тревожит Берлин и отношение Трампа к глобализации и существующим правилам свободной торговли. Едва заселившись в Белый дом, он похоронил один из главных международных проектов своего предшественника — создание Транстихоокеанского торгового партнерства и Трансатлантического торгового и инвестиционного партнерства. Неприятный осадок остался и после обещания Трампа ввести 35-процентный налог на ввоз в США автомобилей немецких марок. Учитывая, что Соединенные Штаты — главный торговый партнер Германии (двусторонний товарооборот превышает 173 миллиарда долларов в год), к угрозам ввести ограничительные меры там отнеслись серьезно.

Тем не менее, отношения Берлина и Вашингтона остаются стабильными. Дело в том, что обе стороны, несмотря на обилие взаимных претензий, нуждаются друг в друге. Для Германии США остаются гарантом безопасности. За годы пребывания под зонтиком НАТО немцы совершенно разучились обеспечивать свою оборону. К тому же, как уже было отмечено, Берлин не хочет увеличивать свои военные расходы, а экономить в этой сфере можно лишь одним образом — делегировав большую часть связанных с безопасностью вопросов американцам.

Еще одна проблема — взаимодействие Берлина с соседями по Евросоюзу. С одной стороны, поддержка со стороны Вашингтона, добавляет ему политического веса (это особенно важно, когда речь идет о переговорах с такими строптивыми странами, как Польша). С другой — то, что у Германии есть патрон в лице США, действует на европейцев успокаивающе. «Немцев подозревают в желании стать гегемоном ЕС, многие страны союза это пугает, — говорит председатель Совета по внешней и оборонной политике Федор Лукьянов. — А, если Берлин демонстрирует приверженность принципам атлантизма и готовность следовать в фарватере Соединенных Штатов, ситуация уже не кажется такой пугающей».

Аналогичного мнения придерживается и директор Центра комплексных европейских и международных исследований факультета Мировой экономики и мировой политики НИУ ВШЭ Тимофей Бордачев. «После Brexit Берлин становится единоличным лидером ЕС. Поддержка Вашингтона ему нужна, чтобы эффективнее взаимодействовать с другими европейскими столицами и уверенно вести переговоры с Лондоном об условиях развода», — считает политолог.
Что касается США, то они привыкли видеть в Берлине один из главных центров силы в Европе, который готов быть проводником их влияния. Что же касается озвученных Трампом претензий и угроз, то относиться к ним стоит со скепсисом. «То, что немцы задолжали Вашингтону за оборону — не Трамп придумал. Просто он в свойственной ему манере, резко и вслух это все высказал. Цифры, которые якобы Трамп передал Меркель, взяты с потолка. Это примерно, как калькуляция стран Прибалтики на тему сколько Россия им должна за годы оккупации. Всерьез это никто, конечно, не воспринимает», — уверен Лукьянов.

«США нужен такой Европейский союз, который будет работать в соответствии с американскими экономическими интересами. Обеспечить это проще всего при посредничестве Берлина», — полагает Бордачев.

Правда, по словам эксперта, хотя США и Германия заинтересованы в поддержании хороших отношениях друг с другом, степень этой заинтересованности разная. «Соединенные Штаты нужны их партнерам в Европе гораздо больше, чем эти партнеры американцам. У Вашингтона есть выбор с кем в ЕС взаимодействовать, а европейцам США заменить некем», — резюмировал Бордачев».

Источник: https://lenta.ru/articles/2017/04/20/why_cant_we_b_friends/?utm_medium=source&utm_source=rnews

Владимир Оленченко: «Немаловажный аспект приезда Меркель в Москву – это нежелание оказаться на политической обочине»

Владимир Оленченко: «Немаловажный аспект приезда Меркель в Москву – это нежелание оказаться на политической обочине»

Портал Vesti.lv приводит слова члена Ассоциации прибалтийских исследований, старшего научного сотрудника Центра европейских исследований ИМЭМО РАН Владимира Оленченко, касающиеся перспектив возможного визита канцлера Германии Ангелы Меркель в Москву 2 мая.

«Как утверждают немецкие СМИ, канцер Германии собирается посетить Москву 2 мая. Политолог Владимир Оленченко выразил мнение, что один из мотивов приезда Ангелы Меркель – нежелание оказаться на политической обочине.

Канцлер Германии Ангела Меркель собиралась приехать в Москву не ранее, чем будет достигнут прогресс по урегулированию на Украине и в Сирии, однако ее позиция резко изменилась, пишет немецкое издание Spiegel.

По сведениям издания, Меркель приедет в Москву 2 мая. В Берлине обосновали встречу в Кремле подготовкой к саммиту G20, который пройдет в Гамбурге в июле. «В действительности этот визит – попытка предотвратить худшее», – говорится  в статье.

По версии журналистов, немецкие дипломаты считают крайне опасной ситуацию на Украине. За последние месяцы положение дел в Донбассе ухудшилось, а победа Дональда Трампа на выборах президента США смешала все карты в мировой политике.

После избрания Трампа в Берлине опасались, что он договорится с Путиным по Украине «в обход» европейцев и «за спиной» у Меркель. «Однако получилось наоборот. Вашингтон выбрал настолько сдержанную линию по отношению к Москве, что становится просто трудно работать. Проблемой стало не активное сближение между США и Россией, а полная тишина», – пишет Spiegel. Меркель считает сложившуюся ситуацию крайне серьезной, уверен автор статьи. Три недели назад канцлер приезжала в Вашингтон, чтобы «вернуть американцев в игру», а теперь приедет в РФ.

По мнению старшего научного сотрудника Центра европейских исследований ИМЭМО РАН, политолога Владимира Оленченко, Ангела Меркель в случае своего приезда в Москву будет преследовать несколько целей.

«В визите канцлера сразу три составляющих. Первая – собственно российско-германские отношения. Вторая – Ангеле Меркель важно знать, с чем приедет Россия на встречу G20, которая пройдет в июле в Гамбурге. К ней обращено повышенное внимание, так как предполагается, что именно в рамках G20 состоится первая встреча американского и российского президентов. Третья составляющая касается непосредственно самой Ангелы Меркель. Уже известно, что она идет на очередные выборы канцлера Германии в сентябре. И для нее важна внешнеполитическая активность, особенно на острых направлениях, к которым относится и Россия», – сказал Владимир Оленченко.

Политолог считает, что немаловажный аспект приезда Меркель в Москву – это нежелание оказаться на политической обочине.

«Канцлер опасается, что диалог между Россией и США может сложиться таким образом, что в нем не будет необходимости в присутствии всех остальных. И многие важные международные вопросы будут решаться через ее голову и не только», – полагает Владимир Оленченко».

Страница 3 из 3512345...102030...Последняя »