«Андрей Крашевский: чему Эстония и Финляндия могли бы научить друг друга в сфере безопасности»

«Андрей Крашевский: чему Эстония и Финляндия могли бы научить друг друга в сфере безопасности»

На портале rus.err.ee (Eesti Rahvusringhääling) опубликован аналитический материал, посвященный вопросам безопасности в регионе Балтийского моря, и в частности — сравнению опыта внешнеполитических отношений Финляндии и Эстонии с Россией.

«Эстонию и Финляндию роднят близкие языки, культура и история, а также геополитическое положение, требующее от них выработки стратегии сохранения суверенитета и самостоятельности в условиях соседства с великой державой. Но в силу исторических причин выбранные стратегии оказались очень разными. Могут ли Таллинн и Хельсинки извлечь друг для друга полезные уроки из своего опыта отношений с Москвой?

Рост военно-политической напряженности в Европе в целом и в регионе Балтийского моря в частности привел к оживлению дискуссии о том, не пора ли Финляндии пересмотреть свои устоявшиеся подходы к проблеме безопасности и, к примеру, всерьез задуматься о вступлении в НАТО. Действительно, как заявил недавно президент Финляндии Саули Нийнистё, Европу без разделительных линий построить не получилось. Конфликтный потенциал снова нарастает и даже в регионе Балтийского моря, считающемся одним из самых стабильных, началась ползучая милитаризация.

Похожие страны с разными судьбами

С учетом особых отношений между Таллинном и Хельсинки, в Эстонии нередко задаются вопросом, как поступит Финляндия в случае гипотетического конфликта и придет ли она на помощь Эстонии. Однако в Хельсинки не спешат давать никаких заверений ни поводу НАТО, ни по поводу помощи Эстонии.Политика Финляндии после окончания Второй мировой войны заключалась в поддержании нейтралитета – сохранении самостоятельности за счет хороших отношений с восточным соседом и неприсоединения к угрожавшим СССР военным блокам. Эта сделка уважалась обеими сторонами и приносила им ощутимые материальные выгоды. Стратегия оказалась настолько успешной, что в годы холодной войны для нее придумали (пренебрежительный) термин «финляндизация», а в общественном мнении страны возможный отказ от нейтралитета до сих пор не пользуется поддержкой.Судьба Эстонии сложилась иначе: государство было насильственно включено в состав СССР и лишено независимости, создав у эстонцев сильный комплекс уязвимости, скептическое отношение к договоренностям с Россией и стремление к физическим гарантиям своей безопасности. В силу этого страна с момента восстановления независимости взяла курс на вступление в НАТО, а также максимальную интеграцию в различные западные структуры.Можно привести хорошие аргументы в пользу обеих стратегий, но еще более важно то, что каждое государство проводит свою внешнюю политику с учетом собственного уникального положения и исторического опыта.

Оборотная сторона «делимой безопасности»

Россию и Финляндию связывает долгий опыт сотрудничества и выполнения взаимных обязательств. Обе страны не заинтересованы в нарушении этого равновесия: агрессивные шаги России не только подтолкнули бы Хельсинки в сторону НАТО, но и бумерангом ударили бы по ее отношения с другими приграничными государствами.С другой стороны, вступление Финляндии в Североатлантический альянс было бы воспринято Москвой как угроза безопасности со всеми негативными последствиями, которые из этого неизбежно последуют.События последних лет, в том числе в Грузии и на Украине, показали, что втягивание приграничных и тесно связанных с Россией стран в западные военно-политические структуры приводит к обострению обстановки вплоть до вооруженных конфликтов. Часто говорят, что у одной страны не должно быть права вето над внешней политикой другой страны. Однако наивно полагать, что если действия одной страны воспринимаются другой как угроза ее безопасности, то такие аргументы предотвратят ответные меры.Эта фундаментальная закономерность международных отношений лучше всего отражена в зафиксированном в документах ОБСЕ понятии «неделимости безопасности», согласно которому одно государство не должно обеспечивать свою безопасность за счет другого. Оборотная сторона «делимой безопасности» – нарастание конфликтного потенциала.

Насколько защищена Эстония?

Разумеется, это не значит, что Эстонии следовало пойти по пути «финляндизации». С учетом истории страны и широкой поддержки обществом интеграции в западные структуры вступление в НАТО в действительности увеличило безопасность Эстонии.Фундаментальным результатом этого достижения эстонской дипломатии стал выход из сферы влияния России – государства, в состав которого Эстония входила с небольшими перерывами со времен Петра I. Членство в НАТО с его гарантиями физической безопасности органично дополнило и укрепило такие ключевые элементы безопасности, как широкая общественная поддержка государственной независимости и стремление закрепить культурную принадлежность к западноевропейскому миру политическим вхождением в него, позволило преодолеть историческую инерцию.С другой стороны, это не значит, что Эстонии нечему учиться у Финляндии с ее опытом взаимовыгодного сотрудничества с восточным соседом.В настоящее время у Эстонии как государства нет объективных причин для конфликта с Россией, таких как территориальные претензии или другие непримиримые противоречия в двусторонних отношениях. Россия признала выход Эстонии из своей сферы влияния. Эстония утратила для России стратегическое значение и с точки зрения выхода к морю и как буферная зона безопасности. История советского периода доказала, что эстонцы никогда не смирятся с существованием в составе России. Эстонское общество и политическая система стабильны, а независимость Эстонии поддерживается в том числе и русскоязычным населением страны. Агрессия против члена НАТО несет в себе огромные риски.Поэтому стандартный анализ выгод и издержек делает нападение Москвы исключительно дорогостоящей и невыгодной, а значит, практически невозможной затеей. Эстонский поезд уехал на запад с билетом в один конец. Таким образом, безопасность Эстонии сейчас действительно обеспечена лучше, чем когда бы то ни было.При этом есть немало объективных причин для улучшения эстонско-российских отношений, в первую очередь – заинтересованность в экономическом сотрудничестве, сохранении стабильности в регионе Балтийского моря и в предотвращении раскола в эстонском обществе, который провоцируется конфронтационной политикой по отношению к Москве.

Без принципа взаимности

Учет финского опыта отношений с Россией и объективной ситуации Эстонии как минимум ставит вопрос о необходимости критически оценивать, ведет ли обострение отношений с Москвой в последние годы к дальнейшему увеличению или, напротив, уменьшению безопасности страны.Никто всерьез не задумывается о том, какие последствия будет иметь превращение Эстонии в узел оборонительно-наступательной инфраструктуры НАТО ради сдерживания гипотетической агрессии. Ведь в таком случае случае с точки зрения безопасности Эстония для России перестает быть маленькой соседней страной и становится лишь одним из элементов угрозы и, соответственно, мишенью в случае более широкого конфликта. Трудно представить себе сценарий, в котором такой конфликт не стал бы катастрофой конкретно для Эстонии.К сожалению, такой критической оценки не происходит.На этом фоне Финляндия занимает более взвешенную и продуманную позицию. Хельсинки не игнорирует меняющуюся ситуацию в европейской безопасности. Финляндия увеличивает оборонные расходы, продолжает понемногу развивать отношения с НАТО и не исключает полностью вступление в альянс, но и не ставит перед собой такой цели. При этом акцент в финской политике ставится на поддержание стабильности в регионе и Финляндия остается одной из немногих стран, поддерживающих регулярный и нормальный диалог с Москвой.Если Финляндия приспосабливает свою политику к меняющейся ситуации как с учетом собственного опыта и интересов, так и с учетом ситуации своих соседей, то в Таллинне пока незаметно желание извлечь полезные уроки из финского опыта, который отметается в сторону как аномалия.

Источник: http://rus.err.ee/596856/andrej-krashevskij-chemu-jestonija-i-finljandija-mogli-by-nauchit-drug-druga-v-sfere-bezopasnosti

Николай Межевич: «Антироссийская военная истерия похожа на алкоголизм тем, что каждый раз ее нужно всё больше и больше»

Николай Межевич: «Антироссийская военная истерия похожа на алкоголизм тем, что каждый раз ее нужно всё больше и больше»

— По поводу Балтийского региона есть разные мнения. Многие, и я в том числе, говорили и писали о том, что в начале-середине 90‑х годов нам повезло. В каком плане? Пока на Балканах лилась кровь, одна война сменялась другой, в нашем регионе возник Совет государств Балтийского моря. Совет министров Северных стран распространял свои лучшие практики на постсоветском пространстве и в Восточной Европе. Складывалось такое «неоганзейское» ощущение перехода к экономическому сотрудничеству после достаточно длительной эпохи военной конфронтации.

— Предпосылки есть. Мои контакты и контакты моих коллег из экспертного сообщества, которые могут себе позволить приехать в страны Балтии, говорят о том, что воевать-то никто не хочет. Хочу обратить внимание на заявление президента Эстонии Керсти Кальюлайд: она сказала, что эстонцы не верят в военную агрессию со стороны России. Затем последовал набор дежурных обвинений касательно Минских соглашений.

Тем не менее главная для нас часть — отрицание прямой военной угрозы. Эстонский президент говорит о «гибридных угрозах», периодически говорит об Украине и Сирии, вспоминает кибербезопасность и прочие вещи, но о прямой военной угрозе речи нет. При этом военные учения в странах Балтии фактически идут непрерывно.

Здесь есть определенное противоречие: на словах слышим одно, в делах видим другое. И раз так, то мы не можем себе позволить отказаться от поисков способа урегулирования конфликтов. История не простит нас, если мы упустим пусть небольшой, но шанс на достижение согласия. Позиции наших оппонентов очень слабые, именно поэтому они не хотят встречаться. Они «закрываются» в концепции обвинения России и ничего больше не хотят слушать. Так что, с одной стороны, нам надо заботиться о собственной безопасности, с другой — стоять с протянутой рукой если не дружбы, то хотя бы сотрудничества.

— Протянуть руку непосредственным соседям или на уровень выше — их союзникам в Вашингтоне?

— С точки зрения логики и здравого смысла вопросы нужно решать в Вашингтоне, в Монсе, где находится штаб-квартира НАТО, или, может быть, в Берлине. Но за последний год у меня сложилось ощущение, что, согласно известному афоризму, не собака виляет хвостом, а хвост виляет собакой.

Иными словами, военно-политическую повестку формируют Эстония, Латвия и особенно Литва. Разрешив однажды этим государствам сформировать повестку, штаб-квартира НАТО утратила контроль над политической риторикой нескольких членов Альянса.

Но я бы и не переценивал роль Вильнюса и его единомышленников как переговорщиков на уровне Трампа. Да, Вильнюсу позволяется говорить о российской угрозе, но, когда речь пойдет о масштабном развертывании военных контингентов, возникнет вопрос: кто будет за это платить? Показательна история с американскими зенитно-ракетными комплексами Patriot в Южной Корее — платить за них приходится несколько миллиардов долларов. Президент Грибаускайте, что ли, на свою зарплату купит установку Patriot? Трамп четко сказал: подарков не будет, безопасность надо оплачивать.

— Для того чтобы удержаться у власти, Грибаускайте готова заявить о вторжении Урана на Плутон или наоборот. Политика — циничная штука. Придется ведь отвечать и за разваленную экономику, и за то, что из страны уехала треть населения, учитывая, что именно из-за милитаризма властей пострадала и так не самая мощная экономика.

— Недавно Всемирная организация здравоохранения сообщила, что Литва вышла на первое место в Европе по употреблению алкоголя. Антироссийская военная истерия похожа на алкоголизм тем, что каждый раз ее нужно всё больше и больше. Такими темпами в следующий раз и тренировка полевой кухни где-нибудь под Барановичами вызовет истерику литовских властей. Надо к этому относиться с пониманием».

Источник: http://www.rubaltic.ru/article/politika-i-obshchestvo/23052017-antirossiyskaya-isteriya-kak-alkogolizm-nuzhno-vsye-bolshe-i-bolshe/

Сергей Лавров: «Финляндия – наш сосед. Это дружественная нам страна».

Сергей Лавров: «Финляндия – наш сосед. Это дружественная нам страна».

Министр иностранных дел Российской Федерации Сергей Лавров провел 4 мая 2017 года пресс-конференцию по итогам переговоров с Министром иностранных дел Финляндской Республики Т.Сойни. Глава МИД РФ отметил улучшение ситуации в экономическом сотрудничестве, культурном обмене, приграничном сотрудничестве, а также ответил на вопросы журналистов о ключевых темах международной повестки. 

«Уважаемые дамы и господа,

Прежде всего, хочу выразить признательность нашим финским друзьям и лично Министру Т.Сойни за гостеприимство и организацию наших переговоров в таком красивом историческом месте.

Мы провели очень хорошие переговоры, констатировали, что несмотря на непростую  ситуацию в Европе, российско-финляндские отношения продолжают поступательно развиваться.

Переговоры с моим финским коллегой Тимо Сойни прошли в конструктивном ключе и были насыщенными. Необходимый импульс нашей совместной работе придает регулярный конструктивный диалог на высшем уровне. Как вы знаете, в конце марта президенты наших стран встречались «на полях» международной конференции «Арктика – территория диалога» в Архангельске. После длительной паузы возобновились контакты между главами правительств двух стран. Продолжается достаточно интенсивное  взаимодействие между различными министерствами и ведомствами.

Мы с удовлетворением констатировали постепенное преодоление спада в экономических связях. В январе-феврале товарооборот увеличился почти на 60% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. Реализуются крупные совместные проекты, в числе которых – строительство в Финляндии АЭС «Ханхикиви-1» при участии «Росатома», успешно функционирует принадлежащая АО «Объединенная судостроительная корпорация» судоверфь в Хельсинки. Все это создает рабочие места и добавляет динамики экономическому развитию. В свою очередь, наши финские партнёры, в данном случае, в лице концерна «Фортум», участвуют в создании парка ветряных электростанций в Ульяновской области. Активно работает Межправкомиссия по экономическому сотрудничеству, которая провела очередное заседание в ноябре 2016 года в Москве.

В прошлом году состоялось первое заседание вновь созданной Межправкомиссии по приграничному сотрудничеству, работа которой наверняка будет положительно влиять на межрегиональный обмен.

Мы рассмотрели ход реализации мероприятий, которые были согласованы в рамках празднования 100-летия независимости Финляндской Республики. В конце мая в Турку состоится 5-й Российско-Финляндский конгресс породненных городов, а в сентябре этого года в Санкт-Петербурге – 18-й Российско-Финляндский культурный форум. Осуществляется очень насыщенная программа обменов по линии театров и оркестров двух стран.

Обсудили международную и региональную проблематику. В России ценят вклад Финляндии в укрепление стабильности в районе Балтийского моря, включая инициативу С.Ниинистё, направленную на повышение безопасности полетов над Балтикой.

У нас совпадающие подходы к развитию взаимовыгодного сотрудничества в северных широтах, прежде всего, через укрепление взаимодействия в рамках Арктического совета, председательство в котором буквально через неделю перейдет к Финляндии.

Мы обсудили состояние отношений между Россией и Евросоюзом. Оно, конечно, не может вызывать никакого удовлетворения. Мы напомнили о предложениях по выводу этих отношений из нынешнего тупика, которые были переданы Президентом В.В.Путиным Председателю Еврокомиссии Ж.-К.Юнкеру в июне прошлого года.

По просьбе наших друзей мы изложили подходы России к урегулированию различных кризисных ситуаций, включая сирийский и украинский кризисы, ситуацию на Корейском полуострове. По Сирии мы очень рассчитываем на успех проходящего сейчас в столице Казахстана Астане очередного, четвертого раунда переговоров. Прежде всего, рассчитываем на успех с точки консолидации режима прекращения боевых действий (РПБД), согласования механизма реагирования на нарушения, проведения мероприятий по разминированию. В Астане обсуждается и относительно новая идея формирования в Сирии с учетом всех заинтересованных сторон и с согласия Правительства САР зон деэскалации, которые должны стать важным шагом на пути укрепления РПБД. Надеемся также, что уже в  этом месяце продолжатся переговоры на женевской площадке, которые, прежде всего, посвящены решению проблем комплекса вопросов, связанных с политическим урегулированием конфликта, когда сам сирийский народ должен определить будущее своей страны. Выразили нашу общую обеспокоенность эпизодом, который произошел в Сирии, в Хан-Шейхуне 4 апреля с использованием химического оружия. Россия настаивает на профессиональном, тщательном, транспарентном расследовании, которое некоторые наши западные коллеги пытаются замотать.

Мы поделились нашими оценками тяжелой ситуации, сложившейся на Украине и являющейся результатом антиконституционного  вооруженного переворота, совершенного в феврале 2014 года. Россия считает, что ведущие страны Евросоюза, Запада, поддержавшие этот антиконституционный переворот, назвав его «демократической сменой власти», несут особую ответственность за то, чтобы заставить Правительство Украины выполнить Минские договоренности, заключенные в феврале 2015 года. У нас общая позиция в том, что касается поддержки деятельности специальной мониторинговой миссии ОБСЕ, в составе которой работают граждане России и Финляндии. Мы настаиваем на том, чтобы в будущем не допускать каких-либо инцидентов, которые бы подвергали жизнь наших наблюдателей угрозе.

Что касается ядерной проблемы Корейского полуострова, мы убеждены, что у нее есть только политическое решение. Любые попытки урегулировать ситуацию военным путем будут губительны.

Считаю, что переговоры были очень своевременными, полезными. В продолжение нашего визита сегодня еще предстоит встреча с Президентом Финляндии С.Ниинистё в Хельсинки.

Ещё раз хотел бы поблагодарить наших хозяев за гостеприимство и организацию нашей работы.

Вопрос (адресован обоим Министрам): Сейчас активно обсуждается возможность встречи президентов России и США В.В.Путина и Д.Трампа в Хельсинки. Насколько реальной Вам кажется такая идея? Как Вы оцениваете роль Финляндии в подобных международных вопросах?

С.В.Лавров: На эту тему уже задавали вопрос во время пресс-конференции наших президентов в Архангельске. Президент России В.В.Путин ответил, что если американская сторона заинтересована и готова в таком контакте, то для нас Хельсинки является очень удобным местом.  Финляндия – наш сосед. Это дружественная нам страна. Нас связывает многовековая история. Мы, конечно, как и другие страны, ценим международную репутацию Финляндии, которую она завоевала благодаря последовательной политике нейтралитета. Но пока никаких планов проведения встречи президентов России и США в ближайшие пару месяцев не существует. Президент России В.В.Путин и Президент США Д.Трамп несколько дней назад говорили по телефону. Это был очень хороший разговор. Они упоминали предстоящие между ними контакты. В качестве одной из ближайших возможностей называлась встреча «Группы двадцати» в Гамбурге в июле этого года.

Вопрос (адресован обоим Министрам): Удалось ли Вам найти выход из тупика по проблеме включения транспондеров военных самолетов на Балтике?

С.В.Лавров (отвечает после Т.Сойни): Как Вы знаете, мы поддержали инициативу Президента Финляндии С. Нийнистё по транспондерам. Это было сделано в прошлом году на встрече наших президентов. Более того, мы расширили соответствующие подходы, включив дополнительные меры повышения безопасности полетов. Мы внесли эти предложения на заседании Совета Россия-НАТО летом прошлого года. К сожалению, наши натовские партнеры, которые до того времени очень часто выражали озабоченность авиабезопасностью над Балтикой, взяли эти предложения и задержались с реакцией почти на полгода. Только недавно они нам сказали, что готовы к предметному обсуждению нашего предложения, но пока этого не произошло. Пока наши натовские коллеги размышляют, мы поддерживаем тот образ действий, который предложила Финляндия. Наши финские коллеги предложили использовать проектную группу по вопросам Балтийского моря, которая существует в рамках ИКАО. Группа уже провела свое заседание в марте, а очередное заседание пройдет в Хельсинки в конце этого месяца. Надеемся, что члены НАТО тоже созреют для того, чтобы подключиться к этой работе.

Вопрос: Сейчас между Россией и США ведутся важные переговоры в т.ч. касающиеся Сирии, урегулирования ситуации в этой стране. Между странами ведется диалог. Обсуждается возможность встречи президентов двух стран. С другой стороны, в США обсуждается возможное влияние на президентские выборы в этой стране. Как бы Вы охарактеризовали отношения между Россией и США? Что мы должны о них думать?

С.В.Лавров: Мы хотим о любых отношениях с любой страной думать позитивно. Мы хотим развивать нормальные, взаимовыгодные и прагматичные связи. Это возможно делать исключительно на основе взаимовыгодного уважения, равноправия и поиска баланса интересов. Насколько мы понимаем, в ходе предвыборной кампании нынешний Президент США Д.Трамп выступал с примерно таких же позиций: он выступал за взаимовыгодное развитие сотрудничества со всеми странами, включая Россию. Соответствующий настрой подтвердился в ходе недавнего телефонного разговора Президента России В.В.Путина и Президента США Д.Трампа. К сожалению, на этапе, когда происходила смена администрации в Белом Доме, наши отношения находились на очень низкой точке, поскольку администрация Б.Обамы делала все, чтобы их подорвать. Печально, что развязанная администрацией Б.Обамы русофобская кампания сохраняет свою инерцию в США и сегодня. Причем очевидно, что сегодня это делается, прежде всего, для того, чтобы попытаться использовать русофобскую карту во внутриполитической борьбе в США, в т.ч. со стороны тех, кто так и не смог принять результаты выборов, состоявшихся в полном соответствии с американской Конституцией. Мы слышим многочисленные обвинения России во всех смертных грехах на грани истерик. Видим, как Конгресс США создает какие-то межведомственные структуры для того, чтобы заниматься расследованием «русской угрозы». Но до сих пор мы не видели и не слышали ни одного факта, который хоть каким-то образом подтверждал бы то, в чем нас обвиняют. Также мы не слышали и не видели ни одного факта относительно утверждений, будто бы мы занимаемся вмешательством во внутренние дела Франции и Великобритании. Недавно даже ваши шведские соседи сказали, что мы и им угрожаем в плане влияния на выборы и политическую ситуацию. Если есть факты, то можно их обсуждать. Если фактов нет, то мы эту кампанию воспринимаем исключительно как пропагандистскую, нацеленную на достижение не очень благовидных целей.

Судя по тому, что вопрос был объявлен как последний, исхожу из того, что Финляндия победила на этой пресс-конференции со счетом 2:1″.

Фото © МИД РФ

Источник: http://www.mid.ru/ru/vizity-ministra/-/asset_publisher/ICoYBGcCUgTR/content/id/2743998

Николай Межевич – о том, как страны Прибалтики оказались на грани катастрофы

Николай Межевич – о том, как страны Прибалтики оказались на грани катастрофы

Интернет-газета «Правда.Ру» опубликовала острое интервью с профессором кафедры европейских исследований факультета международных отношений СПбГУ, президентом РАПИ Николаем Межевичем.

«В Neatkariga Rita Avize появился материал под названием «За что боролись, на то и напоролись».

Автор пишет: «Мы, латыши, гордый народ. Нам не нужно хлеба и денег, только бы нам позволили быть в авангарде всей Европы в формировании особо враждебных отношений с Россией».

Как пример — песенный фестиваль «Новая волна». Взбесила она министра иностранных дел. И Эдгарс Ринкевичс запретил въезд в Латвию троим российским певцам. «Пусть русские подавятся своими деньгами! Мы лучше умрем от голода, но не будем слушать русские песни. Когда русские поют, жители близлежащих домов не могут спокойно спать. Теперь они смогут спать спокойно», — вот такое латвийское спокойствие.

«Мы гордые, денег нам не надо», — рассуждает автор Марис Краутманис.

Нужно бороться за русских, а не с русскими? Но нет, говорит он: «…нам не нужны никакие русские — ни путинисты, ни диссиденты».

И Nord Steam-2 — проект, который предусмотрен для продажи газа из России в Западную Европу, Латвии не нужен?

«Но мы гордый народ. Наше правительство решило, что ни в коем случае никакого участия в этом проекте не будет… Пусть поляки и немцы волоком тащат огромные мешки денег. Нас в этом мероприятии не будет, потому что мы боимся русских шпионов, которые теоретически могут пролезть через трубопроводы и нелегально оказаться в Латвийской Республике», — пишет Краутманис.

Он также поднимает тему новой налоговой реформы. Дело в том, что от понижения подоходного налога с жителей с 23% до 20% появляется небольшая брешь в бюджете. Как следствие — повышение акцизного налога на водку и дизельное топливо. Если дизель будет дороже — поднимутся и остальные цены. Могут и НДС повысить.

Автор иронизирует: «И вообще есть разнообразные возможные творчества не только в повышении имеющихся налогов, но и в придумывании новых. К примеру, налога на бороду, как при Петре Первом, налога на вдыхание воздуха, налога на езду на велосипеде или сидение на диване, а также налога на гроб, потому что налоги должны быть неизбежными, как смерть».

И главный вывод: «Новая налоговая система, при которой мы будем жить в ближайшие годы, создается для того, чтобы успешные и получающие прибыль могли жить еще успешнее и прибыльнее, а бедные, неудачники, старые, больные, слабые и глупые становились еще беднее».

Вот и получается, что у латыша, которому в какой-то момент не повезло, нет другого выхода, как только бежать в Англию, пока та еще не «брекситировала», отмечает Краутманис.

«А мы все равно продолжим голосовать за правых, потому что правые это хорошо», — говорит он. А левые? От левых «несет» Советским Союзом, они ассоциируются с Россией.

«Правда.Ру» обратилась за комментарием к профессору кафедры европейских исследований факультета международных отношений СПбГУ, президенту Российской ассоциации прибалтийских исследований Николаю Межевичу.

— Как вам материал латыша Мариса Краутманиса? Он саркастически высмеивает многие просчеты, на которые пошли латвийские власти ради дружбы с Европой. Вы согласны с автором? Выходит, что латыши настолько гордый народ, что им не нужно хлеба и денег, только бы позволили быть в авангарде всей Европы в формировании особо враждебных отношений с Россией? Или они на что-то серьезно рассчитывали?

— Классическая экономическая теория гласит, что есть прибыль. Ради нее предприятия, люди и иногда даже государства готовы, если не на все, то на очень многое. Если мы посмотрим на государства Прибалтики — Эстонию, Латвию, Литву — то увидим другую ситуацию. Ради абсолютно непонятных политических амбиций, исторических комплексов, каких-то культурных травм государства Прибалтики отказываются не от миллионов, а от миллиардов, связанных с сотрудничеством с Россией. Когда это происходит не один год, то в совокупности приводит к очень тяжелым экономическим последствиям.Можно вспомнить, например, как мы потратили деньги в России, построили себе сами портовые сооружения в Ленинградской области, в Санкт-Петербурге. Мы могли бы это не делать или делать не так: не пустить наши грузы через Прибалтику. Ведь потом мы постоянно сталкивались в 90-е и последующие годы с не дружественным, а с хамским отношением. И постепенно эта ситуация вылилась в то, что есть. Если есть на этой планете страны, которые могли бы себя назвать странами упущенных возможностей, то это сегодня Эстония, Латвия и Литва.

— И сейчас в ЕС к ним отношение совсем не как к авангарду, а, скорее, как к санитарному кордону. Вы согласны?

— Да, это уже было в 20-30-е годы. Даже тогда, когда их называли буферными странами, они очень неплохо торговали с Москвой — с Советским Союзом. А теперь комплексы и неумение воспринимать реальности экономической политики приводят эти страны на грань катастрофы. Но, конечно, не африканской, не балканской; но никаких видимых основанный говорить о том, что эти страны кого-то догоняют, нельзя. Эти страны по-прежнему являются периферийными в экономическом и политическом отношении.

— Вот тоже есть статьи: «Прибалтийские страны сильно опустели за последние годы. Если появятся какие-то предприниматели, которые захотят открыть производство, для них не будет рабочей силы. Тогда рабочую силу придется завозить с Украины, из Афганистана, Вьетнама». Допускаете такое?

— Вы абсолютно правы. Вы очень деликатны, говоря «опустели». По демографическим потерям, сочетанию миграции и отрицательного естественного прироста Латвия находится на первом месте в Европе. Это катастрофа! Более менее жизнь идет в одном городе, мы его знаем: это Рига. А остальная часть территории превращается в биологический резерват. На сайте нашей Ассоциации прибалтийских исследований вы можете найти подробную информацию по этому вопросу.

— Социальное государство — это не для прибалтов? Левых во власть не пропускают?

— Социальное государство есть, но это через залив — это Швеция, Финляндия. При всех нюансах они сохраняют эффективную социальную политику. А в Эстонии, Латвии и Литве никогда это не было реальностью: ни в 20 — 30 годы, ни в 90 — 2000 годы. Это было только в те годы, когда была советская власть: когда была бесплатная медицина, бесплатное образование, социально-культурное развитие и прочее. А теперь этого нет. Теперь за это надо платить самим. А нефтедолларов и газодолларов, как вы понимаете, больше нет.

— Это в пику СССР?

— Да, по большому счету. Это старая известная всем формула: «Назло маме отморожу уши»».

 Источник: https://www.pravda.ru/news/expert/04-05-2017/1332777-latvia-0/
«Почему прибалтийские страны пугают весь мир российской военной угрозой»

«Почему прибалтийские страны пугают весь мир российской военной угрозой»

Президент Российской ассоциации прибалтийских исследований, профессор кафедры европейских исследований факультета международных отношений Санкт-Петербургского госуниверситета Николай Межевич дал большое интервью «Комсомольской правде», в котором охарактеризовал военную обстановку в регионе Балтийского моря.

«Для чего мы, журналисты, пишем о будущей войне, делая мысль о этом обыденной, лично я не понимаю – но по инерции продолжаю делать это вместе со всеми. В самом деле, сложно эту войну не замечать, если планета напоминает одеяло, которое постоянно рвется – то со стороны Сирии его потянут, то Кореи. Прибалтика тоже не отстает, отрабатывая у самых границ России бреющие полеты и уличные бои. Как будто все включились в соревнование за право взорвать мир первым. Не дремлют и теоретики – свой вклад в копилку всеобщего полета в бездну внес и профессор Санкт-Петербургского государственного университета, президент Российской ассоциации прибалтийских исследований Николай Межевич, который в соавторстве со своим калининградским коллегой Юрием Зверевым, написал по заказу Российского Совета по международным делам научную работу с интригующим названием — «Россия и Прибалтика: Сценарии безопасности в условиях политической напряженности» — которая читается как детектив. Жить становится не легче, но однозначно интереснее…

— Почему это вы, Николай Маратович, три гордых независимых страны, которые, по их мнению относятся к Северной Европе, старомодно называете Прибалтикой? Само это слово вызывает там нервный чес.

— Реакция не до конца понятная. Есть официально устоявшийся и ни у кого не вызывающий вопросов термин «государства Причерноморья», и все страны с этим соглашаются, потому что выходят к Черному морю. А термин «Прибалтика» воспринимается в Таллине, Риге и Вильнюсе иначе. Считать себя Северной Европой у них никаких оснований нет. Потому что в основе северной модели лежит любовь к человеку, выражающаяся во всем — начиная от качественной, своевременной медицинской помощи до социального патронажа государства в широком смысле слова, и уважения даже к беженцам, которые прибыли непонятно откуда, а не жили здесь три-четыре поколения люди, как те русские в Латвии и Эстонии или поляки в Литве, которых притесняют только на том основании, что они разговаривают не на титульном языке.

— Ну а нам-то какое до них дело? Пусть они себя хоть Приафрикой назовут. А также Приамерикой, Принорвегией или Пришвецией. Почему эти республики начали вдруг соревноваться за право притянуть военный конфликт на свою территорию?

— Не вдруг. Это накапливалось годами. Даже вступление в НАТО не означало одномоментного разового перехода к сценарию активной конфронтации. Каждое правительство, каждый министр обороны, каждый министр иностранных дел делали в этом направлении маленький шаг. А в совокупности эти шаги привели наши отношения к наиболее проблемному направлению для российской дипломатии. Когда проявляют силу Соединенные Штаты Америки — это все-таки объективное сочетание экономических, политических и военных возможностей. Я не оправдываю американскую политику, но она, по крайней мере, сбалансирована с точки зрения ресурсов. В случае с Эстонией, Латвией и Литвой мы видим гигантские пропагандистские амбиции и воинственную риторику, перед которой отдыхает американская – и при этом отсутствие как возможностей самостоятельно осуществлять военную политику, так и экономического потенциала. Даже для обеспечения собственной безопасности, не говоря уже о том, чтобы кому-то угрожать. Это необычная ситуация для мировой политики.

В прифронтовые государства деньги не вкладывают

— Каждый раз из стран Балтии я возвращаюсь в недоумении, потому что воевать там никто категорически не хочет. Люди хотят удить рыбу, строить дачи, делать ремонты в квартирах и жить спокойной обывательской жизнью, а газеты при этом полны фотографиями военной техники. Можете ли вы объяснить логику прибалтийских государств? Зачем они делают вид, что на них вот-вот нападут и вызывают страх у потенциальных инвесторов — если на самом деле все не так плохо?

— Действительно, существует противоречие — потому что вообще-то в прифронтовые государства деньги не вкладывают. Я думаю, что накапливающиеся проблемы в экономике Эстонии, Латвии и Литвы имеют в том числе и это происхождение. Но с военной подготовкой, а точнее – квазивоенной, это игра не в войну, а в войнушку — здесь произошло следующее: период, когда когда страны Балтии достаточно неплохо решали экономические проблемы, закончился. А дальше надо было объяснять людям, почему они не живут как Финляндия и Швеция. И каждое правительство находило убедительный аргумент: потому что рядом находится Россия, которая угрожает.

— А почему «большие» европейские страны им подыгрывают, соглашаясь с тем, что вот-вот начнется военная операция и понимая при этом, что она не начнется?

— Им все прощают, во-первых, потому что они маленькие. Во-вторых, пострадали от Советского Союза и от Российской империи. В слово «пострадали» я, разумеется, вкладываю всю возможную иронию. Тем более, что цифры показывают, что с точки зрения демографии самыми лучшими годами для эстонцев, латышей и литовцев были советские годы. А самые страшные — 25 лет восстановленной независимости. И когда население начинает об этом задумываться, ему тут же включают красный сигнал: во всем виноваты Россия и Путин.

— В фантастическом фильме BBC о перспективах войны в Прибалтике есть одна разумная фраза кого-то из мировых управленцев: «Стоит ли начинать войну за территорию размером с пару районов европейской столицы?» А вы — верите в вероятность того, что НАТО будет с пеной у рта биться за пресловутую пятую статью своего устава — что любого члена альянса надо защищать?

— Пятая статья не предполагает вмешательства в ситуации, когда, например, какой-нибудь пьяный кайтселийтчик (Кайтселийт — добровольная военизированная организация в Эстонии — Г.С.) пройдет свою половину моста, разделяющего Россию и Эстонию, и выстрелит из автомата в сторону российских пограничников. А если предположить, что с той стороны тоже найдется молодой солдат с не очень крепкой нервной системой и выстрелит в ответ? Так вот, эта статья не распространяется на провокации, которыми богата современная политическая жизнь. Недавние военные учения в Нарве со стрельбой на расстоянии 200 метров от российской границы — это, конечно, провокация. Как и военный парад эстонских вооруженных сил на Петровской площади, который был виден с российского берега без оптического прицела. Что бы сказали нам, если бы мы перенесли военный парад с Красной площади в Ивангород? На определенном этапе у меня сложилось ощущение, что это не Вашингтон инициирует Таллин, Ригу и Вильнюс, а Таллин, Рига и Вильнюс инициируют Вашингтон. То есть не собака виляет хвостом, а хвост собакой.

Палата номер шесть

— Но попытка подстроить инфраструктуру под натовские стандарты началась задолго до того, как страны Балтии получили приглашение в НАТО. Здание посольства США в Риге, например, выглядит как настоящий командный пункт около аэропорта…

— Это так: посольство США в Латвии выполняет те же функции, что когда-то выполнял штаб Прибалтийского военного округа, только архитектура другая. Все как полагается: соответствующие средства связи, оборудование, штат.

— Вы хотите сказать, что милитаризация Литвы, Латвии и Эстонии – это часть некоего тайного плана, который действовал, начиная с 1991 года?

— Прибалтика талантливо угадывала еще не высказанные желания Вашингтона в военно-политической сфере и демонстрировала себя в качестве многовековой жертвы. На определенном этапе это стало давать результаты. Когда стало ясно, что Россия не останется навсегда в ситуации 1992 года, многих за океаном это начало смущать.

— Мы знаем массу прекрасных, умнейших, адекватнейших литовцев, латышей и эстонцев, которые все эти 25 лет молчат. Будет ли это «молчание ягнят» когда-нибудь прервано? Надежды есть – вот совсем недавний пример: в Прибалтике собираются строить Rail Baltica – железную дорогу, которая экономически совершенно себя не оправдывает. Нет там такого количества грузов, чтобы по этой дороге перевозить. В Эстонии противники Rail Baltica, эстонцы, обратились к русским: давайте вместе с нами выйдем на пикет и будем протестовать. Русские, которых неоднократно обманывали, сказали следующее: мы, конечно, не против, как всегда с вами встать в одну шеренгу. Но давайте начнем с того, что вы 9 мая принесете цветы к «Бронзовому солдату» и поклонитесь ему, а потом посмотрим.

— Случай с Rail Baltica — это клиника. Окупаемость у этого проекта — века. Понимают ли это люди? Понимают, но пропаганда непрерывно раскручивается, один ужас вытесняется другим. Есть политические силы, которые предлагают развивать отношения с Россией в режиме Финляндии, у которой весьма сильная и разнообразная армия, но при этом есть желание торговать и сотрудничать. В Прибалтике этот вариант не проходит: недавно депутат латвийского Сейма, сказал: я не пользуюсь лифтом, потому что электроэнергию поставляет Москва, и обогащать ее таким образом не собираюсь. По идее, надо было бы вызвать врачей, связать руки сзади, надеть смирительную рубашку. Но нет, это стало нормой.

Воевать никто не хочет

— В работе «Россия и Прибалтика: Сценарии безопасности в условиях политической напряженности», которую вы написали в соавторстве со своим калининградским коллегой – заведующим кафедрой Балтийского федерального университета Юрием Зверевым — вы выделили три сценария возможной войны. Итак: как все это будет выглядеть?

— Самый первый сценарий – это ситуация «ни мира, ни войны» — констатация того, что происходит сейчас, когда одна сторона провоцирует другую, а вторая сторона поддерживает свою боеготовность. Это может продолжаться и три года, и пять лет, и больше. Это самый реалистичный сценарий, мы условно назвали его «Брестский мир» и оценили вероятность больше чем в 90%.Второй сценарий – возникновение реального военного конфликта. Воевать никто не хочет, но все может произойти само собой. И в этом смысле натовский контингент на территории балтийских стран – это как раз гарантия того, что в случае возникновения конфликта подключится НАТО. Потому что, если погибнет пьяный участник добровольной военной дружины, это одна ситуация. А если солдат или офицер регулярных подразделений НАТО — совсем другая.

— При этом если этот пресловутый солдат НАТО убьет мирного гражданина, он будет неподсуден…

— Потому что заключены соответствующие договора о том, что уголовное, административное и практически любое право национальных государств на военнослужащих не распространяется.

— А где этот локальный конфликт может все-таки произойти – в латвийском Даугавпилсе или эстонской Нарве, где последние два года пасутся толпы иностранных журналистов?

— Для развития туризма это хорошо — хоть какая денежка, но идет. Живут там люди небогатые. А если серьезно — они вовсе не являются сторонниками российской внешней или внутренней политики, хотя и говорят на русском языке. Им бы, чтобы нормально работала система здравоохранения, чтобы ребенок учился на русском языке…

— …И чтоб за отопление заплатить денег хватило…

— Абсолютно точно. Потому что, когда в Даугавпилсе, втором городе (!) Латвии однокомнатная квартира стоит 7 тысяч евро и никто не хочет ее покупать — это это говорит о государстве лучше любой статистики. На самом деле второй сценарий, о котором я говорю – случайный конфликт — страшный и опасный. Чтобы нашим военным добраться из Петербурга в Калининград, нужно лететь вдоль Балтийского моря. Самолеты быстрые, море маленькое, между островом Тютерс в Финском заливе и эстонским островом Вайндлоо всего 16 миль. Крылом задеваешь или одно, или другое. Формально можно сделать это поводом для военного инцидента. А дальше раскручивать по цепочке.

От великого до смешного

— А хороший сценарий у вас есть?

— Есть. Назовем его «Хельсинки-3». Все не то, чтобы забыли прежние обиды, но договорились о мерах военной безопасности, о предотвращении столкновений на суше, на море и в воздухе. Проводится взаимное инспектирование военных объектов и баз. Приняты предложения по разоружению и снижению конфронтации в пропаганде. Организовываются совместные культурные программы. Но вероятность этого сценария сегодня пока минимальна – 2-3 %. Пока ничего не получается. Даже те инициативы о предотвращении инцидентов в воздухе, которые совместно выдвигали президент России и президент Финляндии, в Таллине, Риге и Вильнюсе воспринимаются как инициативы московские и тоже кладутся под сукно.

— В своем докладе вы отмечаете, что все будет зависеть от политики новой американской администрации. Видите ли изменения к лучшему?

— Очень осторожно можно говорить о том, что в Эстония, Латвия и Литва в числе приоритетов новой американской администрации не находятся на прежнем месте. Внимание к Китаю чуть больше, чем к Эстонии, Латвии и Литве вместе взятым. Это вызывает безумное беспокойство в министерствах иностранных дел этих трех государств. Начинается попытка б\у хвоста раскрутить свою очень-очень большую и авторитетную собаку постоянными разговорами о том, что «русские идут», или уже пришли, или никуда не уходили. Фотография госпожи Грибаускайте – президента Литвы с мечом, или министра иностранных дел Эстонии Свена Миксера в очках и в бронежилете — это смешно, но все-таки прежде всего грустно. А уж потом смешно…

Галина Сапожникова«

Источник: http://www.spb.kp.ru/daily/26669.4/3690483/

Страница 1 из 1712345...10...Последняя »