Николай Межевич: «Антироссийская военная истерия похожа на алкоголизм тем, что каждый раз ее нужно всё больше и больше»

Николай Межевич: «Антироссийская военная истерия похожа на алкоголизм тем, что каждый раз ее нужно всё больше и больше»

— По поводу Балтийского региона есть разные мнения. Многие, и я в том числе, говорили и писали о том, что в начале-середине 90‑х годов нам повезло. В каком плане? Пока на Балканах лилась кровь, одна война сменялась другой, в нашем регионе возник Совет государств Балтийского моря. Совет министров Северных стран распространял свои лучшие практики на постсоветском пространстве и в Восточной Европе. Складывалось такое «неоганзейское» ощущение перехода к экономическому сотрудничеству после достаточно длительной эпохи военной конфронтации.

— Предпосылки есть. Мои контакты и контакты моих коллег из экспертного сообщества, которые могут себе позволить приехать в страны Балтии, говорят о том, что воевать-то никто не хочет. Хочу обратить внимание на заявление президента Эстонии Керсти Кальюлайд: она сказала, что эстонцы не верят в военную агрессию со стороны России. Затем последовал набор дежурных обвинений касательно Минских соглашений.

Тем не менее главная для нас часть — отрицание прямой военной угрозы. Эстонский президент говорит о «гибридных угрозах», периодически говорит об Украине и Сирии, вспоминает кибербезопасность и прочие вещи, но о прямой военной угрозе речи нет. При этом военные учения в странах Балтии фактически идут непрерывно.

Здесь есть определенное противоречие: на словах слышим одно, в делах видим другое. И раз так, то мы не можем себе позволить отказаться от поисков способа урегулирования конфликтов. История не простит нас, если мы упустим пусть небольшой, но шанс на достижение согласия. Позиции наших оппонентов очень слабые, именно поэтому они не хотят встречаться. Они «закрываются» в концепции обвинения России и ничего больше не хотят слушать. Так что, с одной стороны, нам надо заботиться о собственной безопасности, с другой — стоять с протянутой рукой если не дружбы, то хотя бы сотрудничества.

— Протянуть руку непосредственным соседям или на уровень выше — их союзникам в Вашингтоне?

— С точки зрения логики и здравого смысла вопросы нужно решать в Вашингтоне, в Монсе, где находится штаб-квартира НАТО, или, может быть, в Берлине. Но за последний год у меня сложилось ощущение, что, согласно известному афоризму, не собака виляет хвостом, а хвост виляет собакой.

Иными словами, военно-политическую повестку формируют Эстония, Латвия и особенно Литва. Разрешив однажды этим государствам сформировать повестку, штаб-квартира НАТО утратила контроль над политической риторикой нескольких членов Альянса.

Но я бы и не переценивал роль Вильнюса и его единомышленников как переговорщиков на уровне Трампа. Да, Вильнюсу позволяется говорить о российской угрозе, но, когда речь пойдет о масштабном развертывании военных контингентов, возникнет вопрос: кто будет за это платить? Показательна история с американскими зенитно-ракетными комплексами Patriot в Южной Корее — платить за них приходится несколько миллиардов долларов. Президент Грибаускайте, что ли, на свою зарплату купит установку Patriot? Трамп четко сказал: подарков не будет, безопасность надо оплачивать.

— Для того чтобы удержаться у власти, Грибаускайте готова заявить о вторжении Урана на Плутон или наоборот. Политика — циничная штука. Придется ведь отвечать и за разваленную экономику, и за то, что из страны уехала треть населения, учитывая, что именно из-за милитаризма властей пострадала и так не самая мощная экономика.

— Недавно Всемирная организация здравоохранения сообщила, что Литва вышла на первое место в Европе по употреблению алкоголя. Антироссийская военная истерия похожа на алкоголизм тем, что каждый раз ее нужно всё больше и больше. Такими темпами в следующий раз и тренировка полевой кухни где-нибудь под Барановичами вызовет истерику литовских властей. Надо к этому относиться с пониманием».

Источник: http://www.rubaltic.ru/article/politika-i-obshchestvo/23052017-antirossiyskaya-isteriya-kak-alkogolizm-nuzhno-vsye-bolshe-i-bolshe/

Колонка РАПИ, Ю.М. Зверев — «Битва за Прибалтику»

Колонка РАПИ, Ю.М. Зверев — «Битва за Прибалтику»

В колонке Российской ассоциации прибалтийских исследований на портале Российского совета по международным делам вышел новый текст. Автор — кандидат географических наук, заведующий кафедрой БФУ им. И.Канта, военный эксперт Юрий Михайлович Зверев.

«Избрание президентом США Дональда Трампа с учетом его предвыборной риторики дало некоторую надежду на снижение напряженности в отношениях России с США и НАТО, в том числе и на уменьшение уровня военного противостояния в Балтийском регионе. Правда, такие надежды питала скорее широкая публика, поскольку эксперты прекрасно понимали, что власть президента США ограничена Конгрессом, Верховным судом и другими судами, истеблишментом, разного рода группами влияния (в том числе военно-промышленно-разведывательным комплексом) и т. д. Кроме того, многие решения о развертывании войск в Польше и Прибалтике были запущены еще администрацией президента Б. Обамы, и остановить их Д. Трамп до вступления в должность не имел возможности, даже будь у него такое желание. Так, например, американская бронетанковая бригада, направляемая в Европу, начала грузить свою технику для отправки в американские порты еще в начале ноября 2016 г. и загрузилась на суда в середине декабря. Более того, процесс был несколько форсирован (первоначально бригаду собирались перебросить в Европу в середине, а не в начале января 2017 г.). Тем самым Д. Трамп был поставлен перед фактом, и его возможности в последующем скорректировать уже принятые решения были еще более ограничены.

Дальнейшие шаги, в частности, начало развертывания в Польше и Прибалтике многонациональных батальонов НАТО, прибытие в Европу американских вертолетных частей осуществлялись уже при Д. Трампе. Да, решения об этом принимались администрацией Б. Обамы, но у нового президента уже была возможность их отменить или изменить. Сделано этого, однако, не было. В новой администрации возобладало довольно странное мнение, что для того, чтобы восстановить отношения с Россией, с ней надо говорить с «позиции силы». Кроме того, Дональд Трамп и его команда под натиском обвинений в том, что они являются чуть ли не «русскими агентами», не могли себе позволить «проявить слабину» и в одностороннем порядке пойти на уступки. Так что военно-политическая обстановка в Балтийском регионе пока явно не улучшилась, а скорее наоборот. Дальнейшие планы американской администрации в отношении наращивания (или не наращивания) сил и средств в Восточной Европе (в т.ч. в Польше и Прибалтике) станут ясны к концу мая, когда появится окончательный проект военного бюджета США.

Что же наиболее значимого произошло в военно-политической сфере в Балтийском регионе с начала 2017 г. по середину апреля?

Развертывание новых американских бригад в Европе. В начале января 2017 г. в Германию морем из США была переброшена военная техника и снаряжение 3-й бронетанковой бригадной боевой группы (armored brigade combat team – ABCT) 4-й пехотной дивизии, постоянно дислоцирующейся в Форт-Карсоне (штат Колорадо). Затем из Германии вооружение, техника и снаряжение бригады были передислоцированы в западную Польшу. Основная часть личного состава бригадной группы была доставлена в Польшу по воздуху.

Всего в составе 3-й ABCT в Польшу прибыли около 3500 американских военнослужащих, 87 танков M1A2 Abrams, 144 боевые машины пехоты (БМП) M2 Bradley и 18 самоходных гаубиц М109A6 Paladin. Бригада пробудет в Европе на ротационной основе девять месяцев.

Штаб бронетанковой бригадной группы и дивизион ее полка полевой артиллерии разместились в г. Жагань. Другие подразделения бригады дислоцированы в Сквежине, Свентошуве и Болеславеце.

В конце января-начале февраля, как и было запланировано ранее, ряд подразделений 3-й ABCT был передислоцирован в другие европейские страны, официально — для совместной подготовки с вооруженными силами этих государств и участия в совместных учениях. Так, 1-й батальон 68-го бронетанкового полка бригады переместился в Прибалтику. Штаб батальона и ряд его подразделений разместились в Адажи (Латвия) (250 американских военнослужащих, 15 танков M1A2 Abrams и 6 БМП M2A3 Bradley). В Тапа (Эстония) находятся около 200 военнослужащих с 4 танками M1A2 Abrams и 15 БМП M2A3 Bradley, в Рукле (Литва) — около 150 военнослужащих, 10 танков M1A2 Abrams и 5 БМП M2A3 Bradley.

Помимо Прибалтики, подразделения 3-й бригады также были отправлены из Польши в Германию, Венгрию, Румынию и Болгарию.

В феврале из США были переброшены в Европу по морю и по воздуху часть 10-й боевой авиационной бригады 10-й горной дивизии из Форт-Драма (штат Нью-Йорк) и 1-й батальон 501-го авиационного полка 1-й бронетанковой дивизии из Форт-Блисса (штат Техас). Всего в их составе около 2200 военнослужащих и 86 военных вертолетов, включая 24 ударных вертолета AH-64A Apache. Американские вертолетчики будут находиться в Европе на ротационной основе девять месяцев с февраля по ноябрь 2017 г. Базируются эти американские вертолетные части в Иллесхайме (Германия).

1 марта 2017 г. из Форт-Драма на военно-транспортном самолете С-5M Super Galaxy в международный аэропорт «Рига» были переброшены 5 вертолетов UH-60 Black Hawk и около 50 военнослужащих 10-й боевой бригады. Базируются американские вертолетчики и их вертолеты на авиабазе Лиелварде.

28 марта в порт Гданьск на американском судне прибыли 900 солдат 497-го батальона боевого обеспечения (497th Combat Sustainment Support Battalion (CSSB)), а также 644 единицы военного оборудования, включая 311 транспортных средств. Часть техники и военнослужащих затем отправилась в Литву, но основная часть осталась в Польше — в подразделениях, развернутых в городах Повидз и Жагань. 497-й батальон будет находиться в Европе на ротационной основе девять месяцев и заниматься поддержкой боевых операций ротационных частей, участвующих в операции Atlantic Resolve.

Сами по себе дополнительные американские силы пока не очень велики и далеки от пиковых показателей холодной войны. Беспокойство, однако, вызывает, сама тенденция наращивания американских сил и появление их в Восточной Европе фактически на постоянной основе. Формально ротационный характер американского военного присутствия призван продемонстрировать, что США придерживаются положений Основополагающего акта Россия–НАТО 1997 г. о том, что НАТО не будет постоянно размещать существенные боевые силы в новых государствах-членах в Восточной Европе. На деле это лукавство. Когда батальоны или бригады сменяют друг друга без какого-либо временного зазора в конкретных местах дислокации, то совершенно ясно, что фактически речь идет о постоянном военном присутствии. Боле того, такие ротации позволяют отработать логистические схемы по переброске войск из США в Европу и обкатать в условиях будущего театра военных действий максимально возможное число американских подразделений и частей.

К тому же, как говорится, аппетит приходит во время еды. Весной 2016 г. речь шла о размещении в Европе бронетанковой бригады, осенью объявили о намерении разместить в Европе еще и вертолетные части, а в конце марта 2017 г. главнокомандующий Объединенными вооруженными силами (ОВС) НАТО в Европе американский генерал Кертис Скапаротти поставил перед комитетом по делам Вооруженных сил Палаты представителей Конгресса США вопрос о размещении в Европе уже бронетанковой дивизии. И гарантий, что дело ограничится только этим, нет.

Развертывание батальонных тактических групп НАТО в Польше и Прибалтике. Параллельно с развертыванием в Польше и Прибалтике американских бригад, но независимо от них, в «передовом районе» в Эстонии, Латвии, Литве и Польше в соответствии с решениями Варшавского саммита НАТО 8-9 июля 2016 г. началось развертывание многонациональных батальонных тактических групп НАТО.

Оно стартовало с Литвы. Первые военнослужащие (бельгийцы и немцы) многонационального батальона НАТО в Литве, возглавляемого Германией, прибыли в эту страну 24 января 2017 г. С 21 марта начали прибывать и голландцы. Сейчас в Литве на базе Рукла (в 100 км от российской границы) дислоцируются 450 немецких, 250 голландских и 100 бельгийских военнослужащих. На вооружении батальона находятся шесть танков Leopard 2A6, 20 БМП Marder, БМП CV 90, БТР Boxer, боевые разведывательные машины Fennek и другая военная техника. В мае в Руклу должен прибыть и норвежский военный контингент.

17 марта в многонациональную батальонную группу НАТО в Эстонии, формируемую Великобританией, прибыли первые британские военнослужащие, 20 марта — первые французские. Британия направила в Эстонию около 800 военнослужащих и более 300 единиц боевой техники, включая танки Challenger 2, БМП Warrior, БТР Bulldog, самоходные гаубицы AS90, инженерные машины Terrier, Trojan и Titan. При этом данные о том, сколько конкретных типов британских военных машин доставлено в Эстонию, не разглашаются. Франция направила в батальон НАТО более 300 военнослужащих с четырьмя танками Leclerc, 13 БМП VBCI, а также несколько десятков БТР VAB и бронированных внедорожников VBL. Французы будут находиться в Эстонии восемь месяцев, после чего их сменят военнослужащие из Дании.

Дислоцируется многонациональная батальонная группа на базе Тапа. Причем из-за нехватки казарменного фонда дислоцировавшиеся там эстонские призывники были вынуждены перейти жить в палаточный лагерь в городке Лясна, уступив свои казармы союзникам по НАТО.

24 марта в г. Ожиш (Варминьско-Мазурское воеводство, примерно в 60 км от границы с Калининградской областью) по железной дороге из Фильзека (Германия) прибыла колесная военная техника 2-го эскадрона 2-го кавалерийского полка армии США для многонациональной батальонной тактической группы, формируемой американцами. 30-31 марта туда же приехали из Германии военные автоколонны, совершившие марш протяженность около 1000 км. Всего в Польшу прибыли более 900 американских военнослужащих и около 130 американских военных машин (включая 79 колесных БТР Stryker), около 150 британских военнослужащих с двадцатью пятью боевыми разведывательными машинами Jackal и Coyote и шестью 155-мм буксируемыми гаубицами M777, зенитная батарея и рота военной полиции из Румынии (около 120 военнослужащих, шесть 35-мм спаренных зенитных пушек Oerlikon).

Батальонная группа, кроме Ожиша, дислоцируется также в Бемово-Писке. Подразделения США, Великобритании и Румынии будут дислоцироваться в составе батальонной тактической группы шесть месяцев на ротационной основе.

Как и в случае с бригадами США, батальонные группы НАТО пока не очень сильно меняют баланс военных сил в Прибалтике. В свое время американская корпорация RAND подсчитала, что для эффективной защиты Прибалтики необходимы дополнительно семь бригад (включая три тяжелые бронетанковые), а никак не четыре усиленных батальона. Их размещение носит скорее пропагандистский характер и призвано успокоить местные элиты и население, всерьез опасающиеся мифической «российской агрессии» (которую сами себе и придумали). Внятного объяснения, зачем России вторгаться в Прибалтику, за исключением того, что русские — агрессоры по своей природе, никто так и не дал. Но то, что Россия это собирается сделать, в Прибалтике даже не обсуждается. Причем там всерьез опасаются, что в случае «российского вторжения» другие страны НАТО могут и не прийти на помощь, несмотря на 5-ю статью Североатлантического договора (кому в уютных европейских городах захочется умереть за Ригу или Таллин?). Размещение батальонов призвано эти опасения в какой-то мере снять — не будут же европейцы смотреть безучастно на то, как их сограждане в форме гибнут под русскими ракетами и снарядами. То есть батальонные группы НАТО выступают в роли своего рода заложников, которые не позволят другим государствам-членам НАТО в случае чего отвертеться от «битвы за Прибалтику».

В то же время размещение войск НАТО в Польше и Прибалтике непосредственно у границ России никак не способствует взаимному доверию и укреплению безопасности в Балтийском регионе. Опять-таки нет никаких гарантий, что на месте батальонов со временем не появятся бригады, а потом и дивизии. В любом случае можно быть уверенным, что развертывание всех четырех многонациональных батальонных тактических групп НАТО состоится в запланированном объеме и что они будут в полной боевой готовности к июню 2017 г.

«Балтийская воздушная полиция», усиление польских ВВС и воздушный шпионаж. В рамках миссии «Балтийская воздушная полиция» (Baltic Air Policing), начатой в 2004 г., с 5 января 2017 г. на ротационной на авиабазе Зокняй (Литва) несут боевое дежурство 4 истребителя F-16AM Fighting Falcon ВВС Нидерландов, а на базе Эмари (Эстония) — 4 истребителя Eurofighter Typhoon ВВС Германии. Самолеты будут находиться там четыре месяца. Голландцы сменили французов, а немцы остались на второй ротационный срок.

В январе 2017 г. на базу польских ВВС в Познань-Кшесины поступила первая партия американских малозаметных крылатых ракет AGM-158A JASSM, закупленных еще в 2014 г. Они предназначены для вооружения польских многоцелевых истребителей F-16C/D Block 52+ (также американского производства). Каждый самолет может нести по две крылатых ракеты. Все 40 закупленных JASSM должны быть поставлены в Польшу в течение 2017 г. С поступлением крылатых ракет с дальностью более 370 км польские ВВС получили «длинную руку» — возможность, находясь в своем воздушном пространстве, обстреливать всю Калининградскую область, а также наносить удары по целям в Беларуси вплоть до Минска. Теоретически поляки могут достичь и целей в Ленинградской и Псковской областях, но для этого надо либо лететь над морем, либо преодолеть «Сувалкскую брешь» между Калининградской областью и Беларусью. И в том, и в другом случае велик шанс столкнуться с российскими ЗРК и истребителями-перехватчиками.

Продолжаются регулярные полеты стратегических разведывательных самолетов ВВС США RC-135W с авиабазы Милденхолл (Великобритания) у границ Калининградской области (причем не только со стороны моря, но и из воздушного пространства Польши), а также Ленинградской и Псковской областей с целью ведения радиотехнической разведки. Кроме того, разведку в районе Калининграда вели британские, немецкие и шведские самолеты, а также самолеты дальнего радиолокационного обнаружения и управления E-3А AWACS Объединенных вооруженных сил НАТО и E-3F AWACS ВВС Франции.

Нагнетание напряженности вокруг Калининградской области. НАТО и страны Прибалтики продолжали и продолжают нагнетать напряженность вокруг Калининградской области. Особенно усердствует в этом президент Литвы Даля Грибаускайте. Так, 7 февраля она назвала «агрессивную милитаризацию» Калининградской области наибольшей угрозой Литве. Через две недели она же заявила: «Милитаризация Калининградской области создает угрозу не только нашему региону, но и столицам стран Европы».

Особую озабоченность в НАТО вызывает возможность размещения в Калининградской области на постоянной основе оперативно-тактических ракетных комплексов (ОТРК) «Искандер». До сих пор они перебрасывались туда только в рамках учений и боевой подготовки. Так, заместитель генсека НАТО Роуз Геттемюллер в интервью газете «Коммерсантъ» 3 апреля сказала: «Никто не спорит с тем, что Калининградская область — это территория России. Но развертывание ракетных комплексов «Искандер» — это доказательство тенденции на милитаризацию и усиление контроля над воздушным пространством. Многие члены Альянса, соседствующие с Россией, считают это угрозой для своей безопасности». 8 марта новый глава МИД Германии Зигмар Габриэль в интервью «Интерфаксу» заметил: «Если бы ракеты “Искандер-М” были размещены в Калининградской области на постоянной основе, это дало бы нам повод для большой тревоги и стало бы откатом назад в процессе обеспечения европейской безопасности».

В конце марта немецкий журнал Der Spiegel сообщил, что НАТО намерена на очередном заседании Совета Россия–НАТО потребовать у России «отчета» о размещении ракет «Искандер» под Калининградом. В ответ на это директор департамента общеевропейского сотрудничества МИД Андрей Келин 27 марта заявил, что Россия не будет отчитываться перед НАТО по вопросу о размещении ракетных комплексов «Искандер» в Калининградской области и, в свою очередь, намерена обсудить развертывание батальонов НАТО в Польше и странах Прибалтики. В конечном итоге заседание Совета Россия–НАТО, прошедшее в Брюсселе 30 марта, не привело к значимым практическим результатам. Впрочем, стороны обменялись информацией о развертывании новых воинских частей (НАТО — четырех батальонов в Польше и Прибалтике, Россия — трех дивизий в Западном и Южном военных округах)».

Автор: Юрий Зверев.

Колонка РАПИ на сайте РСМД: http://russiancouncil.ru/analytics-and-comments/columns/baltstudies/bitva-za-pribaltiku/

Николай Межевич на радио Sputnik Беларусь — «Итоги недели: цитаты Лукашенко, турецкий brexit и теракт в Париже»

Николай Межевич на радио Sputnik Беларусь — «Итоги недели: цитаты Лукашенко, турецкий brexit и теракт в Париже»

Президент Ассоциации прибалтийских исследований Николай Межевич принял участие в радиоэфире на радио «Sputnik Беларусь», где прокомментировал итоги недели, в том числе — наиболее важные моменты из ежегодного послания президента Белоруссии Александра Лукашенко к Национальному собранию и народу.

«Итоги уходящей недели в студии радио Sputnik Беларусь ведущие Александр Кривошеев и Вячеслав Шарапов подвели вместе с гостем из Санкт-Петербурга, президентом Российской ассоциации прибалтийских исследований, доктором экономических наук, профессором Николаем Межевичем, посетившим Минск именно в день, когда президент Александр Лукашенко обратился к Национальному собранию и народу Беларуси с традиционным ежегодным посланием.

«В этот раз анализ и экономической ситуации в стране и анализ международной ситуации был удивительно актуален и современен, произошло слияние внутри- и внешнеполитической повестки дня», — сказал Межевич.

Гость Sputnik отметил высказывание главы государства о том, что решение экономических задач, связанных с внутренним развитием, объективно вытекает из задач внешних.

«Была расставлена иерархия приоритетов во внешней политике и экономике, и мне как российскому эксперту эта иерархия особенно приятна, ибо прозвучала формула об особых отношениях с Россией», — сказал Межевич.

По словам собеседника Sputnik, еще совсем недавно критики белорусско-российских отношений предрекали скорую смерть Союзного государства и чуть ли не оккупацию Могилева русскими войсками, или оккупацию Смоленска белорусскими войсками. Но всех критиков можно «поздравить», так как они в очередной раз оказались «в дураках», резюмировал эксперт.

Собеседники коснулись и других событий — итогов референдума в Турции, 25-летнего юбилея установления дипломатических отношений между Беларусью и Германией, а также последнего теракта в Париже.

Полную аудиоверсию беседы с президентом Российской ассоциации прибалтийских исследований, доктором экономических наук, профессором Николаем Межевичем слушайте на радио Sputnik Беларусь».

Источник: https://m.sputnik.by/radio/20170421/1028449336/itogi-nedeli-tsitaty-lukashenko-turetskiy-brexit-i-terakt-v-parizhe.html

Алексей Дзермант: «Рассуждения о том, что Белоруссия может выйти из Союзного государства – это фейк»

Алексей Дзермант: «Рассуждения о том, что Белоруссия может выйти из Союзного государства – это фейк»

Белорусский политолог, главный редактор портала «IMHOclub-Беларусь» Алексей Дзермант во время визита в Калининградскую область дал большое интервью газете «Комсомольская правда».

«Очередным гостем дискуссионного клуба «Калининградский блог-пост» стал главный редактор портала «IMHOclub-Беларусь», один из ведущих белорусских политологов Алексей Дзермант. Как на всякий случай оговорился модератор встречи, «во всяком случае, нового поколения». Тем интереснее было послушать, что Алексей думает о событиях последних месяцев в его стране и непростой дружбе России и Белоруссии.

«-Плошча?* — Ни-когд-да!»

Естественно, первым делом заговорили о протестных акциях, прокатившихся недавно по Белоруссии. Желание калининградцев узнать, не объявятся ли на границах страны вслед за бандеровскими последышами еще одни столь же махровые националисты, было вполне понятно. Как было объяснимо и желание гостя развеять малейшие подозрения на сей счет – Алексею ведь еще на родину возвращаться…

— На вопрос «Когда же в Белоруссии будет Майдан?» я отвечу просто: «Ни-ког-да!», — отчеканил Дзермант.

И тут же пояснил: Республика Беларусь-де — совершенно иное государственное образование, нежели Украина. Там на системном уровне напрочь отсутствуют все три фактора, которые способствовали Майдану. В первую очередь — борьба за власть внутри национальной элиты в совокупности с наличием мощного олигархата, свергшего Януковича в поптыке реализовать свои геополитические устремления. Нет и мощной националистической фронды, которая формировала ударную силу – отряды боевиков. Наконец, не наблюдается серьезная внешняя идеологическая и финансовая подпитка, прежде всего, со стороны Запада.

Ну, с белорусским олигархатом и в самом деле все понятно. А вот тамошние националисты в последнее время заявляют о себе все активнее.

— У нас, как и в любом другом государстве, конечно, есть националисты, — соглашается Дзермант. — Но они не представляют мощной организации, которая могла бы стать движущей силой революционных изменений. Причиной протестов, которые наблюдались в течение последних двух месяцев, стал Декрет о предотвращении социального иждивенчества. Идея заключалась в том, чтобы вывести из тени людей, которые официально нигде не работают, но имеют серьезные доходы, при этом никак не участвуя в социальных расходах государства.

В Белоруссии социальная сфера в самом деле забирает значительную часть бюджетных средств. Тем удивительней было слышать буквально следующее:

— Декрет имел характер не экономический – никто не собирался пополнить бюджет за счет этих людей, — объяснил Алексей Дзермант. — Скорее, это был документ морального свойства: чтобы люди выходили из тени и платили налоги.

Логика, согласитесь, весьма своеобразная. В любом случае сотни тысяч людей вдруг чохом зачислили в тунеядцы, что привело к серьезному брожению умов, особенно среди малоимущих слоев общества. Сильнейшие за последние пят лет протесты попытались оседлать националисты и силы прозападного толка, чтобы направить энергию масс в политическое русло для смещения действующей власти и изменения государственной модели. Но «силовики сработали на упреждение, продемонстрировав, что не допустят сценариев, хотя бы отдаленно напоминающих Майдан». А ведь «в организации беспорядков вполне могли обвинить Россию, которая тем самым якобы начинает свержение Лукашенко».

Последний тезис, пожалуй, лучше оставить без комментариев. Утверждая, что сегодня белорусский национализм – удел немногих маргиналов, Дзермант соглашается, что пускать это дело на самотек нельзя, необходимо плотно контролировать ситуацию. Хорошее пожелание, особенно на фоне портрета участника походов на Великие Луки и Псков во время Ливонской войны Льва Сапеги на почетном месте в посольстве Республики Беларусь в Москве.

«Добрый полицейский»?

О позиции Республики Беларусь в отношении воссоединения Крыма с Россией гостеприимные калининградцы так и не спросили. Неудобные моменты взаимоотношений братских стран на этой встрече вообще как-то предпочитали не особо афишировать.

— Рассуждения о том, что Белоруссия может выйти из Союзного государства – это фейк, — однозначен в своем мнении Алексей Дзермант. — Никаких официальных заявлений руководства Республики Беларусь о подобных шагах никогда не было и не будет. Все прекрасно понимают: экономические и военно-политические связи с Россией – это то, что реально обеспечивает суверенитет республики. Я считаю, что именно союз с РФ позволяет Белоруссии иметь такую степень самостоятельности, какую не имеют, например, страны Балтиив рамках ЕС. Да, наши отношения иногда омрачаются хозяйственными спорами. Но системно Беларусь является частью евразийского пространства, которое формируется вокруг России. Конечно, возможно разное видение каких-то внешнеполитических моментов, здесь позиция Беларуси не всегда полностью совпадает с российской. Но ведь в мире политического реализма не бывает абсолютного единомыслия. И если посмотреть на англосаксонские страны или ЕС, то там могут быть расхождения в тактике, но по стратегическим моментам наблюдается безусловное единство. Если бы Беларусь не дистанцировалась от вовлечения в украинский кризис, не было бы и Минских договоренностей, сохраняющих хоть какую-то надежду на разрешение конфликта на Донбассе. У нас есть свое понимание того, как мы должны купировать внешние угрозы. То, что оно не всегда совпадает с мнением на сей счет РФ… А вы уверены, что на самом деле это не согласовано с Россией? Я думаю, уровень взаимодействия между нашими странами достаточен для того, чтобы в какие-то моменты играть в доброго и злого полицейского.

Завидную роль отводит белорусский политолог нашей стране, не находите?

Есть одна у Белоруссии мечта…

— У белорусов есть большая давняя мечта – мечта о море, к которому они пытаются пробиться не мытьем, так катаньем, — признается политолог. — Сегодня наши продукты, обеспечивающие валютные поступления в бюджет, идут, в основном, через такие порты, как литовская Клайпеда или латвийский Вентспилс. Калининград для нас пока заблокирован, поскольку отсутствует прямое сообщение и есть различные препоны, например, со стороны той же Литвы.

Дзермант подразумевал «отсекающие» тарифы литовских железнодорожников. Хотя, казалось бы, вот тут-то белорусам и можно вспомнить если и не о славянском братстве, то о Союзном государстве, пожертвовав хоть толикой своих экономических интересов в пользу союзника, а в конечном итоге – ради общего с ним блага. Черта с два! В отличие от россиян, белорусы демонстрируют, что прежде всего считают собственные доходы, а потом уже совместную с кем бы то ни было выгоду. Поэтому, судя по словам политолога, скорее будут ожидать китайского «Шелкового пути» с фантастической перспективой железной дороги из Белоруссии в Калининград через восточную Польшу.

Если честно, пока столь же иллюзорными представляются прожекты в сфере сельского хозяйства в виде белорусско-калининградских агрохолдингов или поставок уборочной техники «мэйд ин Белораша». Те же ушлые поляки готовы все это предложить на куда более выгодных условиях и буквально сейчас, уже подавая заявки на регистрацию в качестве резидентов особой экономической зоны. То, что работает в Смоленской и Брянской областях, вполне может не прокатить в случае с российским эксклавом на Балтике.

В общем, мечтать, как говорится, не вредно…

Это вам не Российская империя!

Была у наших народов еще одна мечта – сохранить СССР хотя бы в сильно усеченном виде, слив воедино Великую и Белую России. Однако не вышло, и Алексей Дзермант предполагает, почему:

— Попытка создания полноценного союзного государства России и Белоруссии наткнулась на противоречия элит. Тогда, в 1997-1998 годах Александр Лукашенко для российской элиты был неприемлем в качестве президента Российской Федерации. После этого шанс на создание централизованного государства был утрачен. Теперь же элиты сформировались в обоих государствах и политический компромисс между ними в текущих условиях невозможен.

Дзермант не скрывает, что белорусская элита критически настроена по отношению к социально-экономической модели, сложившейся в РФ. Которой белорусам неизбежно придется подчиниться ввиду несоразмерности потенциалов наших стран. Одна из веских причин такого неприятия — наличие в России олигархических групп с серьезными интересами на Западе. В Белоруссии этот сегмент не влияет ни на политику, ни, что еще важнее, на социально-экономическую составляющую.

* Плошча – площадь (белор.), в данном контексте то же самое, что и украинский Майдан»

Источник: http://www.kaliningrad.kp.ru/daily/26666.4/3687587/

Алексей Дзермант: «Железная дорога до Калининграда через Польшу пока фантастика. Но если ключевые интересы сойдутся, всё возможно»

Алексей Дзермант: «Железная дорога до Калининграда через Польшу пока фантастика. Но если ключевые интересы сойдутся, всё возможно»

На калининградском новостном интернет-портале Klops.ru вышло интервью Александра Носовича с белорусским политологом Алексеем Дзермантом, выступившим в Калининграде в рамках дискуссионного клуба «Калининградский блог-пост».

«— В пятницу в Калининград приехала группа школьников из Минска по программе школьного обмена. Как вы считаете, такие программы — это личное дело тех, кто в них участвует, или они имеют общественную, государственную значимость?

— Такие события нужны для налаживания горизонтальных связей. Без общения молодёжи невозможно понимать друг друга, выстраивать общее будущее. Прекрасно, что это происходит. Другой вопрос — достаточно ли этого, чтобы всё двигалось вперёд? Я не слышал, к примеру, чтобы между Белорусским госуниверситетом и БФУ имени Канта происходило интенсивное общение. Вот сейчас мы будем отмечать 500-летие белорусского книгопечатания, и кёнигсбергская тема должна зазвучать.

— Что именно вы имеете в виду? 

— Франциск Скорина, первопечатник, бывший также практикующим доктором, некоторое время жил и работал в Кёнигсберге. Тогда это был гуманитарный, экономический центр. Скорина многие вещи почерпнул здесь для себя.

— Две наши страны могли бы это использовать это для развития культурных контактов? 

— Да, при этом скориновская тема нейтральна, в ней нет политической окраски. Он печатал свои книги на русском языке — общем для Великого княжества Литовского, на территории которого находилась нынешняя Беларусь, и Московского государства.

— А есть ли экономические вещи, которые могли бы нас связывать?

— Интерес к этому присутствует, об этом постоянно говорит президент, вспоминая Калининград. Из реально возможного — помощь в сельскохозяйственной сфере. Беларусь достигла в этом больших успехов: здесь развита мясная и молочная промышленность, огромный опыт мелиорации земель.

Перспективно развитие Калининградского порта, но этому мешают логистические проблемы. Пока белорусские грузы идут через Литву и Латвию и не удаётся кардинально решить проблему блокады Калининграда.

— Как это можно преодолеть? Возможно ли, что Литва согласится снизить тарифы на перевозку, чтобы белорусские грузы шли в Калининградскую область? 

— Возможно, будет интерес со стороны Польши. Но пока мы видим, что отношения скорее деградируют и наши западные соседи не пойдут ни на какие уступки. Об этом можно судить по заявлениям относительно Белорусской АЭС: поляки против, они не намерены покупать излишки электроэнергии.

Тема портов очень интересна для нас, это, может быть, даже идея фикс — выход к морю. Но пока ситуация заблокирована.

— Теоретически белорусские грузы могут идти через Сувалки, Варминьско-Мазурское воеводство. Но у Польши там нет развитой железнодорожной инфраструктуры. 

— Здесь возможно решение вопроса путём создания больших межгосударственных коалиций. Тот же Китай может быть заинтересован в инвестировании железнодорожного сообщения между Беларусью и Калининградом через Польшу. Это пока фантастический проект, но если ключевые интересы сойдутся, всё возможно.

— Польше это выгодно, но для неё это сейчас скорее вопрос политики. По-моему, Польша и Литва в принципе не готовы содействовать развитию отношений Беларуси и Калининграда. Когда изменится ситуация, могут ли Польша и Литва стать более доброжелательными?

— Всё зависит от того, насколько Америка будет активно вмешиваться в эту тему. Если новая администрация ослабит внимание к этому региону и одновременно в ЕС появятся лоббисты этого проекта, то рычаги воздействия на Польшу у Берлина и Брюсселя могут ослабнуть.

Ключевым моментом проекта может быть выход на Калининград. Для Польши сокращается финансовая поддержка со стороны Брюсселя, стране понадобятся средства, и такой проект может быть вполне интересен, по крайней мере, для польских элит, которые это понимают.

— Беларусь — значимый торговый партнёр для Литвы. Может ли Беларусь использовать своё влияние в вопросе визового режима для Калининградской области, чтобы калининградцам было проще ездить на территорию остальной России? 

— Беларусь пока не разыгрывала экономическую карту для влияния на Литву, наверное, из тех соображений, что любое влияние Литва будет очень агрессивно воспринимать. Стиль белорусской дипломатии очень сдержанный. Ситуация может меняться по мере ослабления самого литовского государства, может появиться новое окно возможностей. Но пока узел затягивается.

— Я говорил не о давлении, а скорее о том, чтобы выйти с предложением к Литве. Пока Россия борется с ситуацией, когда граждане ездят по шенгенским визам «на материк». 

— В рамках коллеги министерств иностранных дел России и Беларуси этот вопрос можно и нужно было бы поднять и осудить такую нездоровую ситуацию, когда четыре раза проверяют документы калининградцев на границах. Пока я не думаю, что Литва готова пойти навстречу. Но консультации могли бы состояться.

— В конце прошлого года многих калининградцев напугала информация, что на границе России и Беларуси вводят погранконтроль. Эти слухи оправданны? 

— Граждан России и Беларуси эти вещи не особо касаются, они были направлены на усиление контроля над гражданами третьих стран. Если человек получил белорусскую визу, а едет в Россию, то он незаконно пересекает границу. Смоленская, Брянская, Могилёвская, Гомельская области — там люди и контрабандой занимаются, и незаконные мигранты появляются. Нужен контроль, оперативное реагирование на угрозы.

— Если говорить о сотрудничестве Калининграда и Беларуси в сфере сельского хозяйства, то как вы на практике это представляете? Белорусские агрохолдинги покупают землю в Краснознаменском районе, например? 

— Про конкретные формы мне сложно говорить, любые проекты разрабатываются с точки зрения совместного интереса. Можно создавать совместные агрохолдинги, в которых белорусы будут ответственны за поставки сельхозтехники, проведение мелиорационных работ, будут помогать с семенным фондом — в Беларуси это поставлено на научную основу. Могут быть и прямые инвестиции.

— А вообще для Беларуси это интересно — инвестировать в Калининград?

— Если климат для ведения бизнеса здесь приемлемый, то почему нет?

— Проблема военной безопасности. Из-за некоторой напряжённости в российско-белорусских отношениях в последнее время возникли подозрения, что Беларусь не придёт на помощь Калининграду в случае каких-то конфликтов. 

— Основополагающие положения из доктрины безопасности — приходить на помощь России. Это с точки зрения юридической. Есть сторона практическая: осенью грядут масштабные учения «Запад-2017». В их сценарий включён момент, связанный с отражением нападения условного противника и деблокирование Калининградской области. Это сценарий, предполагающий использование территории Беларуси и её вооружённых сил для помощи Калининграду. Разговоры разговорами, а военные занимаются делом.

В НАТО уверены, что характер и сценарий этих учений говорят о том, что в случае угрозы Калининграду Беларусь будет принимать активное участие в купировании таких угроз.

Но и учения, и доктрины наши носят оборонительный характер. Если всё остаётся в некоем паритете, не происходит эскалации вокруг Калининграда, то нет причин для более активного поведения Беларуси и России. Если идёт наращивание войск, то стороны берут на себя обязательства оперативно реагировать на это, в том числе переброской дополнительных вооружений. Но это не попытка подготовить плацдарм для нападения, всё это в рамках наших доктрин.

— Имеют ли под собой почву разговоры о том, что Беларусь стала ненадёжна как союзник, что она дрейфует в сторону НАТО и ЕС?

— Такие разговоры слышны всё чаще, и я не совсем понимаю почему. Основные обязательства в рамках нашей договорённости Беларусь выполняет. Активизация движения в сторону ЕС понятна: Беларусь не хочет, чтобы у неё были искажённые отношения с ЕС. Есть критическая риторика в отношении неработающих нормативных актов, но она не перерастает в серьёзные подтверждения намерений, что Беларусь собирается уходить. Это информационный мыльный пузырь, который каждый раз лопается. Никакого серьёзного обострения не происходит».

Фото © Sputnik/ Юлия Хвощ

Источник: https://klops.ru/interview/intervyu/153523-zheleznaya-doroga-do-kaliningrada-cherez-polshu-poka-fantastika-no-esli-klyuchevye-interesy-soydutsya-vsyo-vozmozhno

Страница 1 из 1812345...10...Последняя »