«Невские новости»: Как остановить «демографическое угасание» Прибалтики?

«Невские новости»: Как остановить «демографическое угасание» Прибалтики?

Информационное агенство «Невские новости» разместило на своем портале материал о прошедшей  во вторник 25 апреля в пресс-центре ТАСС презентации исследования Дмитрия Житина о проблемах «вымирания населения» в Эстонии, Латвии и Литве, изданного недавно в серии «Научные доклады РАПИ».

«В странах Прибалтики происходит стремительное уменьшение численности населения. Пессимистичные долгосрочные прогнозы рисуют на территории региона демографическую «пустыню» уже через 30-50 лет. Эксперты рассуждают о возможных вариантах развития ситуации и рассматривают варианты преодоления кризиса.

Прибалтика испытывает серьезные демографические проблемы. Ситуацию с сокращением населения в Эстонии, Латвии и Литве специалисты характеризуют как глубокий демографический кризис, последствия которого могут быть весьма серьезными.

Эксперт Российской ассоциации прибалтийских исследований, кандидат географических наук, доцент СПбГУ Дмитрий Житин обозначил возможные сценарии развития ситуации в регионе. Это либо «демографическое угасание», либо построение нового полиэтничного и мультикурного общества с интеграцией в него мигрантов. Второй вариант для Прибалтийских республик, как огня боящихся потери этнической идентичности, труднореализуем. Но только так Эстония, Латвия  и Литва получат шанс выбраться из демографической ямы.

В Прибалтике на протяжении двух десятков лет идет естественная убыль населения за счет проблем с естественным воспроизводством, а в первую очередь, за счет эмиграции. Параллельно с ухудшением демографической ситуации растут экономические трудности, ввиду потери регионом как активных трудовых ресурсов, так и потребителей. Увы, но переход к росту практически невозможен, разве что активно будут меняться миграционные процессы с прицелом на привлечение иммигрантов.

«Перелом негативного тренда в странах Прибалтики возможен только при изменении их миграционной политики. То есть, переход к активной иммиграционной политике с обеспечением устойчивого миграционного прироста населения. Именно это могло бы компенсировать отрицательный естественный прирост населения и изменить в лучшую сторону ту половозрастную структуру населения, которую мы видим. Естественно, что этот переход от изоляционизма к политике привлечения иммигрантов является политически трудным шагом», — говорит Дмитрий Житин, поясняя, что процесс тормозит нацеленность внутри этих стран на построение этнически однородных обществ, которая царила с 90-х годов.

«Существует реальная угроза потеря этнической идентичности, страхи, вызванные опытом массовой миграции в советский период. Сегодня эти фобии доминируют в сознании всех прибалтийских республик, особенно в Латвии и Эстонии, и препятствуют переходу к активной иммиграционной политике. Но выбор невелик – либо демографическое угасание, либо построение совершенно нового мультиэтничного, мультикультурального общества с полной и не дискриминационной интеграцией мигрантов», — комментирует эксперт.

Оценить возможные последствия развития любого из сценариев развития ситуации в Прибалтике достаточно сложно. Равно как и просчитать влияние обстоятельств в соседних республиках на Россию. Хорошо или плохо для нашей страны, если Прибалтика вдруг обезлюдит, останутся небольшие города и поселения, а регион превратиться в своеобразный национальный парк? Эксперт не берется судить о том, хорошо будет или плохо, но то, что происходящее у соседей затронет Россию, не сомневается.

«Территории Прибалтики по-прежнему останутся у наших западных границ. Территории, которые всегда для нас были важны, и с экономической и с политической точек зрения. Ничего не поменялось, география не изменилась.И то, что здесь будет происходить, кто здесь будет жить, в каком количестве, насколько они будут дружелюбны или недружелюбны к нам, это важно, — комментирует Дмитрий Житин.

В любом случае, эта демографическая пропасть, куда валится Прибалтика, те демографические проблемы, которые там существуют, они, так или иначе, отразятся на нас. В какую сторону – не знаю. Хотелось бы в любом случае предсказуемости. Я не хочу сказать, что территория опустеет, и туда решат поселить пять миллионов сирийских беженцев или других. Вряд ли такое будет, хотя…Мы знаем, что некогда Косово – было как Псковская область для России. Сегодня – это территория Албании, будем говорить прямо. Все может быть. Изменения демографические, которые могут привести к кардинальным последствиям, могут оказать эффект на нас. Нас это будет волновать в любом случае. Мы никуда от них не уедем, и Прибалтика остается рядом с нами».

Юлия Медведева

Источник: https://nevnov.ru/483805-kak-ostanovit-demograficheskoe-ugasanie-pribaltiki

Колонка РАПИ, Ю.М. Зверев — «Битва за Прибалтику»

Колонка РАПИ, Ю.М. Зверев — «Битва за Прибалтику»

В колонке Российской ассоциации прибалтийских исследований на портале Российского совета по международным делам вышел новый текст. Автор — кандидат географических наук, заведующий кафедрой БФУ им. И.Канта, военный эксперт Юрий Михайлович Зверев.

«Избрание президентом США Дональда Трампа с учетом его предвыборной риторики дало некоторую надежду на снижение напряженности в отношениях России с США и НАТО, в том числе и на уменьшение уровня военного противостояния в Балтийском регионе. Правда, такие надежды питала скорее широкая публика, поскольку эксперты прекрасно понимали, что власть президента США ограничена Конгрессом, Верховным судом и другими судами, истеблишментом, разного рода группами влияния (в том числе военно-промышленно-разведывательным комплексом) и т. д. Кроме того, многие решения о развертывании войск в Польше и Прибалтике были запущены еще администрацией президента Б. Обамы, и остановить их Д. Трамп до вступления в должность не имел возможности, даже будь у него такое желание. Так, например, американская бронетанковая бригада, направляемая в Европу, начала грузить свою технику для отправки в американские порты еще в начале ноября 2016 г. и загрузилась на суда в середине декабря. Более того, процесс был несколько форсирован (первоначально бригаду собирались перебросить в Европу в середине, а не в начале января 2017 г.). Тем самым Д. Трамп был поставлен перед фактом, и его возможности в последующем скорректировать уже принятые решения были еще более ограничены.

Дальнейшие шаги, в частности, начало развертывания в Польше и Прибалтике многонациональных батальонов НАТО, прибытие в Европу американских вертолетных частей осуществлялись уже при Д. Трампе. Да, решения об этом принимались администрацией Б. Обамы, но у нового президента уже была возможность их отменить или изменить. Сделано этого, однако, не было. В новой администрации возобладало довольно странное мнение, что для того, чтобы восстановить отношения с Россией, с ней надо говорить с «позиции силы». Кроме того, Дональд Трамп и его команда под натиском обвинений в том, что они являются чуть ли не «русскими агентами», не могли себе позволить «проявить слабину» и в одностороннем порядке пойти на уступки. Так что военно-политическая обстановка в Балтийском регионе пока явно не улучшилась, а скорее наоборот. Дальнейшие планы американской администрации в отношении наращивания (или не наращивания) сил и средств в Восточной Европе (в т.ч. в Польше и Прибалтике) станут ясны к концу мая, когда появится окончательный проект военного бюджета США.

Что же наиболее значимого произошло в военно-политической сфере в Балтийском регионе с начала 2017 г. по середину апреля?

Развертывание новых американских бригад в Европе. В начале января 2017 г. в Германию морем из США была переброшена военная техника и снаряжение 3-й бронетанковой бригадной боевой группы (armored brigade combat team – ABCT) 4-й пехотной дивизии, постоянно дислоцирующейся в Форт-Карсоне (штат Колорадо). Затем из Германии вооружение, техника и снаряжение бригады были передислоцированы в западную Польшу. Основная часть личного состава бригадной группы была доставлена в Польшу по воздуху.

Всего в составе 3-й ABCT в Польшу прибыли около 3500 американских военнослужащих, 87 танков M1A2 Abrams, 144 боевые машины пехоты (БМП) M2 Bradley и 18 самоходных гаубиц М109A6 Paladin. Бригада пробудет в Европе на ротационной основе девять месяцев.

Штаб бронетанковой бригадной группы и дивизион ее полка полевой артиллерии разместились в г. Жагань. Другие подразделения бригады дислоцированы в Сквежине, Свентошуве и Болеславеце.

В конце января-начале февраля, как и было запланировано ранее, ряд подразделений 3-й ABCT был передислоцирован в другие европейские страны, официально — для совместной подготовки с вооруженными силами этих государств и участия в совместных учениях. Так, 1-й батальон 68-го бронетанкового полка бригады переместился в Прибалтику. Штаб батальона и ряд его подразделений разместились в Адажи (Латвия) (250 американских военнослужащих, 15 танков M1A2 Abrams и 6 БМП M2A3 Bradley). В Тапа (Эстония) находятся около 200 военнослужащих с 4 танками M1A2 Abrams и 15 БМП M2A3 Bradley, в Рукле (Литва) — около 150 военнослужащих, 10 танков M1A2 Abrams и 5 БМП M2A3 Bradley.

Помимо Прибалтики, подразделения 3-й бригады также были отправлены из Польши в Германию, Венгрию, Румынию и Болгарию.

В феврале из США были переброшены в Европу по морю и по воздуху часть 10-й боевой авиационной бригады 10-й горной дивизии из Форт-Драма (штат Нью-Йорк) и 1-й батальон 501-го авиационного полка 1-й бронетанковой дивизии из Форт-Блисса (штат Техас). Всего в их составе около 2200 военнослужащих и 86 военных вертолетов, включая 24 ударных вертолета AH-64A Apache. Американские вертолетчики будут находиться в Европе на ротационной основе девять месяцев с февраля по ноябрь 2017 г. Базируются эти американские вертолетные части в Иллесхайме (Германия).

1 марта 2017 г. из Форт-Драма на военно-транспортном самолете С-5M Super Galaxy в международный аэропорт «Рига» были переброшены 5 вертолетов UH-60 Black Hawk и около 50 военнослужащих 10-й боевой бригады. Базируются американские вертолетчики и их вертолеты на авиабазе Лиелварде.

28 марта в порт Гданьск на американском судне прибыли 900 солдат 497-го батальона боевого обеспечения (497th Combat Sustainment Support Battalion (CSSB)), а также 644 единицы военного оборудования, включая 311 транспортных средств. Часть техники и военнослужащих затем отправилась в Литву, но основная часть осталась в Польше — в подразделениях, развернутых в городах Повидз и Жагань. 497-й батальон будет находиться в Европе на ротационной основе девять месяцев и заниматься поддержкой боевых операций ротационных частей, участвующих в операции Atlantic Resolve.

Сами по себе дополнительные американские силы пока не очень велики и далеки от пиковых показателей холодной войны. Беспокойство, однако, вызывает, сама тенденция наращивания американских сил и появление их в Восточной Европе фактически на постоянной основе. Формально ротационный характер американского военного присутствия призван продемонстрировать, что США придерживаются положений Основополагающего акта Россия–НАТО 1997 г. о том, что НАТО не будет постоянно размещать существенные боевые силы в новых государствах-членах в Восточной Европе. На деле это лукавство. Когда батальоны или бригады сменяют друг друга без какого-либо временного зазора в конкретных местах дислокации, то совершенно ясно, что фактически речь идет о постоянном военном присутствии. Боле того, такие ротации позволяют отработать логистические схемы по переброске войск из США в Европу и обкатать в условиях будущего театра военных действий максимально возможное число американских подразделений и частей.

К тому же, как говорится, аппетит приходит во время еды. Весной 2016 г. речь шла о размещении в Европе бронетанковой бригады, осенью объявили о намерении разместить в Европе еще и вертолетные части, а в конце марта 2017 г. главнокомандующий Объединенными вооруженными силами (ОВС) НАТО в Европе американский генерал Кертис Скапаротти поставил перед комитетом по делам Вооруженных сил Палаты представителей Конгресса США вопрос о размещении в Европе уже бронетанковой дивизии. И гарантий, что дело ограничится только этим, нет.

Развертывание батальонных тактических групп НАТО в Польше и Прибалтике. Параллельно с развертыванием в Польше и Прибалтике американских бригад, но независимо от них, в «передовом районе» в Эстонии, Латвии, Литве и Польше в соответствии с решениями Варшавского саммита НАТО 8-9 июля 2016 г. началось развертывание многонациональных батальонных тактических групп НАТО.

Оно стартовало с Литвы. Первые военнослужащие (бельгийцы и немцы) многонационального батальона НАТО в Литве, возглавляемого Германией, прибыли в эту страну 24 января 2017 г. С 21 марта начали прибывать и голландцы. Сейчас в Литве на базе Рукла (в 100 км от российской границы) дислоцируются 450 немецких, 250 голландских и 100 бельгийских военнослужащих. На вооружении батальона находятся шесть танков Leopard 2A6, 20 БМП Marder, БМП CV 90, БТР Boxer, боевые разведывательные машины Fennek и другая военная техника. В мае в Руклу должен прибыть и норвежский военный контингент.

17 марта в многонациональную батальонную группу НАТО в Эстонии, формируемую Великобританией, прибыли первые британские военнослужащие, 20 марта — первые французские. Британия направила в Эстонию около 800 военнослужащих и более 300 единиц боевой техники, включая танки Challenger 2, БМП Warrior, БТР Bulldog, самоходные гаубицы AS90, инженерные машины Terrier, Trojan и Titan. При этом данные о том, сколько конкретных типов британских военных машин доставлено в Эстонию, не разглашаются. Франция направила в батальон НАТО более 300 военнослужащих с четырьмя танками Leclerc, 13 БМП VBCI, а также несколько десятков БТР VAB и бронированных внедорожников VBL. Французы будут находиться в Эстонии восемь месяцев, после чего их сменят военнослужащие из Дании.

Дислоцируется многонациональная батальонная группа на базе Тапа. Причем из-за нехватки казарменного фонда дислоцировавшиеся там эстонские призывники были вынуждены перейти жить в палаточный лагерь в городке Лясна, уступив свои казармы союзникам по НАТО.

24 марта в г. Ожиш (Варминьско-Мазурское воеводство, примерно в 60 км от границы с Калининградской областью) по железной дороге из Фильзека (Германия) прибыла колесная военная техника 2-го эскадрона 2-го кавалерийского полка армии США для многонациональной батальонной тактической группы, формируемой американцами. 30-31 марта туда же приехали из Германии военные автоколонны, совершившие марш протяженность около 1000 км. Всего в Польшу прибыли более 900 американских военнослужащих и около 130 американских военных машин (включая 79 колесных БТР Stryker), около 150 британских военнослужащих с двадцатью пятью боевыми разведывательными машинами Jackal и Coyote и шестью 155-мм буксируемыми гаубицами M777, зенитная батарея и рота военной полиции из Румынии (около 120 военнослужащих, шесть 35-мм спаренных зенитных пушек Oerlikon).

Батальонная группа, кроме Ожиша, дислоцируется также в Бемово-Писке. Подразделения США, Великобритании и Румынии будут дислоцироваться в составе батальонной тактической группы шесть месяцев на ротационной основе.

Как и в случае с бригадами США, батальонные группы НАТО пока не очень сильно меняют баланс военных сил в Прибалтике. В свое время американская корпорация RAND подсчитала, что для эффективной защиты Прибалтики необходимы дополнительно семь бригад (включая три тяжелые бронетанковые), а никак не четыре усиленных батальона. Их размещение носит скорее пропагандистский характер и призвано успокоить местные элиты и население, всерьез опасающиеся мифической «российской агрессии» (которую сами себе и придумали). Внятного объяснения, зачем России вторгаться в Прибалтику, за исключением того, что русские — агрессоры по своей природе, никто так и не дал. Но то, что Россия это собирается сделать, в Прибалтике даже не обсуждается. Причем там всерьез опасаются, что в случае «российского вторжения» другие страны НАТО могут и не прийти на помощь, несмотря на 5-ю статью Североатлантического договора (кому в уютных европейских городах захочется умереть за Ригу или Таллин?). Размещение батальонов призвано эти опасения в какой-то мере снять — не будут же европейцы смотреть безучастно на то, как их сограждане в форме гибнут под русскими ракетами и снарядами. То есть батальонные группы НАТО выступают в роли своего рода заложников, которые не позволят другим государствам-членам НАТО в случае чего отвертеться от «битвы за Прибалтику».

В то же время размещение войск НАТО в Польше и Прибалтике непосредственно у границ России никак не способствует взаимному доверию и укреплению безопасности в Балтийском регионе. Опять-таки нет никаких гарантий, что на месте батальонов со временем не появятся бригады, а потом и дивизии. В любом случае можно быть уверенным, что развертывание всех четырех многонациональных батальонных тактических групп НАТО состоится в запланированном объеме и что они будут в полной боевой готовности к июню 2017 г.

«Балтийская воздушная полиция», усиление польских ВВС и воздушный шпионаж. В рамках миссии «Балтийская воздушная полиция» (Baltic Air Policing), начатой в 2004 г., с 5 января 2017 г. на ротационной на авиабазе Зокняй (Литва) несут боевое дежурство 4 истребителя F-16AM Fighting Falcon ВВС Нидерландов, а на базе Эмари (Эстония) — 4 истребителя Eurofighter Typhoon ВВС Германии. Самолеты будут находиться там четыре месяца. Голландцы сменили французов, а немцы остались на второй ротационный срок.

В январе 2017 г. на базу польских ВВС в Познань-Кшесины поступила первая партия американских малозаметных крылатых ракет AGM-158A JASSM, закупленных еще в 2014 г. Они предназначены для вооружения польских многоцелевых истребителей F-16C/D Block 52+ (также американского производства). Каждый самолет может нести по две крылатых ракеты. Все 40 закупленных JASSM должны быть поставлены в Польшу в течение 2017 г. С поступлением крылатых ракет с дальностью более 370 км польские ВВС получили «длинную руку» — возможность, находясь в своем воздушном пространстве, обстреливать всю Калининградскую область, а также наносить удары по целям в Беларуси вплоть до Минска. Теоретически поляки могут достичь и целей в Ленинградской и Псковской областях, но для этого надо либо лететь над морем, либо преодолеть «Сувалкскую брешь» между Калининградской областью и Беларусью. И в том, и в другом случае велик шанс столкнуться с российскими ЗРК и истребителями-перехватчиками.

Продолжаются регулярные полеты стратегических разведывательных самолетов ВВС США RC-135W с авиабазы Милденхолл (Великобритания) у границ Калининградской области (причем не только со стороны моря, но и из воздушного пространства Польши), а также Ленинградской и Псковской областей с целью ведения радиотехнической разведки. Кроме того, разведку в районе Калининграда вели британские, немецкие и шведские самолеты, а также самолеты дальнего радиолокационного обнаружения и управления E-3А AWACS Объединенных вооруженных сил НАТО и E-3F AWACS ВВС Франции.

Нагнетание напряженности вокруг Калининградской области. НАТО и страны Прибалтики продолжали и продолжают нагнетать напряженность вокруг Калининградской области. Особенно усердствует в этом президент Литвы Даля Грибаускайте. Так, 7 февраля она назвала «агрессивную милитаризацию» Калининградской области наибольшей угрозой Литве. Через две недели она же заявила: «Милитаризация Калининградской области создает угрозу не только нашему региону, но и столицам стран Европы».

Особую озабоченность в НАТО вызывает возможность размещения в Калининградской области на постоянной основе оперативно-тактических ракетных комплексов (ОТРК) «Искандер». До сих пор они перебрасывались туда только в рамках учений и боевой подготовки. Так, заместитель генсека НАТО Роуз Геттемюллер в интервью газете «Коммерсантъ» 3 апреля сказала: «Никто не спорит с тем, что Калининградская область — это территория России. Но развертывание ракетных комплексов «Искандер» — это доказательство тенденции на милитаризацию и усиление контроля над воздушным пространством. Многие члены Альянса, соседствующие с Россией, считают это угрозой для своей безопасности». 8 марта новый глава МИД Германии Зигмар Габриэль в интервью «Интерфаксу» заметил: «Если бы ракеты “Искандер-М” были размещены в Калининградской области на постоянной основе, это дало бы нам повод для большой тревоги и стало бы откатом назад в процессе обеспечения европейской безопасности».

В конце марта немецкий журнал Der Spiegel сообщил, что НАТО намерена на очередном заседании Совета Россия–НАТО потребовать у России «отчета» о размещении ракет «Искандер» под Калининградом. В ответ на это директор департамента общеевропейского сотрудничества МИД Андрей Келин 27 марта заявил, что Россия не будет отчитываться перед НАТО по вопросу о размещении ракетных комплексов «Искандер» в Калининградской области и, в свою очередь, намерена обсудить развертывание батальонов НАТО в Польше и странах Прибалтики. В конечном итоге заседание Совета Россия–НАТО, прошедшее в Брюсселе 30 марта, не привело к значимым практическим результатам. Впрочем, стороны обменялись информацией о развертывании новых воинских частей (НАТО — четырех батальонов в Польше и Прибалтике, Россия — трех дивизий в Западном и Южном военных округах)».

Автор: Юрий Зверев.

Колонка РАПИ на сайте РСМД: http://russiancouncil.ru/analytics-and-comments/columns/baltstudies/bitva-za-pribaltiku/

«Демографическая ситуация в странах Прибалтики» — презентация исследования

«Демографическая ситуация в странах Прибалтики» — презентация исследования

Демографическая ситуация в странах Прибалтики

25 апреля (вторник) в 11:00

В пресс-центре ТАСС (г. Санкт-Петербург) состоится презентация исследования о проблемах «вымирания населения» в Эстонии, Латвии и Литве.

О стремительном сокращении населения в странах Прибалтики, прогнозах на ближайшие 30 – 50 лет, влиянии демографической «пустыни» в этом регионе на социально-экономическую обстановку на Северо-Западе России пойдет речь в докладе эксперта Российской ассоциации прибалтийских исследований, кандидата географических наук, доцента Санкт-Петербургского государственного университета Дмитрия Житина.

Вести презентацию будет президент Российской ассоциации прибалтийских исследований, доктор экономических наук, профессор Санкт-Петербургского государственного университета Николай Межевич.

Доклад подготовлен и опубликован Российской ассоциацией прибалтийских исследований в марте 2017 года.

Вход на мероприятие представителей СМИ по предварительной аккредитации при наличии паспорта и редакционного удостоверения.

Справки и аккредитация:

+7 (812) 643-60-63

tass_spb@tass.ru

Адрес: Санкт-Петербург, Шпалерная, 37А

Деловые новости: «Трибунал над коммунизмом станет ключевым шагом к реабилитации нацизма»

Деловые новости: «Трибунал над коммунизмом станет ключевым шагом к реабилитации нацизма»

В материале «Деловых новостей», посвященном активно обсуждаемой в Прибалтике идее «международного антикоммунистического трибунала», свое мнение по проблеме высказали и эксперты Ассоциации прибалтийских исследований — руководитель исследовательских программ фонда «Историческая память» историк Владимир Симиндей и эстонский правозащитник Сергей Середенко.

«Идея международного трибунала над коммунизмом не нова, но теперь, воспользовавшись антироссийской истерией на Западе, Прибалтика пытается вывести ее на международный уровень. Что будет означать подобное судилище на практике? Корректно ли оно с юридической точки зрения? И что пытаются скрыть страны Балтии, лоббируя данную идею?

Уже многие годы власти Литвы, Латвии и Эстонии лелеют мысли об организации своеобразного «Нюрнберга-2». Идейная начинка у него будет немудрёная: советский коммунизм является столь же преступным режимом, как и германский нацизм, но, в отличие от последнего, не получил соответствующей оценки на международном уровне. Значит, этим придется заняться Прибалтике – как пострадавшей стороне.

Первые конкретные предложения о проведении «антикоммунистического трибунала» прозвучали в 2015 году – в ходе конференции, проводившейся эстонским «Музеем оккупации» с участием гостей из Латвии, Литвы, Польши, Чехии, Словакии, Венгрии и Грузии. Тогда профессор литовского Института международного права и права Евросоюза Университета Миколаса Рёмериса Юстинас Жилинскас сказал газете Lietuvos zinios, что «создание международного трибунала по расследованию преступлений коммунизма было бы очень символическим актом в плане закрепления исторической памяти». Однако, по мнению профессора, это «вряд ли бы помогло реально привлечь к ответственности лиц, осуществлявших коммунистические репрессии, потому что живых таких лиц, во всяком случае в Литве, практически не осталось».

Сейчас этот вопрос перешел уже на уровень министерств юстиции: в феврале минюсты Литвы и Латвии получили от эстонских коллег предложение начать консультации об учреждении «международного трибунала по расследованию преступлений коммунизма». Дает ли это проекту реальные перспективы? Историк Владимир Симиндей (кстати, уроженец Риги и руководитель исследовательских программ фонда «Историческая память») считает, что в какой-то мере – да: Латвия, Литва и Эстония попытаются воспользоваться антироссийской истерией, чтобы вывести свои политико-исторические претензии к Москве на международно-правовой уровень. «Действующих юридических форматов у прибалтов для этого нет, вот и приходится выдумывать что-то «самолепное». Пока Россия сильна, эта политическая игрушка суда над общей историей за счет РФ и русских не имеет серьезного значения, но внесет в общий хор дополнительный «скрежет». Ну и не будем забывать, что «титульный» электорат в Прибалтике тамошним политическим силам все еще можно как-то мобилизовать на переплетении русофобии и антикоммунистической риторики», – заявил Симиндей.

В свою очередь, доктор политических наук, кандидат исторических наук, доцент Санкт-Петербургского университета Наталья Еремина напоминает, что международные трибуналы учреждаются в том числе для подведения итогов военных действий – с их помощью перед лицом судей можно доказать человеческие потери, причиненный ущерб и так далее. То есть трибуналы проводят страны-победители.

 «А здесь мы видим, что инициаторы – это европейская периферия, с мнением которой в ЕС особо не считаются. Между странами – инициаторами подобного трибунала и СССР, олицетворяющим коммунистическую систему, войны не было. Более того, «оккупационный» статус, которым прикрываются страны Прибалтики, должен сопутствовать именно военным действиям и учреждаться на территории противника. Поэтому в данных государствах столь большое внимание уделяется тем военным формированиям (те же легионеры «Ваффен СС»), которые воевали против советской армии, видимо, в попытках как раз доказать наличие войны. Перед Эстонией, Латвией и Литвой стоит задача доказать, что они были оккупированы. И это рассматривается прибалтийскими властями как шанс отстоять свою якобы непричастность к коммунистической идеологии (хотя на самом деле многие политические деятели.

Прибалтики непосредственно были с ней связаны – взять, к примеру, президента Литвы Далю Грибаускайте, являвшуюся высокопоставленным коммунистическим функционером) и таким образом провести «очищение». В подобном смысле требование создать трибунал – это и политический акт, связанный со строительством этнонациональных государств в Прибалтике. И они полагают, что в результате деятельности трибунала «оккупацию» уже никто не посмеет оспаривать», – заявила Еремина.

По ее словам, вопросы признания «оккупации» и осуждения коммунизма тесно взаимосвязаны. «Но данные темы полагаются не только ступеньками в развитии этноцентричного государства, но и инструментом экономического давления на Россию. Обратите внимание на то, что призывы к созданию трибунала обоснованы и необходимостью получить компенсации за страдания и принудительный труд в СССР. И с кого же прибалты еще могут получить эти компенсации, как не с наследницы СССР, то есть России? При этом их, конечно, не волнуют страдания и потери, а также принудительный труд в лагерях многочисленных представителей русского населения. Более того, в Эстонии, Латвии и Литве уже назначили русских виновными в распространении коммунизма и «оккупации» Прибалтики», – предупреждает она.

«Вильнюс, Рига и Таллин воспринимают учреждение Дня памяти жертв сталинизма и нацизма, Резолюцию ПАСЕ об осуждении тоталитарных коммунистических режимов, Резолюцию ПА ОБСЕ о воссоединении разделенной Европы и всевозможные декларации, принимаемые в странах Восточной Европы об осуждении коммунизма, как инструменты воздействия на общественное мнение – чтобы все-таки превратить идею о международном трибунале в практику». Однако, считает Еремина, если будет осужден коммунизм (а именно коммунисты выступали основными историческими оппонентами и реальными противниками нацизма и фашизма), это автоматически приведет к нивелированию преступлений нацизма. «Коммунизм и нацизм во многих резолюциях и декларациях уже приравняли друг к другу, хотя это разные явления. Если нацизм – это прежде всего идея ультранационализма и агрессивного национализма, то коммунизм, напротив, – это идея интернационализма. Существует серьезная опасность того, что понимание угроз нацизма будет ослабевать. И, на мой взгляд, нет лучшего средства окончательно дискредитировать международные уголовные процедуры, как учреждение подобного трибунала», – заключает эксперт.

Известный эстонский правозащитник, специалист по конституционному праву Сергей Середенко провел  юридический «разбор полетов» по идее антикоммунистического трибунала. Он подчеркивает, что обозначить «специфически коммунистические преступления» и криминализовать их до сих пор получается плохо – хотя попытки предпринимаются. Так, понятие «коммунистических преступлений» вводит, например, польский Закон об «Институте национальной памяти» («Комиссии по расследованию преступлений против польского народа») от 18 декабря 1998 года. В данном нормативном акте этим термином обозначаются «деяния, совершенные должностным лицом коммунистического государства в период с 17 сентября 1939 г. по 31 июля 1990 г., представляющие собой репрессии или иные формы нарушений прав человека по отношению к какому-либо лицу или социальной группе, а также иные действия, совершенные в связи с такими репрессиями и составляющие состав преступления согласно уголовному законодательству, действовавшему в момент их совершения».

Также, напоминает Середенко, попытка разобраться в «специфически коммунистических преступлениях» была предпринята ПАСЕ в резолюции № 1481 от 25 января 2006 года «Необходимость международного осуждения преступлений тоталитарных коммунистических режимов». В этой резолюции говорится о том, что «все тоталитарные коммунистические режимы, правившие в XX веке в странах Центральной и Восточной Европы и до сих пор остающиеся у власти в ряде государств мира, характеризуются массовыми нарушениями прав человека (включая индивидуальные и коллективные убийства и казни), гибелью людей в концентрационных лагерях, смертями от голода, депортации, пыток, рабским трудом и другими формами массового физического террора, преследованиями по этническим и религиозным основаниям, нарушением свободы совести, мысли и слова, свободы прессы, а также отсутствием политического плюрализма».

Однако, по мнению эксперта, данные обвинения можно предъявить коммунистической идеологии только частично. «Например, коммунистическая идеология, будучи глубоко интернациональной, не приемлет преследований по этническим основаниям – подобные обвинения можно прежде всего адресовать националистической идеологии. Там, где националистическая и фашистская идеологии утверждают режим расовой дискриминации, коммунистическая идеология стремится к режиму социальной (классовой) дискриминации, выражением которого является «классовая борьба» и установление «диктатуры пролетариата». Характерно, что в указанной резолюции ПАСЕ не приведен такой специфически коммунистический тип терроризма, как «красный террор». Женевская Декларация о терроризме 1987 года, дающая описание «государственного терроризма», воздерживается от привязки этого явления к какой-либо идеологии», – говорит Середенко.

Правозащитник подчеркивает, что между фашистской и коммунистической идеологиями есть ощутимая разница научного свойства. «Преамбулы Декларации ООН и Международной конвенции о ликвидации всех форм расовой дискриминации содержат четкое отношение к «научным» обоснованиям идеи расового превосходства: «Всякая теория расового различия или превосходства в научном отношении ложна, в моральном отношении предосудительна, в социальном отношении несправедлива и опасна – и ничто не позволяет оправдывать расовую дискриминацию ни в теории, ни на практике». Социальные же, и, в первую очередь, имущественные различия, с которыми в целях установления не только формального, но и фактического равенства борется коммунизм, являются объективно существующими и научно обоснованными», – говорит Середенко.

Эксперт напомнил, что в свое время венгерские коммунисты через Европейский суд по правам человека добились отмены запрета на ношение красных звезд в своей стране. Он также выделил тот важный факт, что, в отличие от нацистов, мировой коммунизм не был побежден в войне – от него отказались по доброй воле. При этом теорию научного коммунизма никто не опроверг, напротив, многие исследователи общественных процессов до сих пор строят свои изыскания на базе марксистских идей.

По большому счету нынешняя идея с трибуналом – личная инициатива главы министерства юстиции Эстонии Урмаса Рейнсалу. «За минувшие двадцать пять лет у эстонских ультраправых никаких новых мыслей не появилось. Полтора года назад он со своими коллегами, министрами юстиции Литвы и Латвии, подписал пакт о том, что они будут совместно требовать у России компенсаций за «оккупацию». У человека две идеи фикс – трибунал по коммунизму и компенсации с России. Правда, наш бывший премьер-министр Таави Рыйвас тогда одёрнул Рейнсалу – дескать, никаких денег у России требовать мы не станем», – напомнил правозащитник.

Мнение эксперта «Деловых Новостей»: «Вообще же вся эта риторика о трибуналах и компенсациях – продукт, в первую очередь, для внутреннего потребления, способ завоевать голоса избирателей. Очень сомневаюсь, что какие-то практические шаги по организации этого трибунала будут предприняты в действительности», — поделился мнением политолог Петр Лисков«.

Фото © stena.ee

Источник: http://delonovosti.ru/editor/3915-tribunal-nad-kommunizmom-stanet-klyuchevym-shagom-k-reabilitacii-nacizma.html

«Почему прибалтийские страны пугают весь мир российской военной угрозой»

«Почему прибалтийские страны пугают весь мир российской военной угрозой»

Президент Российской ассоциации прибалтийских исследований, профессор кафедры европейских исследований факультета международных отношений Санкт-Петербургского госуниверситета Николай Межевич дал большое интервью «Комсомольской правде», в котором охарактеризовал военную обстановку в регионе Балтийского моря.

«Для чего мы, журналисты, пишем о будущей войне, делая мысль о этом обыденной, лично я не понимаю – но по инерции продолжаю делать это вместе со всеми. В самом деле, сложно эту войну не замечать, если планета напоминает одеяло, которое постоянно рвется – то со стороны Сирии его потянут, то Кореи. Прибалтика тоже не отстает, отрабатывая у самых границ России бреющие полеты и уличные бои. Как будто все включились в соревнование за право взорвать мир первым. Не дремлют и теоретики – свой вклад в копилку всеобщего полета в бездну внес и профессор Санкт-Петербургского государственного университета, президент Российской ассоциации прибалтийских исследований Николай Межевич, который в соавторстве со своим калининградским коллегой Юрием Зверевым, написал по заказу Российского Совета по международным делам научную работу с интригующим названием — «Россия и Прибалтика: Сценарии безопасности в условиях политической напряженности» — которая читается как детектив. Жить становится не легче, но однозначно интереснее…

— Почему это вы, Николай Маратович, три гордых независимых страны, которые, по их мнению относятся к Северной Европе, старомодно называете Прибалтикой? Само это слово вызывает там нервный чес.

— Реакция не до конца понятная. Есть официально устоявшийся и ни у кого не вызывающий вопросов термин «государства Причерноморья», и все страны с этим соглашаются, потому что выходят к Черному морю. А термин «Прибалтика» воспринимается в Таллине, Риге и Вильнюсе иначе. Считать себя Северной Европой у них никаких оснований нет. Потому что в основе северной модели лежит любовь к человеку, выражающаяся во всем — начиная от качественной, своевременной медицинской помощи до социального патронажа государства в широком смысле слова, и уважения даже к беженцам, которые прибыли непонятно откуда, а не жили здесь три-четыре поколения люди, как те русские в Латвии и Эстонии или поляки в Литве, которых притесняют только на том основании, что они разговаривают не на титульном языке.

— Ну а нам-то какое до них дело? Пусть они себя хоть Приафрикой назовут. А также Приамерикой, Принорвегией или Пришвецией. Почему эти республики начали вдруг соревноваться за право притянуть военный конфликт на свою территорию?

— Не вдруг. Это накапливалось годами. Даже вступление в НАТО не означало одномоментного разового перехода к сценарию активной конфронтации. Каждое правительство, каждый министр обороны, каждый министр иностранных дел делали в этом направлении маленький шаг. А в совокупности эти шаги привели наши отношения к наиболее проблемному направлению для российской дипломатии. Когда проявляют силу Соединенные Штаты Америки — это все-таки объективное сочетание экономических, политических и военных возможностей. Я не оправдываю американскую политику, но она, по крайней мере, сбалансирована с точки зрения ресурсов. В случае с Эстонией, Латвией и Литвой мы видим гигантские пропагандистские амбиции и воинственную риторику, перед которой отдыхает американская – и при этом отсутствие как возможностей самостоятельно осуществлять военную политику, так и экономического потенциала. Даже для обеспечения собственной безопасности, не говоря уже о том, чтобы кому-то угрожать. Это необычная ситуация для мировой политики.

В прифронтовые государства деньги не вкладывают

— Каждый раз из стран Балтии я возвращаюсь в недоумении, потому что воевать там никто категорически не хочет. Люди хотят удить рыбу, строить дачи, делать ремонты в квартирах и жить спокойной обывательской жизнью, а газеты при этом полны фотографиями военной техники. Можете ли вы объяснить логику прибалтийских государств? Зачем они делают вид, что на них вот-вот нападут и вызывают страх у потенциальных инвесторов — если на самом деле все не так плохо?

— Действительно, существует противоречие — потому что вообще-то в прифронтовые государства деньги не вкладывают. Я думаю, что накапливающиеся проблемы в экономике Эстонии, Латвии и Литвы имеют в том числе и это происхождение. Но с военной подготовкой, а точнее – квазивоенной, это игра не в войну, а в войнушку — здесь произошло следующее: период, когда когда страны Балтии достаточно неплохо решали экономические проблемы, закончился. А дальше надо было объяснять людям, почему они не живут как Финляндия и Швеция. И каждое правительство находило убедительный аргумент: потому что рядом находится Россия, которая угрожает.

— А почему «большие» европейские страны им подыгрывают, соглашаясь с тем, что вот-вот начнется военная операция и понимая при этом, что она не начнется?

— Им все прощают, во-первых, потому что они маленькие. Во-вторых, пострадали от Советского Союза и от Российской империи. В слово «пострадали» я, разумеется, вкладываю всю возможную иронию. Тем более, что цифры показывают, что с точки зрения демографии самыми лучшими годами для эстонцев, латышей и литовцев были советские годы. А самые страшные — 25 лет восстановленной независимости. И когда население начинает об этом задумываться, ему тут же включают красный сигнал: во всем виноваты Россия и Путин.

— В фантастическом фильме BBC о перспективах войны в Прибалтике есть одна разумная фраза кого-то из мировых управленцев: «Стоит ли начинать войну за территорию размером с пару районов европейской столицы?» А вы — верите в вероятность того, что НАТО будет с пеной у рта биться за пресловутую пятую статью своего устава — что любого члена альянса надо защищать?

— Пятая статья не предполагает вмешательства в ситуации, когда, например, какой-нибудь пьяный кайтселийтчик (Кайтселийт — добровольная военизированная организация в Эстонии — Г.С.) пройдет свою половину моста, разделяющего Россию и Эстонию, и выстрелит из автомата в сторону российских пограничников. А если предположить, что с той стороны тоже найдется молодой солдат с не очень крепкой нервной системой и выстрелит в ответ? Так вот, эта статья не распространяется на провокации, которыми богата современная политическая жизнь. Недавние военные учения в Нарве со стрельбой на расстоянии 200 метров от российской границы — это, конечно, провокация. Как и военный парад эстонских вооруженных сил на Петровской площади, который был виден с российского берега без оптического прицела. Что бы сказали нам, если бы мы перенесли военный парад с Красной площади в Ивангород? На определенном этапе у меня сложилось ощущение, что это не Вашингтон инициирует Таллин, Ригу и Вильнюс, а Таллин, Рига и Вильнюс инициируют Вашингтон. То есть не собака виляет хвостом, а хвост собакой.

Палата номер шесть

— Но попытка подстроить инфраструктуру под натовские стандарты началась задолго до того, как страны Балтии получили приглашение в НАТО. Здание посольства США в Риге, например, выглядит как настоящий командный пункт около аэропорта…

— Это так: посольство США в Латвии выполняет те же функции, что когда-то выполнял штаб Прибалтийского военного округа, только архитектура другая. Все как полагается: соответствующие средства связи, оборудование, штат.

— Вы хотите сказать, что милитаризация Литвы, Латвии и Эстонии – это часть некоего тайного плана, который действовал, начиная с 1991 года?

— Прибалтика талантливо угадывала еще не высказанные желания Вашингтона в военно-политической сфере и демонстрировала себя в качестве многовековой жертвы. На определенном этапе это стало давать результаты. Когда стало ясно, что Россия не останется навсегда в ситуации 1992 года, многих за океаном это начало смущать.

— Мы знаем массу прекрасных, умнейших, адекватнейших литовцев, латышей и эстонцев, которые все эти 25 лет молчат. Будет ли это «молчание ягнят» когда-нибудь прервано? Надежды есть – вот совсем недавний пример: в Прибалтике собираются строить Rail Baltica – железную дорогу, которая экономически совершенно себя не оправдывает. Нет там такого количества грузов, чтобы по этой дороге перевозить. В Эстонии противники Rail Baltica, эстонцы, обратились к русским: давайте вместе с нами выйдем на пикет и будем протестовать. Русские, которых неоднократно обманывали, сказали следующее: мы, конечно, не против, как всегда с вами встать в одну шеренгу. Но давайте начнем с того, что вы 9 мая принесете цветы к «Бронзовому солдату» и поклонитесь ему, а потом посмотрим.

— Случай с Rail Baltica — это клиника. Окупаемость у этого проекта — века. Понимают ли это люди? Понимают, но пропаганда непрерывно раскручивается, один ужас вытесняется другим. Есть политические силы, которые предлагают развивать отношения с Россией в режиме Финляндии, у которой весьма сильная и разнообразная армия, но при этом есть желание торговать и сотрудничать. В Прибалтике этот вариант не проходит: недавно депутат латвийского Сейма, сказал: я не пользуюсь лифтом, потому что электроэнергию поставляет Москва, и обогащать ее таким образом не собираюсь. По идее, надо было бы вызвать врачей, связать руки сзади, надеть смирительную рубашку. Но нет, это стало нормой.

Воевать никто не хочет

— В работе «Россия и Прибалтика: Сценарии безопасности в условиях политической напряженности», которую вы написали в соавторстве со своим калининградским коллегой – заведующим кафедрой Балтийского федерального университета Юрием Зверевым — вы выделили три сценария возможной войны. Итак: как все это будет выглядеть?

— Самый первый сценарий – это ситуация «ни мира, ни войны» — констатация того, что происходит сейчас, когда одна сторона провоцирует другую, а вторая сторона поддерживает свою боеготовность. Это может продолжаться и три года, и пять лет, и больше. Это самый реалистичный сценарий, мы условно назвали его «Брестский мир» и оценили вероятность больше чем в 90%.Второй сценарий – возникновение реального военного конфликта. Воевать никто не хочет, но все может произойти само собой. И в этом смысле натовский контингент на территории балтийских стран – это как раз гарантия того, что в случае возникновения конфликта подключится НАТО. Потому что, если погибнет пьяный участник добровольной военной дружины, это одна ситуация. А если солдат или офицер регулярных подразделений НАТО — совсем другая.

— При этом если этот пресловутый солдат НАТО убьет мирного гражданина, он будет неподсуден…

— Потому что заключены соответствующие договора о том, что уголовное, административное и практически любое право национальных государств на военнослужащих не распространяется.

— А где этот локальный конфликт может все-таки произойти – в латвийском Даугавпилсе или эстонской Нарве, где последние два года пасутся толпы иностранных журналистов?

— Для развития туризма это хорошо — хоть какая денежка, но идет. Живут там люди небогатые. А если серьезно — они вовсе не являются сторонниками российской внешней или внутренней политики, хотя и говорят на русском языке. Им бы, чтобы нормально работала система здравоохранения, чтобы ребенок учился на русском языке…

— …И чтоб за отопление заплатить денег хватило…

— Абсолютно точно. Потому что, когда в Даугавпилсе, втором городе (!) Латвии однокомнатная квартира стоит 7 тысяч евро и никто не хочет ее покупать — это это говорит о государстве лучше любой статистики. На самом деле второй сценарий, о котором я говорю – случайный конфликт — страшный и опасный. Чтобы нашим военным добраться из Петербурга в Калининград, нужно лететь вдоль Балтийского моря. Самолеты быстрые, море маленькое, между островом Тютерс в Финском заливе и эстонским островом Вайндлоо всего 16 миль. Крылом задеваешь или одно, или другое. Формально можно сделать это поводом для военного инцидента. А дальше раскручивать по цепочке.

От великого до смешного

— А хороший сценарий у вас есть?

— Есть. Назовем его «Хельсинки-3». Все не то, чтобы забыли прежние обиды, но договорились о мерах военной безопасности, о предотвращении столкновений на суше, на море и в воздухе. Проводится взаимное инспектирование военных объектов и баз. Приняты предложения по разоружению и снижению конфронтации в пропаганде. Организовываются совместные культурные программы. Но вероятность этого сценария сегодня пока минимальна – 2-3 %. Пока ничего не получается. Даже те инициативы о предотвращении инцидентов в воздухе, которые совместно выдвигали президент России и президент Финляндии, в Таллине, Риге и Вильнюсе воспринимаются как инициативы московские и тоже кладутся под сукно.

— В своем докладе вы отмечаете, что все будет зависеть от политики новой американской администрации. Видите ли изменения к лучшему?

— Очень осторожно можно говорить о том, что в Эстония, Латвия и Литва в числе приоритетов новой американской администрации не находятся на прежнем месте. Внимание к Китаю чуть больше, чем к Эстонии, Латвии и Литве вместе взятым. Это вызывает безумное беспокойство в министерствах иностранных дел этих трех государств. Начинается попытка б\у хвоста раскрутить свою очень-очень большую и авторитетную собаку постоянными разговорами о том, что «русские идут», или уже пришли, или никуда не уходили. Фотография госпожи Грибаускайте – президента Литвы с мечом, или министра иностранных дел Эстонии Свена Миксера в очках и в бронежилете — это смешно, но все-таки прежде всего грустно. А уж потом смешно…

Галина Сапожникова«

Источник: http://www.spb.kp.ru/daily/26669.4/3690483/

Страница 4 из 41« Первая...23456...102030...Последняя »