Алексей Дзермант: «Железная дорога до Калининграда через Польшу пока фантастика. Но если ключевые интересы сойдутся, всё возможно»

Алексей Дзермант: «Железная дорога до Калининграда через Польшу пока фантастика. Но если ключевые интересы сойдутся, всё возможно»

На калининградском новостном интернет-портале Klops.ru вышло интервью Александра Носовича с белорусским политологом Алексеем Дзермантом, выступившим в Калининграде в рамках дискуссионного клуба «Калининградский блог-пост».

«— В пятницу в Калининград приехала группа школьников из Минска по программе школьного обмена. Как вы считаете, такие программы — это личное дело тех, кто в них участвует, или они имеют общественную, государственную значимость?

— Такие события нужны для налаживания горизонтальных связей. Без общения молодёжи невозможно понимать друг друга, выстраивать общее будущее. Прекрасно, что это происходит. Другой вопрос — достаточно ли этого, чтобы всё двигалось вперёд? Я не слышал, к примеру, чтобы между Белорусским госуниверситетом и БФУ имени Канта происходило интенсивное общение. Вот сейчас мы будем отмечать 500-летие белорусского книгопечатания, и кёнигсбергская тема должна зазвучать.

— Что именно вы имеете в виду? 

— Франциск Скорина, первопечатник, бывший также практикующим доктором, некоторое время жил и работал в Кёнигсберге. Тогда это был гуманитарный, экономический центр. Скорина многие вещи почерпнул здесь для себя.

— Две наши страны могли бы это использовать это для развития культурных контактов? 

— Да, при этом скориновская тема нейтральна, в ней нет политической окраски. Он печатал свои книги на русском языке — общем для Великого княжества Литовского, на территории которого находилась нынешняя Беларусь, и Московского государства.

— А есть ли экономические вещи, которые могли бы нас связывать?

— Интерес к этому присутствует, об этом постоянно говорит президент, вспоминая Калининград. Из реально возможного — помощь в сельскохозяйственной сфере. Беларусь достигла в этом больших успехов: здесь развита мясная и молочная промышленность, огромный опыт мелиорации земель.

Перспективно развитие Калининградского порта, но этому мешают логистические проблемы. Пока белорусские грузы идут через Литву и Латвию и не удаётся кардинально решить проблему блокады Калининграда.

— Как это можно преодолеть? Возможно ли, что Литва согласится снизить тарифы на перевозку, чтобы белорусские грузы шли в Калининградскую область? 

— Возможно, будет интерес со стороны Польши. Но пока мы видим, что отношения скорее деградируют и наши западные соседи не пойдут ни на какие уступки. Об этом можно судить по заявлениям относительно Белорусской АЭС: поляки против, они не намерены покупать излишки электроэнергии.

Тема портов очень интересна для нас, это, может быть, даже идея фикс — выход к морю. Но пока ситуация заблокирована.

— Теоретически белорусские грузы могут идти через Сувалки, Варминьско-Мазурское воеводство. Но у Польши там нет развитой железнодорожной инфраструктуры. 

— Здесь возможно решение вопроса путём создания больших межгосударственных коалиций. Тот же Китай может быть заинтересован в инвестировании железнодорожного сообщения между Беларусью и Калининградом через Польшу. Это пока фантастический проект, но если ключевые интересы сойдутся, всё возможно.

— Польше это выгодно, но для неё это сейчас скорее вопрос политики. По-моему, Польша и Литва в принципе не готовы содействовать развитию отношений Беларуси и Калининграда. Когда изменится ситуация, могут ли Польша и Литва стать более доброжелательными?

— Всё зависит от того, насколько Америка будет активно вмешиваться в эту тему. Если новая администрация ослабит внимание к этому региону и одновременно в ЕС появятся лоббисты этого проекта, то рычаги воздействия на Польшу у Берлина и Брюсселя могут ослабнуть.

Ключевым моментом проекта может быть выход на Калининград. Для Польши сокращается финансовая поддержка со стороны Брюсселя, стране понадобятся средства, и такой проект может быть вполне интересен, по крайней мере, для польских элит, которые это понимают.

— Беларусь — значимый торговый партнёр для Литвы. Может ли Беларусь использовать своё влияние в вопросе визового режима для Калининградской области, чтобы калининградцам было проще ездить на территорию остальной России? 

— Беларусь пока не разыгрывала экономическую карту для влияния на Литву, наверное, из тех соображений, что любое влияние Литва будет очень агрессивно воспринимать. Стиль белорусской дипломатии очень сдержанный. Ситуация может меняться по мере ослабления самого литовского государства, может появиться новое окно возможностей. Но пока узел затягивается.

— Я говорил не о давлении, а скорее о том, чтобы выйти с предложением к Литве. Пока Россия борется с ситуацией, когда граждане ездят по шенгенским визам «на материк». 

— В рамках коллеги министерств иностранных дел России и Беларуси этот вопрос можно и нужно было бы поднять и осудить такую нездоровую ситуацию, когда четыре раза проверяют документы калининградцев на границах. Пока я не думаю, что Литва готова пойти навстречу. Но консультации могли бы состояться.

— В конце прошлого года многих калининградцев напугала информация, что на границе России и Беларуси вводят погранконтроль. Эти слухи оправданны? 

— Граждан России и Беларуси эти вещи не особо касаются, они были направлены на усиление контроля над гражданами третьих стран. Если человек получил белорусскую визу, а едет в Россию, то он незаконно пересекает границу. Смоленская, Брянская, Могилёвская, Гомельская области — там люди и контрабандой занимаются, и незаконные мигранты появляются. Нужен контроль, оперативное реагирование на угрозы.

— Если говорить о сотрудничестве Калининграда и Беларуси в сфере сельского хозяйства, то как вы на практике это представляете? Белорусские агрохолдинги покупают землю в Краснознаменском районе, например? 

— Про конкретные формы мне сложно говорить, любые проекты разрабатываются с точки зрения совместного интереса. Можно создавать совместные агрохолдинги, в которых белорусы будут ответственны за поставки сельхозтехники, проведение мелиорационных работ, будут помогать с семенным фондом — в Беларуси это поставлено на научную основу. Могут быть и прямые инвестиции.

— А вообще для Беларуси это интересно — инвестировать в Калининград?

— Если климат для ведения бизнеса здесь приемлемый, то почему нет?

— Проблема военной безопасности. Из-за некоторой напряжённости в российско-белорусских отношениях в последнее время возникли подозрения, что Беларусь не придёт на помощь Калининграду в случае каких-то конфликтов. 

— Основополагающие положения из доктрины безопасности — приходить на помощь России. Это с точки зрения юридической. Есть сторона практическая: осенью грядут масштабные учения «Запад-2017». В их сценарий включён момент, связанный с отражением нападения условного противника и деблокирование Калининградской области. Это сценарий, предполагающий использование территории Беларуси и её вооружённых сил для помощи Калининграду. Разговоры разговорами, а военные занимаются делом.

В НАТО уверены, что характер и сценарий этих учений говорят о том, что в случае угрозы Калининграду Беларусь будет принимать активное участие в купировании таких угроз.

Но и учения, и доктрины наши носят оборонительный характер. Если всё остаётся в некоем паритете, не происходит эскалации вокруг Калининграда, то нет причин для более активного поведения Беларуси и России. Если идёт наращивание войск, то стороны берут на себя обязательства оперативно реагировать на это, в том числе переброской дополнительных вооружений. Но это не попытка подготовить плацдарм для нападения, всё это в рамках наших доктрин.

— Имеют ли под собой почву разговоры о том, что Беларусь стала ненадёжна как союзник, что она дрейфует в сторону НАТО и ЕС?

— Такие разговоры слышны всё чаще, и я не совсем понимаю почему. Основные обязательства в рамках нашей договорённости Беларусь выполняет. Активизация движения в сторону ЕС понятна: Беларусь не хочет, чтобы у неё были искажённые отношения с ЕС. Есть критическая риторика в отношении неработающих нормативных актов, но она не перерастает в серьёзные подтверждения намерений, что Беларусь собирается уходить. Это информационный мыльный пузырь, который каждый раз лопается. Никакого серьёзного обострения не происходит».

Фото © Sputnik/ Юлия Хвощ

Источник: https://klops.ru/interview/intervyu/153523-zheleznaya-doroga-do-kaliningrada-cherez-polshu-poka-fantastika-no-esli-klyuchevye-interesy-soydutsya-vsyo-vozmozhno

Алексей Громыко о России и Белоруссии: «Планы рассорить наши страны нужно сделать невозможными даже в теории»

Алексей Громыко о России и Белоруссии: «Планы рассорить наши страны нужно сделать невозможными даже в теории»

Директор Института Европы РАН, доктор политических наук, профессор РАН, член Наблюдательного совета РАПИ Алексей Громыко в рамках большого видеосюжета дал «Первому каналу» свой комментарий о текущем состоянии отношений России и Белоруссии, об информационных провокациях, которые предпринимаются в отношении наших двух стран, а также о тех мерах, которые нужно предпринять для развития и укрепления наших связей.

«Идея о том, что Россия может применить военную силу против Белоруссии, конечно же, из ряда абсурдных. И это правильно, что абсурдные утверждения не надо все время опровергать. Потому что тогда жизнь превратится в бесконечное опровержение абсурда», — говорит директор Института Европы РАН Алексей Громыко.

…Он уверен, что в нынешних условиях информационной войны мало одной официальной дипломатии.

«Массовые и системные программы по студенческому обмену, культурному, молодежному. Вот это все то, что рано или поздно может сделать невозможным даже в теории планы по тому, чтобы рассорить наши страны. Здесь мне кажется, что нет старшего или младшего, братьев или сестер. Например, в геополитическом, в военно-политическом плане Россия, пожалуй, заинтересована в дружбе с Белоруссией даже больше. В экономическом плане Белоруссия получает больше выгоды от этого членства, чем Россия. Это нормально», — подчеркивает Алексей Громыко.

Алексей Громыко считает, что очень важно разговаривать с белорусами уважительно и не давать поводов для спекуляций. Ведь за официальную позицию Москвы часто принимают высказывания одиозных деятелей. Например, директор одного из московских институтов недавно заявил, что белорусский язык якобы создан искусственно большевиками».

Фото © «Первый канал»

Источник: http://www.1tv.ru/news/2017-04-09/323176-moskva_i_minsk_zayavlyayut_chto_spornyh_voprosov_mezhdu_dvumya_stranami_net

Алексей Дзермант: «Беларусь жестко ответит на попытку Литвы помешать строительству АЭС»

Алексей Дзермант: «Беларусь жестко ответит на попытку Литвы помешать строительству АЭС»

Информационно-аналитический портал Rubaltic.ru опубликовал интервью с белорусским политологом, главным редактором интернет-портала IMHOclub.by Алексеем Дзермантом, который 6 апреля в Калининграде выступил на заседании международного дискуссионного клуба «Калининградский блог-пост» на тему «Возможен ли “майдан” в Беларуси». Интервью коснулось не только политической обстановки в Белоруссии, но и конфликта Вильнюса с Минском из-за строительства Белорусской АЭС, а также других сложных внешнеполитических вопросов. 

«— Г-н Дзермант, Вы читали последний публичный отчет ДГБ Литвы?

— Полностью не читал, но читал фрагменты, особенно те, что касались Беларуси.

— С осложнившейся внешнеполитической обстановкой в регионе. Литва воспринимает Беларусь как военную угрозу, видит, что республика остается приверженной военному союзу с Россией, и для них приверженность Беларуси союзу с Россией является пугающим моментом, на который надо реагировать с позиций безопасности.

— В прошлые годы такого внимания не было, хотя Беларусь и тогда была привержена союзу с Россией.

— В плане национальных интересов ни Польша, ни Украина, ни Литва не заинтересованы в дестабилизации Беларуси. Но с точки зрения отдельных элитных кланов, которые ориентированы на национальные интересы других государств, а не своего, необходимо создание некого «санитарного кордона» на западных рубежах России. Беларусь для них является парадоксом, потому что она не прошла тот же путь, что Польша и Литва, и на котором находится сейчас Украина.

Это позитивный опыт, который говорит о том, что работу с соседними странами Минску нужно продолжать. Однако не нужно иметь при этом иллюзий. Никто полностью не прекратит поддержку радикальных сил внутри Беларуси, потому что для Польши, Литвы и Украины это один из источников получения финансирования из США и Европы.

— В отношении Украины я выскажу сомнение, есть ли там вообще единая государственная линия и единый центр принятия решений. Само украинское государство не в полной мере контролирует радикальных националистов. На территории Украины действуют несколько игроков, и часть этих игроков через территорию Украины (и не обязательно с помощью очень слабого украинского государства) может пытаться устраивать провокации на территории Беларуси.

— Очень просто: потому что эта политика на отдельных направлениях дала положительный результат. Использование литовских портов и транспортной инфраструктуры для развития белорусской экономики — это результат внешнеполитического подхода Беларуси к Литве. Такой подход приносит выгоду обеим странам, чего не отрицают и литовцы.

Это один треки. Существуют другие. Один из них связан с Белорусской АЭС. Там компромисса найти не удалось, и я не думаю, что он будет достигнут: противоречия с Литвой по вопросу атомной станции носят неразрешимый характер.

Еще один трек — поддержка белорусской оппозиции через территорию Литвы. Белорусское руководство все эти треки разделяет и вырабатывает по каждому из них свою особую линию. Если мы говорим о политическом треке и поддержке оппозиции, то Беларусь научилась успешно эти треки купировать. Вся деятельность Литвы по поддержке белорусской оппозиции неуспешна, и я вам даже парадоксальную мысль скажу: в том, что именно Литва занимается поддержкой наших оппозиционеров, заключается причина их неудач. Беларуси выгодно, чтобы все неудачники были собраны в одном месте: в Вильнюсе, в ЕГУ (Европейском государственном университете) и так далее.

Когда они сконцентрированы в одном месте, с ними проще: понятнее, как на них реагировать. Зачем Беларуси разрушать это осиное гнездо? Они тогда разлетятся из Вильнюса по разным местам, придется опять собирать по ним информацию, устанавливать связи, собирать их следы.

— А позиция Литвы по Белорусской АЭС?

— Там мы пока не видим той стадии конфронтации, на которую Беларусь уже должна реагировать. Пока с литовской стороны идут какие-то ритуальные заклинания, попытки как-то повлиять на Беларусь с помощью Евросоюза, международных организаций. Я не вижу, чтобы даже это приносило какие-то результаты. Беларусь пока не видит в поведении Литвы ничего настолько серьезного и опасного, что на это стоило бы реагировать. Всё это неприятно, всё это предсказуемо, но необходимость что-то предпринимать в ответ возникнет только тогда, когда белорусы увидят серьезную угрозу проекту атомной станции. Если Литва сделает что-то такое, что может на самом деле помешать строительству Островецкой АЭС, то Беларусь ответит, и ответит жестко.  Пока этого нет.

— Тогда процитирую Вам отрывок из последнего отчета ДГБ Литвы, с которого мы начали разговор. Страница 8: «Беларусь – это недемократическое авторитарное государство, системно зависящее от России в сфере политики, экономики и обороны». Вы согласны, что это оскорбление?

— Да.

— Это оскорбление от Литвы Беларусь тоже должна игнорировать или на такое нужно отреагировать?

— На этот отчет ДГБ уже была реакция наших силовых ведомств. Белорусское Министерство обороны заявило, что оно домыслы и фантазии не комментирует. На мой взгляд, на такие вещи, безусловно, надо жестко реагировать. Пример такой реакции показал пресс-секретарь белорусского МИД Дмитрий Мирончик, когда в подобном же тоне министр иностранных дел Литвы Линкявичюс пытался увещевать власти Беларуси откровенно хамскими заявлениями и оскорбительными эпитетами. Мирончик сказал, что от позиции Литвы веет историческими комплексами: Литва мнит себя средневековой империей, какой было Великое княжество Литовское, но на самом деле ее значение настолько мало, что тон надо бы сменить на более для такой страны адекватный.

Я думаю, что подобная реакция МИД будет и в этот раз. Реагировать надо, потому что литовский тон неприемлем в отношении любых государств, а в отношении Беларуси он в самом деле имеет нотки оскорбительной снисходительности. Надо официально реагировать. И в то же время слишком близко принимать к сердцу вот такую манеру общения я бы тоже не стал. Цель Литвы — такими громкими заявлениями и оскорблениями привлекать к себе внимание, оттягивать внимание у других, вызывать к себе раздражение и заставлять собой интересоваться.

Не нужно, чтобы в Вильнюсе достигали такой цели. Реакция должна быть, но она должна быть сдержанной, спокойной, хладнокровной и просчитанной. Пока это слова, а не дела.

— Правильно ли я понял: позиция Беларуси — не принимать всерьез мелких провокаторов?

— Именно так».

Источник: http://www.rubaltic.ru/article/politika-i-obshchestvo/07042017-belarus-zhestko-otvetit-na-popytku-litvy-pomeshat-stroitelstvu-aes/

Николай Межевич: «Не может быть одновременно антироссийского МИД Эстонии и пограндоговора»

Николай Межевич: «Не может быть одновременно антироссийского МИД Эстонии и пограндоговора»

Президент Российской ассоциации прибалтийских исследований, доктор экономических наук, профессор СПбГУ Николай Межевич дал интервью информационно-аналитическому порталу RuBaltic.ru, в котором детально прокомментировал интервью президента Эстонии Керсти Кальюлайд радио «Эхо Москвы».

Напротив, Кальюлайд не развивала конфронтацию там, где это было возможно. Она заявила о традиционных позициях Эстонии в вопросах НАТО, Крыма, в оценке степени эстонского суверенитета и так далее. Но сделала это она достаточно корректно, особенно по сравнению с недавней риторикой министра иностранных дел Эстонии Свена Миксера, министров обороны, юстиции и прочих чинов. Выступление Кальюлайд — очень осторожное, но всё-таки новое слово в политической повестке Эстонской Республики.

Более того, статус-кво в Европе изменился отнюдь не после присоединения Крыма. События стали менять его гораздо раньше: после распада Югославии, дестабилизации Ближнего Востока и Северной Африки. Крым уже состоялся тогда, как не существовало и прежнего международного права. Милитаризация мировой политики тоже началась задолго до Крыма. В том числе милитаризация и тяготение к НАТО в странах Прибалтики. Крым стал удобным поводом — именно поводом, а не причиной — для того, чтобы развернуть мощнейшую антироссийскую кампанию и заявить о своих исторических фобиях.

Потом уже началась «политика»: попытка эстонской стороны вставить в преамбулу согласованного договора ссылку на Тартуский мир 1920 года вернула процесс ратификации к началу. Сейчас процесс ратификации идет по второму кругу. Договоры о границе или о мире обладают особым статусом, являются наиболее важными и значимыми документами. Это эпохальные вещи. Россия со своей стороны внимательно смотрит на договор о границе и понимает, что факт его ратификации — знак состояния российско-эстонских отношений. Не может быть одновременно антироссийских выступлений главы МИД Эстонии и пожиманий рук и взаимных поздравлений по случаю ратификации договора. Так не бывает.

— Говоря о правах человека, Кальюлайд отметила, что вопрос гражданства — не главное. И добавила, что жители Эстонии давно выбрали то гражданство, которое было им удобнее. Можно ли с этим согласиться?

Это не совсем добровольное действие. Это реакция на преследование со стороны государства, на процессы конца 1980‑х и начала 1990‑х годов, когда сотни тысяч людей лишили гражданства несмотря на то, что многие родились в Эстонии. Они могли выучить язык и Конституцию, принести присягу, но лишение гражданства — преступление, а вовсе не свободный выбор. Почти никто не отказывался от эстонского гражданства в 1991 году. Людей его лишали. В этом была суть государственной конструкции Эстонской Республики.

Или представим, что человек работает инженером по наладке энергетического оборудования в Улан-Удэ. Он откажется переехать в Нарву, Силламяэ, Кохтла-Ярве? Конечно, нет. Переезд в советскую Прибалтику воспринимался как переезд в более комфортные условия. Это факт. Я много писал о том, что по уровню жизни советские Литва, Латвия и Эстония были впереди других союзных республик.

Отрицать это тоже некорректно и попросту неверно с экономической точки зрения».

Фото © RuBaltic.ru

Источник: http://www.rubaltic.ru/article/politika-i-obshchestvo/03042017-ne-mozhet-byt-odnovremenno-antirossiyskogo-mid-estonii-i-pograndogovora/

Николай Межевич: «Сценарии военного конфликта на Балтике».

Николай Межевич: «Сценарии военного конфликта на Балтике».

Президент Ассоциации прибалтийских исследований Николай Межевич принял участие в качестве специального гостя в передаче «Занимательная геополитика» на радио «Комсомольская правда». Тема передачи — «Сценарии военного конфликта на Балтике».

Ведущие передачи — Галина Сапожникова и Антон Челышев.

Полную запись радиоэфира можно прослушать здесь.

Тематика разговора — о Прибалтийских государствах, этимологии названия «Прибалтика», сравнении государственных моделей Северной Европы и Прибалтийских стран, их экономической динамике и изменениях в политической ментальности прибалтийских элит, а также об отношениях между Россией и руководством Прибалтийских государств и проблемах безопасности в Балтийском регионе.

Источник: http://www.spb.kp.ru/radio/26660.4/3680943/

Страница 5 из 35« Первая...34567...102030...Последняя »