Николай Межевич: «Эстонский транзит больше не рентабелен»

Николай Межевич: «Эстонский транзит больше не рентабелен»

— Проблему стоит разделить на две части: экономическую и политическую. Начнем с экономики: безусловно, стоимость рабочей силы в Эстонии выше, чем в России, — это факт. Ни одно правительство и ни один президент изменить эту ситуацию не может. При этом данный показатель является ключевым для оценки экономических аспектов транзита. И это только часть проблемы, ведь в ряде случаев транзит идет по более дорогим маршрутам в силу выгодной логистики и качественного сервиса. И самое главное, транзит идет туда, где есть благоприятный политический и бизнес-климат. В Прибалтике в целом и в Эстонии в частности подобный благоприятный бизнес-климат был и кончился навсегда в 2007 году.

Предвидя неизбежность трудностей, Россия успела подготовить «пути отступления», построив транспортную инфраструктуру на берегах Финского залива. И то процесс переброски грузов на российские порты мог затянуться на десятилетия, если бы двусторонние отношения с каждым годом не ухудшались. Надежды на то, что эстонские политики поднимутся над своими историко-культурными комплексами, не оправдались. Сейчас, в 2017 году, есть основания предполагать, что этого уже не произойдет никогда. Торгово-экономические отношения будут стремиться к нулю, соответственно, транзит, приносящий 10–13% бюджетных доходов, тоже уйдет.

— Чтобы исправить положение, депутаты предложили понизить тарифы. Данная мера способна помочь транзиту?

— Эстонский транзит нерентабелен в любом случае. Единственный вариант — работать себе в убыток. Но, даже работая в убыток, вы обязаны исходить из того, что между соседями существуют нормальные торговые отношения. Между Россией и Эстонией их нет.

— Продолжим аналогию с моргом. Помимо мертвеца, есть человек, который скончается скоро, и все врачи уже понимают, что, собственно, он почти тоже покойник. Но клятва Гиппократа обязывает его лечить. На фоне эстонского транзита ситуация в Латвии действительно выглядит лучше. Однако латвийский транзит также обречен, потому что Латвия занимает такую же позицию в оборонной и внешней политике, как и Эстония. В Латвии тоже существует институт неграждан.

— Рискну предположить, что Россию бы устроило восстановление прав всех людей, которые были лишены гражданства в начале 90‑х. Могут ли Эстония и Латвия пойти на это? Исключено. Выбирая между смертью государственной системы и шагами навстречу русскоязычным, Таллин и Рига выберут смерть».

Источник: http://www.rubaltic.ru/article/ekonomika-i-biznes/22022017-estonskiy-tranzit-bolshe-ne-rentabelen/

Тимофей Бордачев: «Германия считает Россию единственным врагом»

Тимофей Бордачев: «Германия считает Россию единственным врагом»

Директор Центра комплексных европейских и международных исследований Высшей школы экономики, член Наблюдательного совета РАПИ Тимофей Бордачев в передаче «События. 25-й час» на канале «ТВЦ» рассказал об особенностях выборов в странах Европы и, в частности, в Германии.

«Германия считает Россию единственным врагом. Об этом в эфире программы «События. 25-й час» рассказал директор Центра комплексных европейских и международных исследований Высшей школы экономики Тимофей Бордачев. По его словам, Россия для ФРГ единственный враг, которого германские власти пытаются обвинить во всех проблемах.  Он также объяснил, зачем власти ФРГ убеждают в этом население страны, и как это повлияет на выборы».

Полная видеозапись эфира доступна по ссылке: https://www.tvc.ru/news/show/id/110016

Посол России в Литве Александр Удальцов: «Литва недолго будет оставаться торговым партнером России»

Посол России в Литве Александр Удальцов: «Литва недолго будет оставаться торговым партнером России»

Посол РФ в Литве Александр Удальцов, почетный председатель Ассоциации прибалтийских исследований (в личном качестве) дал интервью сайту Sputnik-Литва, в котором прокомментировал ситуацию с наращиванием военной группировки НАТО в Литве, положением русской диаспоры в республике, а также оценил ключевые аспекты взаимоотношений двух стран.

«РИГА, 10 фев — Sputnik. Чрезвычайный и полномочный посол Российской Федерации в Литве Александр Удальцов в эксклюзивном интервью Sputnik Литва оценил уровень российско-литовских отношений, которые, по его словам, находятся сейчас в кризисном состоянии не по вине российской стороны.

«Отношения между Литвой и Россией находятся сейчас в кризисном состоянии, причем не по вине российской стороны. Такая ситуация, конечно, нас не устраивает. Она не отвечает долгосрочным интересам народов наших стран, и, думаю, к такому же выводу придут со временем наши литовские партнеры», — сказал Удальцов. «Литва — соседняя страна, что очень важно для России — Литва является мостом, который связывает нас с Калининградской областью, субъектом Российской Федерации. Через Литву движутся пассажиры в область и обратно в Россию, проходит грузовой поток, осуществляется энерго- и газоснабжение Калининградской области», — пояснил дипломат.

«Во-вторых, в Литве проживают наши соотечественники — они составляют почти 5% населения страны. Правда, это значительно меньше, чем в Латвии и Эстонии, но тем не менее русская диаспора в Литве тоже очень важна. Нас, представителей посольства РФ, заботит их правовое положение, возможности обучения здесь на русском языке и многие другие вопросы. Взаимоотношения с диаспорой — одна из наших приоритетных задач», — отметил он в интервью Sputnik.

Дипломатические связи России и Литвы были установлены 25 лет назад, осенью 1991 года, по словам посла РФ, «за четверть века дипломатические отношения между двумя странами прошли разные этапы — и подъема, и развития, особенно на первых порах, потом были спады, и сейчас, уже третий год подряд, они находятся в кризисном состоянии» — «фактически свернут политический диалог, преобладают негативные явления в экономических связях».

Так, в 2011 году товарооборот между Россией и Литвой составлял 7 миллиардов долларов. Начиная с 2014 года он начал резко снижаться и в 2015 году уменьшился на 40%; по предварительным данным, в январе-октябре 2016 года товарооборот между двумя странами сократился еще на 18,5% и составил 2,3 миллиарда долларов. «При этом Россия по-прежнему остается главным торгово-экономическим партнером Литвы — думаю, ненадолго, ведь темпы падения существенны», — подчеркнул Удальцов.

Рост сил НАТО в Балтии вынуждает РФ к ответу

Увеличение группировки НАТО у границ России происходит за счет постоянной смены контингентов, в отсутствие диалога с альянсом это вынуждает РФ к ответным серьезным шагам, заявил Чрезвычайный и полномочный посол Российской Федерации в Вильнюсе.

«Так называемые ротации воинских контингентов государств альянса, которые проводятся якобы для повышения интенсивности совместных учений и эффективного сдерживания Москвы, воспринимаются нами как способ обойти ранее достигнутые договоренности о неразмещении дополнительных военных объектов блока вблизи российских границ», — сказал посол.

«Как известно, за последние годы альянс разместил по весьма большому периметру вокруг России уже сотни военных баз. Фактическое увеличение численности группировки НАТО в соседних с РФ странах за счет постоянной смены контингентов и отсутствие конструктивного диалога с нами вынуждает Россию принимать ответные серьезные шаги», — добавил он.

Как отметил Удальцов, Россией было принято решение разместить три новых воинских подразделения на западе РФ. Кроме того, Калининградская область была оснащена современными вооружениями.

Посол РФ также выразил надежду, что граждане Литвы, которые, согласно опросам, поддерживают размещение в стране батальонов НАТО, осознают опасные последствия в случае возможного конфликта с «некими» врагами, когда «их страна может стать театром военных действий».

«Мне бы очень хотелось, чтобы жители Литвы хорошо понимали опасные последствия этих решений и учитывали, что размещение контингентов НАТО на территории в том числе Литвы — это никак не обеспечение безопасности, а, наоборот, шаг для обострения обстановки в регионе и Европе в целом», — сказал он.

РФ может теснее взаимодействовать с Литвой в вопросах пресечения террористических угроз, заявил Удальцов.

Он также прокомментировал строительство Литвой забора на границе с Калининградской областью, которое, по словам премьер-министра балтийской страны Саулюса Сквернялиса, в первую очередь обеспечит экономическую безопасность Литвы.

«Если говорить об экономической безопасности, то она не заборами обеспечивается, а достигается совсем по-другому. Россия, кстати, может теснее взаимодействовать с Литвой в вопросах пресечения террористических угроз, повышения безопасности границ — у нас такие предложения есть, и можно было бы приступить к их реализации», — сказал Удальцов.

«Что касается передачи Калининградской области Европе, то это мнение не является официальной позицией парламента, правительства или МИДа Литвы. Это инициатива одного человека — депутата Линаса Бальсиса, который, скажем прямо, «подложил свинью» своей стране, выступив с таким предложением. Бальсис продемонстрировал полное незнание истории, ведь на Потсдамской конференции 1945 года вопрос с Калининградом (Кенигсбергом) был решен окончательно и никаких сроков не оговаривалось», — сказал Удальцов.

«Те, кто призывают к пересмотру границ в Европе, установленных после войны, забывают или обходят молчанием тот факт, что по итогам Второй мировой войны Кенигсберг был передан СССР, а Литва, в свою очередь, «приросла» Клайпедским и Вильнюсским краями. И если встать на путь пересмотра границ, то с чем тогда останется Литва?» — добавил он.

Непростое положение русских в Литве

Ситуация с русскоязычными жителями Литвы непростая, отметил российский посол. «Литовские власти продолжают планомерное наступление на русские школы, и в последнее время этот процесс ускорился в Вильнюсе. За последние два года в столице закрылись две русские школы — одна из них, Senamiesčio (Старогородская), была закрыта буквально на днях. А в таких городах, как Каунас и Шяуляй, сегодня осталось вообще по одной русской школе», — заявил российский дипломат.

В настоящее время в Литве действует 30 школ с русским языком обучения, тогда как в 1990 году их насчитывалось 85. «Политика литовских властей в отношении русских школ, с нашей точки зрения, ущемляет права национальных меньшинств получать образование на родном языке», — подчеркнул он.

«Что касается российских СМИ в Литве, то главный удар власти наносят по телеканалам как наиболее действенному информационному источнику. Министерство иностранных дел России считает, что это давление, даже выдавливание российских массмедиа из Литвы, идет вразрез с базовыми международными стандартами в области свободы слова», — отметил Удальцов.

Осенью 2015 года в Литве вступили в силу поправки к Закону об информировании общественности, принятые по инициативе президента страны. Нововведения призваны защитить страну и общество от враждебной пропаганды и дезинформации, согласно им установлены штрафы за соответствующие нарушения. Литовская национальная комиссия по радио и телевидению неоднократно запрещала трансляцию российских телеканалов, а также обязала кабельные сети страны исключить из базового пакета такие популярные телеканалы, как «РТР-Планета» и «НТВ-Мир».

Источник: https://ru.sputniknewslv.com/Baltics/20170210/3874921/Rossija-Litva-posol-Udalcov-otnoshenija-torgovlja.html

Ариэль Коэн: «Вашингтон от поляков и Прибалтики будет просто отмахиваться»

Ариэль Коэн: «Вашингтон от поляков и Прибалтики будет просто отмахиваться»

Эксперт информационно-аналитического портала Rubaltic.RU Александр Носович взял интервью у находившегося в Калининграде ведущего эксперта Атлантического совета (Вашингтон) в области внешней политики, безопасности и международных отношений американского политолога Ариэля Коэна. Мы приводим на нашем сайте вторую часть интервью, посвященную ситуации в Прибалтике.

«Приход к власти в США Дональда Трампа знаменует кардинальные перемены в американской внешней политике. Основным конкурентом Соединенных Штатов для Трампа является Китай, а не Россия, а Европа не является внешнеполитическим приоритетом нового американского лидера. О российско-американских отношениях при президенте Трампе, перспективах НАТО и Евросоюза, сокращении влияния восточноевропейских диаспор в Вашингтоне и отношениях России со странами Прибалтики RuBaltic.Ru рассказал ведущий эксперт Атлантического совета (Вашингтон) в области внешней политики, безопасности и международных отношений американский политолог Ариэль КОЭН. Беседа прошла в рамках заседания международного дискуссионного клуба «Калининградский блог-пост» на тему «Россия и НАТО у красной черты. Почему на Западе считают, что Третья мировая война начнется в Прибалтике», состоявшегося 24 января в Балтийском федеральном университете им. Канта (Калининград). Представляем Вашему вниманию вторую часть интервью (начало):

— Г‑н Коэн, как происходящее сегодня на Западе может отразиться на странах Восточной Европы, Прибалтики, постсоветских республиках?

— «Старая Европа» все эти годы снисходительно и высокомерно относилась к «Новой Европе». Есть знаменитое выражение тогдашнего президента Франции Жака Ширака: «Их плохо воспитали». Он это говорил по отношению к полякам, чехам, венграм.

Страны Восточной Европы, как очень долго жившие под коммунизмом, ориентировались прежде всего на рейгановскую Америку, на Клинтона, на Буша-младшего. Америка всегда была их лучшим другом. При Обаме эта ситуация начала меняться, потому что Барак Обама был абсолютно не европейский президент США. Обаму любили в Европе, но он к Европе относился достаточно равнодушно. Холодно. Обама, например, очень «уел» поляков, когда 17 сентября, в день ввода войск Красной армии на территорию Польши в 1939 году, он отменил размещение американской системы ПРО в Польше.

Барак Обама
Барак Обама

Обама, кроме того, что он произнес известную речь о разоружении в Праге, ничем не запомнился Восточной Европе. Что же до Трампа, то он имеет отношение к Восточной Европе только своими женами: первой — чешской и третьей — словенской. Помимо жен, никакого интереса к Восточной Европе у Трампа нет.

Дальше у венгров, поляков, прибалтов возникает вопрос: куда им теперь деваться? Тут нет особого выбора в ответах.

Если Америка отворачивается, если она в них не заинтересована, то исторически есть только два места, к которым Восточная Европа может приткнуться. Это Германия и Россия.

Исторически этот регион — он между Германией и Россией. Сотни лет так было. Это то, почему я люблю свою профессию. Моя профессия — это география плюс история. В Америке плохо преподают и то, и другое, поэтому мне легко, поскольку с детства любил и учил и географию, и историю.

Поэтому сейчас мне кажется, что Венгрия и Чехия (и не случайно, что именно они) сегодня делают свой выбор, и делают его очень интересно. Если смотреть на экономику, то понятно, что основные внешнеэкономические связи у них с Германией.

Но при этом и у президента Чехии Милоша Земана, и у премьера Венгрии Виктора Орбана прекрасные личные отношения с Владимиром Владимировичем Путиным, и Россия уже строит в Венгрии ядерный реактор.

Что касается Польши, то здесь тяжелая психологическая ситуация, потому что поляки не любят ни немцев, ни русских. Очень не любят, в силу своей истории не любят. И при «Гражданской платформе» Дональда Туска, и ныне, при ультраконсерваторах «ПиС» Ярослава Качиньского, поляки пытались ориентироваться в первую очередь на Соединенные Штаты. И куда им теперь податься? При Трампе-то. К немцам или к русским?

В отношениях с Польшей у Соединенных Штатов всё сейчас будет упираться в геополитику и оборону.

И если пойдет глубокая разрядка в отношениях с Россией, то я боюсь, что в Вашингтоне от поляков будут просто отмахиваться.

— К Прибалтике это тоже относится?

— Абсолютно! Еще в большей степени, чем к Польше.

Из-за демографических изменений влияние прибалтов, украинцев, поляков и других восточноевропейских диаспор в Вашингтоне заметно уменьшилось.

Попросту говоря, старики умирают, молодые ассимилируются в американском обществе и уже не пекутся о благе своих исторических родин. Поэтому влияние этнических групп из Восточной Европы в Вашингтоне падает.

Для сравнения, при Рейгане это влияние было очень высоким. Диаспоры очень сильно подпитывали Рейгана, были одной из его опор. Старая антикоммунистическая, белая, этническая электоральная масса — более 15 миллионов человек. Сегодня не так. Поляки, венгры, литовцы, хорваты — они все за эти 30 лет перемерли, а дети их настолько интегрировались в американский «плавильный котел», что былой значимости у диаспор не осталось.

Поэтому, да, у прибалтов в отношениях с Вашингтоном будет та же история, что у поляков.

В попытках привлечь к себе внимание они будут дожимать остатки своих диаспор, пытаться мобилизовать их.

У них высшие политические руководители были выходцами из Соединенных Штатов: бывший президент Литвы Адамкус, бывший президент Эстонии Тоомас Хендрик Ильвес, в Латвии — Тайра Вике-Фрейберга из Канады. Связи в Вашингтоне в силу этого у них очень хорошо налажены. Поэтому они будут активизировать свою лоббистскую деятельность. Но в их успехе я не убежден. Когда речь идет об изменении позиции одного человека, Дональда Трампа, не намеренного помогать Прибалтике и вообще замечать её, достучаться до этого человека от них потребует очень активных усилий.

— Считаете ли Вы угрозу военного столкновения России и НАТО из-за Прибалтики реальной или это всё элемент информационной войны, пропагандистская шумиха, «белый шум»?

— С избранием Трампа уровень той угрозы, которая, может быть, и была, очень сильно упал. И даже когда были какие-то трения, летали (и летают) военные самолеты над Балтикой с выключенными транспондерами, приближались друг к другу военные корабли — с обеих сторон это делалось, чтобы показать, «какие мы крутые», но не для того, чтобы спровоцировать большую войну.

Если бы большая война в Прибалтике была спровоцирована, она началась бы из-за случайности, военного столкновения, возможно, халатности. Допустим, литовцы сделали предупредительный выстрел и сбили что-то. Или российские ВВС сбили натовский самолет, как турки это сделали с российской «сушкой». Слава богу, война не началась.

Безусловно, для того, чтобы этого не произошло в будущем, необходимо доверие друг к другу и необходима коммуникация. Здесь нет ничего нового, это делалось еще во времена холодной войны. «Горячие линии», включенные транспондеры, контакты между штабами (как генеральными, так и региональными), обмены военных, наблюдатели на учениях.

— Вы неоднократно упоминали о торговых войнах и их деструктивном влиянии на международные отношения. Являются ли санкции против России, которые активно лоббируют те же страны Прибалтики, разновидностью торговой войны?

— Санкции — это прежде всего политика и геополитика. Конечно, часть руководства прибалтов очень сильно заточена на конфликт с Россией. Это безусловно.

Но прибалты также должны понимать, что Россия для них была, есть и будет важнейшим экономическим партнером просто в силу географического положения.

Мне кажется, что Россия, как очень большой и ответственный партнер, может и должна идти на улучшение отношений с Прибалтикой, потому что прибалты маленькие и слабые, а Россия — большая и сильная. России нужно успокаивать прибалтов, убеждать их, что она не хочет их съесть.

— Вопрос в том, хочет ли Прибалтика идти на улучшение отношений с Россией.

— Это естественно, с этим я не спорю: движение по этой улице должно быть двусторонним. Как человек, тяготеющий к школе Realpolitik, я считаю, что это вопрос соотношения сил.

Как только прибалты до конца осознают, что соотношение сил меняется, мы услышим изменение риторики по отношению к России в том числе и в Прибалтике.

Но и Россия должна изменить свою риторику по отношению к Прибалтике. Пусть мы слышим эту риторику не от первых лиц, но когда на российском телевидении вылезает какой-нибудь Проханов и говорит, что «мы должны взять Таллин за 24 часа», прибалтов это очень сильно корежит. Так же сильно, как меня, к слову, корежат марши ветеранов Ваффен СС в Таллине и Риге.

Как бы ни освящались и ни обосновывались потом властями Латвии и Эстонии оправдание нацизма и демонстрация нацистской символики, эти проявления совершенно недопустимы.

День памяти латышских легионеров «Ваффен СС»в Латвии

— Вот из-за таких вещей Россия и не может вести полноценный политический диалог с Прибалтикой…

— Я знаю, что в России модно обвинять Украину и Прибалтику в возвеличивании нацистских коллаборантов. При этом в России принято забывать, что 800 тысяч русских были в армии Власова.

— Марши власовцев в нацистских формах по центру Москвы не проходят.

— А «зигующие» на «Русских маршах» проходят.

— «Зигующие» в количестве 2–3 тысяч человек маршируют в одном из спальных районов 15‑миллионной Москвы, и «Русский марш» — это не поддерживаемое государством мероприятие. На марши же Ваффен СС 16 марта и факельные шествия 18 ноября в полумиллионной Риге выходят по 10 тысяч человек, среди которых депутаты Сейма и министры.

— Здесь у нас с Вами нет разногласий. Я категорически против всех этих факельцугов и шествий легионеров СС. Об этом Россия должна, безусловно, разговаривать. Инструментов дипломатических у нее много, и они мощные.

Более того, я был бы рад, если бы Соединенные Штаты гораздо более активно, чем это было до сих пор, протестовали бы и против маршей Ваффен СС, и против украинских нацистских элементов, которых в Киеве сегодня увековечивают, награждают и делают иконами украинского национализма.

Если у вас, кроме нацистов, нет других образцов национализма, то нам такой национализм не нужен. Я безусловно за то, что каждый народ имеет право на свой национализм, но национализм либеральный, просвещенный. Национализм Гарибальди и Герцля. Если ваш национализм может быть только в нацистской интерпретации, то здесь мы должны подвести черту.

Факельные шествия в Латвии

Источник: http://www.rubaltic.ru/article/politika-i-obshchestvo/08022017-ariel-koen/

Генеральный директор ФНЭБ Константин Симонов: «История с Беларусью сложная и комплексная»

Генеральный директор ФНЭБ Константин Симонов: «История с Беларусью сложная и комплексная»

Аналитический портал «Евразия.Эксперт» опубликовал большой материал «Что хотел сказать России Лукашенко?», в котором российские и белорусские эксперты комментируют недавние высказывания главы Беларуси Александра Лукашенко. Своё мнение высказал и Генеральный директор Фонда национальной энергетической безопасности, член Наблюдательного совета РАПИ Константин Симонов.

«Конфликт заключается в том, что в 2016 г. Беларусь в одностороннем порядке изменила формулу расчета цен на газ, хотя есть контракт между «Газпромом» и белоруской стороной. А поскольку деньги они перечисляют авансом, соответственно, стали платить столько, сколько считают нужным. И образовался долг, который сначала достиг $300 млн, после чего российская сторона начала переговоры по новой формуле.

Что самое удивительное: насколько мне известно, к лету была договоренность о новой формуле цены, и было понимание с российской стороны, на какие уступки мы готовы идти. Лукашенко практически получил требуемую цену. Там речь шла, что скоро произойдет переход на внутрироссийскую цену. Самое главное, на чем настаивал Лукашенко, – это чтобы цена была привязана не к Европе по принципу нетбэка, то есть цена откладывалась от европейской с вычетом расходов и прочих вещей, а наоборот, она бы плюсовалась к внутрироссийской цене. А российские цены растут крайне слабо, практически не растут. Потом она должна была уравняться с российскими ценами, и Беларусь смогла бы получать газ по цене Смоленской области. И там был момент, что мы [Россия – «ЕЭ»] соглашаемся с новой формулой цены, но вы заплатите за потребленный газ по старой цене. Но А. Лукашенко сначала соглашался, но затем отказался. И сейчас долг превысил полмиллиарда [долларов – «ЕЭ»].

В 2016 г. Россия сократила поставки нефти в Беларусь. В итоге у нас по 2016 г. поставки упали на 20% – для Беларуси это много. Они хотели потреблять 23-24 млн [тонн нефти – «ЕЭ»] – получили 18. Это серьезный удар по белорусскому бюджету. Лукашенко об этом и говорил – мы же спорили про газ, а вы ударили по нефти. Хотя, что значит ударили? Лукашенко с начала года ввел новые тарифы на транспортировку нефти по территории Беларуси. Тогда Россия опять заявила, что никаких 24 млн в 2017 г. Беларусь не получит на переработку. В этом плане у нас нет обязательства 24 млн поставлять на белорусские заводы, Россия здесь никаких контрактных обязательств не нарушает. А Беларусь их нарушила уже дважды.

У нас две крайности присутствуют. Одна крайность – Беларусь – братская страна, давайте везде пойдем на уступки. Другая крайность – давайте с ними исходить из мировых цен. Мы прекрасно понимаем, что с Украиной так и пытались строить отношения по принципу «мы с вами, как на мировом рынке, ничем не связанные партнеры». Кончилось это известными проблемами. Понятно, что Беларусь выполняет ряд политических функций. Вопрос всегда в цене и себестоимости этих историй.

При расчетах надо смотреть не только на цены на энергоносители, но и, например, на атомную станцию которую мы строим на свои деньги. Причем большой вопрос, для чего она нам нужна. Поэтому история с Беларусью сложная и комплексная, и самое удивительное, что никто никогда на эту проблему комплексно не смотрел и все это дело не обсчитывал – по крайней мере, я такого не видел ни разу».

Источник: http://eurasia.expert/chto-khotel-skazat-rossii-lukashenko/

Страница 8 из 35« Первая...678910...2030...Последняя »