Юрий Зверев: «НАТО Прибалтику не бросит?»

Юрий Зверев: «НАТО Прибалтику не бросит?»

Заведующий кафедрой географии, природопользования и пространственного развития Балтийского федерального университета им. И.Канта Юрий Зверев провел для портала «Евразия.Эксперт» анализ военной инфраструктуры НАТО в Прибалтике. 

«В предыдущих статьях мы ознакомились с состоянием и перспективами модернизации вооруженных сил Польши и стран Прибалтики, а также с присутствием воинских формирований и военных объектов других государств НАТО в Польше. В этой статье рассматривается присутствие вооруженных сил других стран НАТО и используемые ими военные объекты в странах Прибалтики. Планы расширения американского военного присутствия в Прибалтике даны по состоянию на конец ноября 2016 г. Возможно, они будут скорректированы администрацией вновь избранного президента США Дональда Трампа.

Наращивание военно-воздушных сил НАТО в Прибалтике

Вооруженные формирования других стран НАТО появились в Прибалтике практически сразу после вступления в НАТО Литвы, Латвии и Эстонии, которое состоялось 29 марта 2004 г. Уже на следующий день Североатлантический Альянс начал операцию Baltic Air Policing («Балтийская воздушная полиция»), продолжающуюся по сей день.

Мотивом для ее проведения было названо то, что страны Прибалтики не обладают средствами ВВС и ПВО для эффективной защиты и контроля своего воздушного пространства, ставшего частью воздушного пространства всего Североатлантического Альянса. Как указывалось в одной из наших предыдущих статей, ни в одном из государств Прибалтики нет ни боевых самолетов-истребителей, ни ЗРК средней и большой дальности. Поэтому НАТО решило разместить на модернизированной бывшей советской авиабазе Зокняй (около Шяуляя) в Литве четыре самолета-истребителя ВВС одной из стран НАТО со сменой их на самолеты ВВС другой страны каждые три месяца (с 31 марта 2006 г. – каждые четыре месяца).

прибалтика_текст.jpg

Подробное описание инфраструктуры НАТО в Прибалтике — в инфографике «Евразия.Эксперт».

С апреля 2014 г., в связи с развитием кризиса на Украине, число истребителей в Зокняе увеличили до восьми. Кроме того, к операции Baltic Air Policing с 28 апреля 2014 г. была привлечена польская авиабаза Мальборк (четыре истребителя) и с 30 апреля 2014 г. – эстонская авиабаза Эмари (модернизированная бывшая советская авиабаза Cууркюль) (четыре истребителя).

Таким образом, число самолетов-истребителей НАТО, контролирующих воздушное пространство стран Прибалтики, увеличилось в четыре раза – с 4 до 16. С 1 сентября 2015 г. было решено отказаться от базирования самолетов НАТО в Мальборке и вдвое сократить число машин, базирующихся в Зокняе.

Таким образом, сейчас боевое дежурство в рамках операции Baltic Air Policing несут восемь истребителей НАТО (по четыре в Зокняе и Эмари).

К настоящему времени в рамках операции Baltic Air Policing завершено 42 ротации. В их ходе в Зокняе в разные годы базировались истребители F-15C (США), F-16 (Бельгия, Дания, Норвегия, Нидерланды, Португалия, США, Турция), Panavia Tornado F.3 (Великобритания), F-4F Phantom II (Германия), МиГ-21 (Румыния), МиГ-29А (Польша), Mirage F1M (Испания), Mirage F1CR, Mirage 2000C (Франция), JAS 39C (Чешская Республика, Венгрия), Eurofighter Typhoon (Германия, Испания, Италия,), CF-18 (Канада), а в Эмари – F-16 (Дания, Бельгия) и Eurofighter Typhoon (Германия, Испания, Великобритания). С 31 августа 2016 г. четырехмесячное боевое дежурство несут истребители 43-й ротации (4 французских Mirage 2000-5 в Зокняе и четыре немецких Eurofigher Typhoon в Эмари).

Прибалтика-1.jpg

Истребитель Eurofigher Typhoon в небе над Литвой. Источник: wikimedia.org.

Самолеты-перехватчики НАТО, базирующиеся в Прибалтике, регулярно перехватывают и сопровождают в международном воздушном пространстве над Балтийским морем российские военные самолеты. Например, 28 марта 2016 г. два испанских истребителя Eurofigher Typhoon сопровождали самолет Ту-154, на котором летел в Калининградскую область с инспекцией министр обороны России Сергей Шойгу. Впрочем, у министра была защита – его самолет эскортировали два истребителя Су-27.

Кроме самолетов Baltic Air Policing, в Эмари для участия в учениях периодически размещаются истребители F-15 ВВС США. Так, например, с 15 августа по 2 сентября 2016 г. там для участия в совместных учениях с Эстонией, Швецией, Финляндией и Великобританией находилось 16 таких самолетов.

Эмари и Зокняй посещали с визитами американские малозаметные («стелс») многоцелевые истребители пятого поколения F-22 Raptor (4 сентября 2015 г. и 27 апреля 2016 г. соответственно). Бывали на этих базах (а также в международном аэропорте Рига) и самолеты НАТО дальнего радиолокационного обнаружения и системы управления воздушным пространством E-3 AWACS (Airborne Warning and Control System), выполняющие разведывательные полеты у российских рубежей на Балтике.

Прибалтика-2.jpg

Самолет дальнего радиолокационного обнаружения Boeing E-3 Sentry. Источник: wikimedia.org.

Эстонский аэродром в Эмари используется также для размещения ударной авиации НАТО. Еще в июне 2012 года в ходе учений Saber Strike 2012 здесь впервые появились американские штурмовики A-10 Thunderbolt II, предназначенные для борьбы с танками («tank-busters» или «tank-killers»). Они стали первыми иностранными боевыми самолетами, посетившими эту авиабазу.

С тех пор A-10 бывают в Эмари каждый год, задерживаясь иногда на несколько месяцев. Так, например, 12 штурмовиков A-10 находились в Эмари со второй половины сентября 2015 г. до середины января 2016 г. 7 декабря 2015 г. они отрабатывали посадку на заброшенный бывший советский аэродром Кильтси (Хаапсалу), не располагающий необходимым оборудованием и навигационными средствами для посадки. А 20 июня 2016 г. штурмовики A-10 из Эмари в ходе учений Saber Strike 2016 отрабатывали взлеты и посадки на шоссе Ягала – Кяравете (самолеты этого типа садились на шоссе и взлетали с него впервые с 1984 г.).

Среди других ударных самолетов НАТО, базировавшихся в Эмари, следует упомянуть также польские истребители-бомбардировщики Су-22 (май 2013, 2014 и 2016 гг.) и истребители-бомбардировщики F-16. Четырнадцать F-16CM с американской авиабазы Авиано в Италия в марте-апреле 2015 г. приняли участие в учениях, в ходе которых впервые в Эстонии (на полигоне Тапа) были нанесены воздушные удары по наземным целям. А в сентябре 2016 г. для участия в учениях Ramstein Alloy 3 в Эмари впервые прилетели польские истребители-бомбардировщики F-16 с авиабазы Кшесины (около г. Познань).

База в Эмари принимает также большие военно-транспортные самолеты, используемые НАТО, такие как С-17 Globemaster III, C-5M Super Galaxy и Ан-124.

Прибалтика-3.jpg

Военно-транспортный самолет Lockheed C-5M Super Galaxy. Источник: Lockheed Martin.

В Латвии первый военный аэродром, отвечающий стандартам НАТО – это модернизированная бывшая советская авиабаза Лиелварде. В июне 2014 г. в рамках подготовки к приему военно-транспортной авиации в Лиелварде впервые приземлились три военно-транспортных самолета С-130J Hercules ВВС США, а 26 августа 2015 г. здесь впервые приземлились два американских штурмовика A-10. С 4 августа по 15 сентября 2015 г. а в Лиелварде впервые в Прибалтике были размещены два американских беспилотных летательных аппарата (БПЛА) MQ-1 Predator. К отряду БПЛА было прикомандировано по два офицера разведки из Латвии, Литвы, Эстонии и Польши, которые прошли обучение методам получения и обработки информации, полученной с беспилотников.

В июле-сентябре 2016 г. на авиабазе Лиелварде был размещен мобильный центр управления и оповещения (Deployable Control and Reporting Centre (DCRC)) ВВС Германии, прибывший из Шеневальде (Германия).

Он предназначен для управления частями ПВО и ВВС НАТО и координации их действий как в мирное время, так и во время военных операций НАТО. Центр был интегрирован в Балтийскую сеть воздушного наблюдения НАТО (Baltic Air Surveillance Network, BALTNET) с центром в Кармелаве (Литва). А с 5 по 27 ноября 2016 г. в Лиелварде находился мобильный объединенный центр управления авиацией (Deployable Air Command and Control Center’s Recognized Air Picture Production Centre and Sensor Fusion Post (DARS)), прибывший из Поджо-Ренатико (Италия).

В странах Прибалтики создано три Центра передового опыта НАТО (Centres of Exellences, COEs)[1]:

  • Объединенный центр передового опыта в области киберзащиты НАТО (Cooperative Cyber Defence Center of Excellence, CCD COE) в Таллине (Эстония) (аккредитован НАТО в октябре 2008 г.);
  • Центр передового опыта НАТО по энергетической безопасности (NATO Energy Security Centre of Excellence, ENSEC COE) в Вильнюсе (Литва) (аккредитован НАТО в октябре 2012 г.);
  • Центр стратегических коммуникаций НАТО (StratCom COE) в Риге (Латвия) (аккредитован НАТО в сентябре 2014 г.).

Усиление военных учений НАТО в Прибалтике

На военных полигонах стран Прибалтики (Рукла (Гайжюнай), Пабраде (Литва), Адажи (Латвия), Тапа (Эстония) и др.) регулярно проводятся учения с участием войск других государств НАТО и стран-партнеров НАТО. Наиболее крупными из них являются международные учения Saber Strike («Удар сабли»), проводимые ежегодно с 2011 г.

В последних к настоящему времени учениях Saber Strike 2016 (27 мая – 21 июня 2016 г.) принимали участие Литва, Латвия, Эстония, а также Великобритания, Германия, Дания, Люксембург, Норвегия, Польша, Словения, США, Финляндия и Франция (около 10 тыс. военнослужащих).

Одной из составных частей этих учений стала операция Dragon Ride II («Драгунский рейд II)[2] – дорожный марш протяженностью 2200 км и продолжительностью 17 дней из Германии в Эстонию (с остановками в Чехии, Польше, Литве и Латвии) подразделений 2-го кавалерийского полка армии США (около 1400 военнослужащих на 400 боевых и вспомогательных колесных машинах).

Прибалтика-4.jpg

Участники марша НАТО Dragon Ride II. Источник: br.de. 

Из других крупных учений НАТО в Прибалтике в последние годы следует отметить Operation Summer Shield XI (Латвия, апрель  2014 г.), Spring Storm 14 / Steadfast Javelin I (Эстония, май 2014 г.), Saber Junction 2014 (Латвия, август-сентябрь 2014 г.), Steadfast Javelin II (Литва, Латвия, Эстония, сентябрь 2014г.), Noble Justification / Noble Ledger (Литва, сентябрь-октябрь 2014 г.), Iron Sword 14 (Литва, ноябрь 2014 г.), Operation Summer Shield XII (Латвия, март 2015 г.), Fire Thunder 15 (Литва, апрель 2015 г.), Tornado (Эстония, апрель 2015 г.), Spring Storm 15 / Siil (Hedgehog) (Эстония, май 2015 г.), Iron Sword 15 (Литва, ноябрь 2015 г.), Operation Summer Shield XIII (Латвия, апрель 2016 г.), Spring Storm 16 (Эстония, май 2016 г.), Fire Thunder 16 (Литва, август 2016 г.), Silver Arrow 2016 (Латвия, октябрь 2016 г.), Iron Sword 16 (Литва, ноябрь-декабрь 2016 г.). В них, кроме вооруженных сил стран Прибалтики, принимали участие военнослужащие США и других стран НАТО (в частности, Бельгии, Великобритании, Венгрии, Германии, Дании, Испании, Италии, Канады, Люксембурга, Нидерландов, Норвегии, Польши, Франции, Чехии), а также стран-партнеров НАТО (Швеции, Финляндии и Грузии).

ВВС стран НАТО и стран-партнеров с 2008 г. три раза в год проводят в Прибалтике и в воздушном пространстве над Балтийским морем учения Baltic Region Training Event (BRTE), в 2016 г. переименованные в Ramstein Alloy. Учения организует и проводит Объединенное командование ВВС НАТО (Allied Air Command, AIRCOM) (Рамштейн, Германия) совместно с Объединенным центром воздушных операций (Combined Air Operations Centre Uedem) (Удем, Германия).

Для проведения учений НАТО в Прибалтике расширяются старые и создаются новые военные полигоны. Так, в 2016 г. на литовском полигоне Пабраде создана тренировочная инфраструктура Battle City («Бой в городе») площадью около 10 гектаров для обучения ведению наступательных и оборонительных боев в населенных пунктах.

Это единственная такого рода инфраструктура в Прибалтике. Площадь же всего полигона Пабраде в 2017 г. увеличится вдвое – с 8500 до 17600 га. К первой половине 2019 г. планируется построить комплекс Battle City и на полигоне Рукла (Гайжюнай). После модернизации литовских полигонов в маневрах смогут одновременно участвовать силы до батальона включительно со штатным или приданным оружием и боевой техникой. До этого масштабы учений ограничивались одной танковой или мотопехотной ротой.

В Латвии для обучения бою в городской среде собираются использовать заброшенный советский военный городок около Скрунды (45 га). Военный полигон в Адажи будет расширен с 7784 га до 13410 га. Строится новый полигон Лачусилс около Алуксне (около 4000 га). Ведутся также переговоры о создании полигона в Гробине.

В Эстонии ведется реконструкция Центрального военного полигона в Тапа и планируется создание нового военного полигона площадью около 5865 га в зоне водохранилища Соодла. Будет создана дополнительная инфраструктура для поддержки полигона Сиргала на северо-востоке в районе выработки сланцев.

Как и в Польше, военное присутствие НАТО в Прибалтике существенно возросло с апреля 2014 г., когда США в связи с событиями на Украине начали осуществление операции Atlantic Resolve («Атлантическая решимость»).

Наращивание сухопутных сил НАТО

О наращивании военно-воздушного компонента НАТО в Прибалтике мы уже писали выше. Что касается сухопутных войск, то в конце апреля 2014 г. в Литву, Латвию и Эстонию было переброшено по воздуху по одной роте (примерно 150 военнослужащих в каждой) 173-й воздушно-десантной бригады Армии США из города Виченца (Италия).

Они разместились на военных базах Рукла, Адажи и Палдиски соответственно (официально – для незапланированных совместных военных учений с вооруженными силами стран Прибалтики). В октябре 2014 г. десантников сменили подразделения 1-й кавалерийской (бронетанковой) дивизии Армии США из Форт-Худа (штат Техас), с которыми в Прибалтику впервые прибыли танки M1A2 Abrams и БМП M2 Bradley, а также подразделения 2-го кавалерийского (мотопехотного) полка из Фильзекка (Германия).

Прибалтика-5.jpg

Американские военные на учениях Atlantic Resolve. Источник: archive.defense.gov.  

В ноябре 2014 г. американские танки провели первые боевые стрельбы в Латвии (на полигоне Адажи), а в апреле 2015 г. – в Литве и Эстонии. 24 февраля 2015 г. БТР Stryker 2-го бронекавалерийского полка Армии США участвовали в параде по случаю Дня независимости Эстонии, проехав по улицам Нарвы в двухстах метрах от границы с Россией. В ноябре того же года 155-мм американские самоходные гаубицы M109A6 Paladin провели первые стрельбы в Эстонии.

Американские войска на ротационной основе (сменяя друг друга) дислоцируются в Прибалтике с апреля 2014 г. практически непрерывно (на базах Рукла (Литва), Адажи (Латвия) и Тапа (Эстония)).

Одновременно в каждой из стран Прибалтики находится американское подразделение численностью примерно в усиленную ротную тактическую группу (во время крупных военных учений – больше). Чаще других американских соединений направляла свои подразделения в Прибалтику 3-я пехотная дивизия из Форт-Стюарта (штат Джорджия).

Батальоны НАТО готовятся к «российской агрессии»

Понятно, что эти силы носят достаточно символический характер и, как и в Польше, предназначены в первую очередь для успокоения союзников и для налаживания процесса совместных тренировок и обучения вооруженных сил государств Прибалтики. Хотя и такие силы вызывают законную обеспокоенность России.

Вряд ли те же США обрадовало бы появление российской танковой роты где-нибудь в мексиканской Тихуане. Однако Организация Североатлантического договора, напугав себя собственной пропагандой о «неминуемой российской агрессии против стран Балтии» и бумажными военными играми, в которых российские бронеколонны триумфально въезжают в Ригу и Таллин через 36-60 часов после начала военных действий (непонятно только – зачем?), на достигнутом останавливаться явно не собирается.

Так, 1 сентября 2015 г. в Вильнюсе, Риге и Таллине были активированы три интеграционные единицы НАТО (NATO Force Integration Units, NFIU). Это небольшие командные центры, предназначенные для подготовки к развертыванию сил НАТО, прежде всего, сил сверхбыстрого развертывания (Very High Readiness Joint Task Force, VJTF) и координирования международных учений.

Ведутся работы по созданию в Прибалтике баз хранения американского вооружения и военной техники, входящих в так называемый в так называемый European Activity Set (EAS)[3]. Такие базы должны облегчить быстрое развертывание американских войск как для учений, так и в случае чрезвычайных ситуаций.

Первая база введена в строй в деревне Мумайчяй Шяуляйского района Литвы (на полпути между Шяуляем и Радвилишкисом). В декабре 2015 г. здесь поместили на хранение первые 50 единиц американской техники (пять танков Abrams, девять БМП и три командных БМП Bradley, четыре бронетранспортера M113 с минометной системой, грузовые автомобили разной грузоподъемности и бронированные внедорожники Hammer). В дальнейшем количество техники достигло 200 единиц, чего достаточно для оснащения роты.

Аналогичные хранилища создаются в Латвии и в Эстонии (планируются к вводу в действие в 2017 г.). В итоге в каждой из стран Прибалтики будет размещен комплект для оснащения мотопехотной роты Армии США (14 единиц тяжелой бронетехники (танков и/или БМП) плюс более легкие машины поддержки).

На Варшавском саммите НАТО 8-9 июля 2016 г. было решено разместить с начала 2017 г. в Польше и странах Прибалтики четыре многонациональные тактические группы усиленного передового присутствия численностью в батальон, оснащенные тяжелой бронетехникой. Полной оперативной готовности батальоны должны достичь к июню 2017 г.

Формирование батальона в Эстонии возглавит Великобритания, которая направит в его состав свой батальон с бронетехникой (около 800 военнослужащих, основные боевые танки Challenger 2, БМП Warrior и тактические БПЛА). Первоначально было также заявлено о переброске в Эстонию реактивных систем залпового огня (РСЗО) GMLRS, способных поражать цели высокоточными управляемыми ракетами на расстоянии до 72 км, но потом от этих планов отказались из-за опасений ответной реакции Москвы. К британцам в Эстонии присоединятся французы (около 150 военнослужащих) и с 2018 г. – датчане (до 200 военнослужащих). Дислоцироваться батальон будет на базе в Тапа, он прибудет туда весной 2017 г.

Батальон в Латвии будут формировать канадцы, которые направят в его состав 455 военнослужащих. Кроме того, Канада разместит в Латвии (вероятно, на базе Лиелварде) авиагруппу из шести истребителей-бомбардировщиков CF-18 Hornet, а в морской акватории страны будет на постоянном боевом дежурстве находиться фрегат канадских ВМС. Среди других стран, которые примут участие в этом батальоне – Албания, Италия (140 военнослужащих), Испания, Польша, Словения. Базироваться батальон будет в Адажи. Прибывать туда военные начнут весной 2017 г., примерно в мае.

Многонациональный батальон в Литве возглавит Германия, которая направит в его состав 400-600 военнослужащих (в зависимости от того, сколько пришлют другие страны НАТО) и тяжелую бронетехнику (включая основные боевые танки Leopard 2). Свое согласие принять участие в этом батальоне дали Бельгия (около 200 военнослужащих), Люксембург, Нидерланды (100-150), Норвегия. С 2018 г. к ним присоединятся также Хорватия и Франция (около 150 военнослужащих). Батальон будет размещаться на базе Рукла, первая группа немецких военнослужащих направится туда в феврале 2017 г.

Помимо этого, США намерены размещать в Прибалтике на ротационной основе подразделения бронетанковых бригад Армии США, которые будут сменять друг друга в Европе каждые девять месяцев (подробнее об этом – в статье об инфраструктуре США и НАТО в Польше).

Уже официально объявлено, что в Прибалтику (ориентировочно в феврале 2017 г.) прибудет 1-й батальон 68-го бронетанкового полка 3-й бронетанковой бригадной боевой группы 4-й пехотной дивизии США.

Точные места дислокации батальона пока не разглашаются, указано лишь, что он будет размещен в Латвии и Эстонии (вероятно, в Адажи и Тапа). Он будет оставаться там до прибытия многонациональных батальонов усиленного передового присутствия, а затем будет перемещаться по Европе для участия в различных учениях. Латвия (вероятно, авиабаза Лиелварде) также станет местом размещения одного из вертолетных подразделений перебрасываемой в Европу 10-й боевой авиационной бригады 10-й горной дивизии Армии США.

«Красные линии» России в Прибалтике

Подводя итог, можно сказать, что действия НАТО в Прибалтике производят двоякое впечатление. С одной стороны, действительно идет создание новой и модернизация существующей военной инфраструктуры, растет численность войск других стран Альянса, практически постоянно идут военные учения с участием иностранных (прежде всего, американских) военных подразделений, на которых отрабатывается боевое взаимодействие с вооруженными силами прибалтийских государств и осваивается потенциальный театр военных действий. Достаточно открыто обсуждаются наметки военных планов, хотя понятно, что конкретика скрыта под грифом секретности.

С другой стороны, не оставляет ощущение некоторой «показушности» всего происходящего. Мы видим попытку надавить на Россию, которая согласно распространенному мнению западных политиков ничего кроме угроз и силы не воспринимает.

Одновременно это попытка убедить запуганное страшилками о «российской агрессии» (рожденными как вне Прибалтики, так и внутри нее) население прибалтийских государств, что «друг» (то есть НАТО) придет на помощь и не бросит в беде.

Отсюда размещение войск и военных объектов в передовой зоне, которая по своему военно-географическому положению не обороняема в принципе

(ряд западных военных аналитиков считает, что американские ВВС надо держать не в Восточной Польше и Прибалтике, а подальше от российских средств поражения (в Великобритании, Западной Германии, Дании и Нидерландах), и что это же верно и для сухопутных войск).

Отсюда – многонациональные батальоны, в состав которых стараются привлечь военнослужащих как можно большего количества стран НАТО, чтобы облегчить в случае чего применение статьи 5 Североатлантического договора по принципу «наших бьют». Отсюда – многодневные и тысячекилометровые «драгунские рейды» по дорогам Восточной Европы, которые вряд ли возможны в реальных военных условиях, но так красиво смотрятся в СМИ.

Но пока ситуация еще не приняла необратимого характера. Представляется, что «красными линиями», пересечение которых сделало бы снижение противостояния достаточно сложным, могло бы стать размещение в Прибалтике постоянных (а не ротационных баз) НАТО уровня бригадных боевых групп и авиакрыльев, дальнобойных высокоточных средств поражения, не говоря уже о тактическом ядерном оружии.

С учетом избрания президентом США Дональда Трампа, заявлявшего в период выборной кампании о намерении снизить участие США в НАТО и вовлеченность США в европейские дела, такое развитие событий становится значительно менее вероятным.

Но будут ли эти лозунги претворены в жизнь и снизится ли военная напряженность на «восточных рубежах НАТО» – пока говорить рано. Следует дождаться формирования новой президентской администрации США и ее первых реальных внешнеполитических шагов, прежде всего, в отношении России.

Юрий Зверев, зав. кафедрой географии, природопользования и пространственного развития 

БФУ им. И. Канта


[1] Напомним, что каждый такой центр предназначен для подготовки руководителей и экспертов из стран-членов НАТО и из стран-партнеров, а также для координации действий в области деятельности центра, позволяющей избежать ненужного дублирования функций внутри командной структуры НАТО.

[2] Первый «Драгунский рейд» был проведен в марте-апреле 2015 года, когда 3-й эскадрон 2-го кавалерийского полка проследовал дорожным маршем из Эстонии и Литвы на место постоянной дислокации в Германию.

[3] European Activity Set (EAS) – комплект из примерно 12000 единиц вооружений и военной техники бронетанковой бригадной боевой группы Армии США (включая примерно 250 танков M1 Abrams, БМП M2 Bradley и 155-мм самоходных гаубиц M109 Paladin). Размещается на базах хранения в Европе (база «Михаил Когэлничану», Румыния (около 70 единиц), полигон «Ново село», Болгария (около 500 единиц), Мумайчяй, Литва (около 200 единиц), Графенвер, Германия (около 2000 единиц) и Колеман, Германия (около 8600 единиц)).

Презентация рабочей тетради «Россия и Прибалтика: сценарии безопасности в условиях политической напряженности»

Презентация рабочей тетради «Россия и Прибалтика: сценарии безопасности в условиях политической напряженности»

Российская ассоциация прибалтийских исследований проведет презентацию совместно подготовленной рабочей тетради Российского совета по международным делам №35/2016 «Россия и Прибалтика: сценарии безопасности в условиях политической напряженности». Презентация в Санкт-Петербурге состоится во второй декаде января, в Москве — в конце февраля.

Аннотация: Регион Балтийского моря долгое время после 1991 г. считался территорией относительного благополучия и политической стабильности. Вместе с тем постепенно накапливались противоречия как объективного, так и субъективного характера. Милитаризация региона началась задолго до «Крыма». После «Крыма» эта проблема лишь вышла на первый план во всем комплексе политических и экономических противоречий. Авторы рассматривают вопросы военного противостояния в регионе и предлагают три сценария безопасности в регионе.

Содержание:

  1. Военно-политическое противостояние в восточной части Балтийского моря:
    основные события и тенденции
  2. Швеция, Финляндия в «прихожей» НАТО
  3. Милитаризация региона: некоторые экономические последствия
  4. Модели и сценарии военно-политического противостояния

Выходные данные: Россия и Прибалтика: сценарии безопасности в условиях политической напряженности. Рабочая тетрадь No 35/2016 / [Н.М. Межевич, Ю.М. Зверев]; [гл. ред. И.С. Иванов]; Российский совет по международным делам (РСМД). – М.: НП РСМД, 2016. – 32 с. – Авт. и ред. указаны на обороте тит. л. ISBN 978-5-9909275-8-2

Новость о выходе рабочей тетради и её полный текст можно найти на нашем сайте.

«Динамика российской дипломатии»: анализ новой Концепции внешней политики РФ от РИСИ

«Динамика российской дипломатии»: анализ новой Концепции внешней политики РФ от РИСИ

Наши партнеры из Российского института стратегических исследований провели экспертный анализ новой Концепции внешней политики Российской Федерации, недавно утвержденной Президентом России В.В. Путиным. 

«В свете выхода новой Концепции внешней политики Российской Федерации (утверждена Президентом России В.В.Путиным 30 ноября 2016 г.) представляется интересным провести сравнительный анализ текста нового варианта с предыдущими редакциями.

В первую очередь бросается в глаза тот факт, что из текста нового варианта исчезло положение о «защите интересов личности» (2008 год), о «высшем приоритете национальной безопасности – обеспечении защищенности личности» (2013). Вместе с тем такая задача, как  «всесторонняя защита прав и законных интересов российских граждан», которая присутствовала и в вариантах Концепции 2008 и 2013 г. сохранилась, а ее текстуальное оформление не изменилось.

Для тех, кто занимается пропагандой и анализом медиапространства, наверняка будет интересно узнать, что установка на «содействие объективному восприятию Российской Федерации в мире как демократического государства с социально ориентированной рыночной экономикой и независимой внешней политикой» была изъята из концепции еще в 2013 году, но в 2016 ее заменили на «укрепление позиций российских средств массовой информации и массовых коммуникаций в глобальном информационном пространстве и доведение до широких кругов мировой общественности российской точки зрения на международные процессы», что является реакцией на дискриминационные меры со стороны ряда иностранных государств по отношению к некоторым российским СМИ.

«Изменения»-«сдвиги»-«перемены» – их переживают международные отношения в каждой концепции. В 2013 и 2016 годах также повторено положение о том, что Запад дряхлеет, а военно-политические союзы своей функции не выполняют. Зато в 2016 году мир впервые концептуально был поделен на АТР, Евроатлантический и Евразийский регионы, безопасность которых – залог стабильности международных отношений.

Либерально-демократические идеи о необходимости инвестиций в человека, заботе о его интеллектуальном развитии, тревоги по поводу демографических проблем не перекочевали в сегодняшнюю редакцию Концепции. Зато появились положения о «мягкой силе»: «Неотъемлемой составляющей современной международной политики становится использование для решения внешнеполитических задач инструментов «мягкой силы», прежде всего возможностей гражданского общества, информационно-коммуникационных, гуманитарных и других методов и технологий, в дополнение к традиционным дипломатическим методам», и «энергетическом факторе».

В варианте 2013 года уже произошло снижение внимания к гуманитарным проблемам международных отношений по сравнению с 2008 годом, однако соответствующий абзац оставался достаточно развернутым: «уровень защищенности интересов личности, общества и государства; духовное и интеллектуальное развитие населения; рост его благосостояния; сбалансированность образовательных, научных и производственных ресурсов; в целом уровень инвестиций в человека». Теперь этот текст вынесен из Концепции как таковой. Речь ведется только о государстве и столкновении цивилизаций (цивилизационные моменты вообще упоминаются весьма часто). Введено новое наблюдение о «наметившейся смене технологического уклада».

В сравнении 14 пункта Концепций 2013 и 2016 годов содержится не намек, но прямое обвинение в адрес апологетов и лидеров глобализации в создании экстремистских очагов на Ближнем Востоке и Северной Африке («стремление вернуться к цивилизационным корням» – «распространение экстремистской идеологии»). Текст документа сообщает, что к этому привело «навязывание другим собственной шкалы ценностей» (2013) и «навязывание из вне идеологических ценностей» (2016). Если исходить из законов логики, это и есть суть глобализации.

Исчезли слова о «децентрализации международной системы» 2013 года, речь о влиянии глобализации на экономику (как на основу культурной самобытности) не ведется с 2008 года Вместо них появились положения об организованной транснациональной преступности и ИГ (запрещенной в России). Отказ от гонки вооружений канул в лету еще в 2008 году.

В тексте новой Концепции словосочетание «новое мироустройство» заменено на «справедливое и устойчивое». Далее по тексту нет особых перемен, кроме исключения словосочетания «зачастую не совпадающие интересы». Предложение теперь звучит так: «Верховенство права призвано обеспечить мирное и плодотворное сотрудничество государств при соблюдении баланса их интересов». И «ведение» процесса по оформлению границы РФ заменено на «активизацию».

При описании позиции России по ООН введен новый императив – стремление к «справедливому управлению» Интернетом.

Концепция экономического роста претерпела значительные изменения. Из «устойчиво высоких темпов экономического роста» (2008) они превратились в «высокие темпы роста» (2013), а затем в «решение задачи обеспечения устойчивого экономического роста». В трех вариантах Концепции дословно повторяется намерение диверсифицировать экономику РФ, расширить номенклатуру экспорта, технологически обновить экономику, внедряя инновации. Но «государственное содействие» по этому направлению заменено на «принятии усилий», приоритет самого направления снижен. Экономико-географическое положение впервые рассматривается как «уникальное», которое необходимо использовать «для увеличения транзитных грузопотоков в целях оптимального развития торгово-экономических связей между Европой и Азиатско-Тихоокеанским регионом». Интеграционные процессы, которым будет содействовать Россия, теперь позиционируются не в СНГ (2013), а в Евразии.

В разделе о гуманитарном сотрудничестве появилось новое положение – о противодействии правозащитным концепциям, которые направлены на вмешательства во внутренние дела других государств и на дестабилизацию режима. Исчезло положение о стремлении к созданию положительного имиджа России за рубежом. РФ отныне будет настаивать на доступе к объективной информации о событиях в мире, а также будет расширять присутствие российских экспертов во время обсуждений вопросов мировой политики.

Важнейшее направление внешней политики России, как и прежде, – СНГ. Но в 2008 и 2013 годах не говорилось о ЕАЭС, который теперь – ядро интересов в СНГ. Приоритетные партнеры же в ЕС теперь ФРГ, Франция, Италия и Испания (а не Нидерланды). Высказанное в 2013 году пожелание РФ наладить отношения с Великобританией исчезло. В части «региональные приоритеты» описание отношений РФ-ЕС-США в концепциях прошло следующую эволюцию: «Россия выступает за достижение подлинного единства Европы, без разделительных линий, путем обеспечения равноправного взаимодействия России, Европейского союза и США» (2008 год); в 2013 году этому предложению предшествует «Приоритетный характер отношений», а в 2016 начало абзаца получилось весьма «мрачное» – «Накопившиеся в течение последней четверти века системные проблемы в Евроатлантическом регионе». Корпус положений по отдельности совпадает во всех вариантах Концепции. Например, формирование единого экономического, гуманитарного пространства, совместная борьба с терроризмом. Есть незначительные добавления: в 2016 году впервые упоминается энергетический аспект отношений. Но самая значительная перемена – вынесение России из Европейской цивилизации. «Россия как неотъемлемая, органическая часть европейской цивилизации», – этих слов уже нет в тексте 2016 года, тогда как есть тяжелые обвинения в адрес геополитической экспансии ЕС и НАТО. В самом новом документе добавлен пункт, который по факту выражает поддержку всем странам Европы, не примкнувшим к НАТО, более того, «эти государства вносят реальный вклад в обеспечение безопасности и стабильности в Европе. Россия готова к конструктивному многоплановому взаимодействию с ними». Положения становятся все более конкретными и активными.

Как это не удивительно, российско-американские отношения в 2013 и 2016 годах преподнесены практически в одинаковой форме, с небольшим ужесточением: в Концепции четко прописано, что Россия не потерпит никакого давления со стороны США и будет отвечать на любые недружественные акции. По нашему мнению, данное положение слишком агрессивно для программного документа. В отношения с Канадой также привнесена конкретность: от слов об абстрактном техническом и инвестиционном сотрудничестве (2008/13) отказались, заменив их конкретным положением о совместных делах в Арктике.

Формат «Россия-Индия-Китай» вновь удерживает первую строчку в параде азиатских интересов России. Далее по списку глобальных интересов России идут АСЕАН, Ближний Восток и Африка. Текст, посвященный этим регионам, практически идентичен для всех трех документов. Новы только конкретизация иранской проблемы (Россия будет педалировать ядерную сделку), конкретная позиция по Сирии и по Афганистану. В 2016 году предан забвению БРИКС. Хотя даже в 2013 году документ все-таки содержал одно скромное предложение с надеждой на углубление сотрудничества.

И самый большой сюрприз составители документа приберегли только для самых терпеливых и внимательных: заключительный абзац, который присутствовал во всех концепциях, в самой новой редакции был изъят. Абзац звучал так: «Последовательное осуществление государственной внешней политики призвано создавать благоприятные условия для реализации исторического выбора народов Российской Федерации в пользу правового государства, демократического общества, социально ориентированной рыночной экономики». Обычно вывод в документах совпадает с темой, заданной в начале. Концепция в силу своего языка и задачи – документ официальный, но не педантично-чванливый. Следовательно, обладает весьма свободной формой, тяготеющей к передвижению от точки А в точку Б через раскрытие каждой части. Поэтому вывод в документах такого рода не есть формальный конец, не титры и даже не эпилог. Поэтому Концепция 2016 года по-настоящему не завершена.

Поскольку Концепция отражает страну, в которой написана, то можно смело утверждать, что если с 2008 до 2013 года страна менялась неторопливо и направления развития не менялись, то в 2016 году Россия поменялась до неузнаваемости. Нет никакой Европейской цивилизации от Альбиона до Урала, есть «загадочная» Евразия и «коварная» Трансатлантика. Столкновение цивилизаций идет полным ходом, терроризм – порождение не желающего уйти в историю Запада. Россия – это в первую очередь государство и только потом страна. Концепция ранних редакций походила на манифест, будучи абстрактной и торжественной. Сегодня она – инструкция к действию, изобилует конкретикой, положения об «углублении сотрудничества» сведены к необходимому минимуму, больше слов о том, что Россия будет делать и чего делать не будет.

Если же попытаться найти общий знаменатель всему вышесказанному, то он следующий: новый вариант Концепции внешней политики Российской Федерации 2016 года максимально приближен к задаче реально ответить на вызовы времени».

Источник: https://riss.ru/analitycs/37496/

Рабочая тетрадь «Россия и Прибалтика: сценарии безопасности в условиях политической напряженности»

Рабочая тетрадь «Россия и Прибалтика: сценарии безопасности в условиях политической напряженности»

Российский совет по международным делам выпустил подготовленный совместно с Российской ассоциацией прибалтийских исследований выпуск Рабочей тетради №35/2016 «Россия и Прибалтика: сценарии безопасности в условиях политической напряженности».

Аннотация: Регион Балтийского моря долгое время после 1991 г. считался территорией относительного благополучия и политической стабильности. Вместе с тем постепенно накапливались противоречия как объективного, так и субъективного характера. Милитаризация региона началась задолго до «Крыма». После «Крыма» эта проблема лишь вышла на первый план во всем комплексе политических и экономических противоречий. Авторы рассматривают вопросы военного противостояния в регионе и предлагают три сценария безопасности в регионе.

Содержание:

  1. Военно-политическое противостояние в восточной части Балтийского моря:
    основные события и тенденции
  2. Швеция, Финляндия в «прихожей» НАТО
  3. Милитаризация региона: некоторые экономические последствия
  4. Модели и сценарии военно-политического противостояния

Введение:

Регион, который двадцать лет назад рассматривался как относительно стабильный, перспективный с позиций социально-экономического развития, эволюционирует в модели гибридного конфликта, и потенциально приближается к военному противостоянию.

Балтийский регион, который мог бы стать одним из наиболее перспективных регионов сотрудничества в Европе, способствуя появлению новой Европы без разделительных линий, Европы, основанной на демократии, неприменении силы и на рыночной экономике. К настоящему моменту Балтийский регион превратился в угрозу уже не только для входящих в него стран, но и для Европы в целом. Очевидные проблемы, такие, как институт массового негражданства для сотен тысяч человек, рассматривались как явление временное, преодолимое под влиянием просвещенной Европы. Однако эти надежды не оправдались.

Военный парад НАТО в Нарве в 2015 г. стал символом нового уровня и качества военных угроз. Путь к параду, прошедшему в двухстах метрах от российской границы, проведенному на виду у российских пограничников в 145 км от Санкт-Петербурга, был долгим.

Таллин, Рига, Вильнюс провозгласили Россию главным потенциальным врагом практически сразу после получения независимости. Заместитель председателя Верховного Совета Латвии Андрейс Крастиньш еще летом 1992 г. заявил: «необходимо сделать Россию основным объектом разведывательной деятельности спецслужб республики, поскольку именно Россия является главным «потенциальным врагом» Латвии, угрожающим ее независимости».

Вступление государств Прибалтики в НАТО произошло в марте 2004 г., при этом так называемый План действий по членству в НАТО (Membership Action Plan) по вступлению в организацию для этих стран был принят в апреле 1999 г., а приглашение стать членами НАТО они получили в ноябре 2002 г. Присоединение Латвии, Литвы и Эстонии к Североатлантическому Альянсу шло достаточно быстрыми темпами, равно как и развертывание военной инфраструктуры НАТО вблизи российских границ. Экономический кризис 2008–2009 гг. на некоторое время притормозил формирование политиче- ских и производных от них военных угроз в регионе.

Рассматривая вопрос, почему в области безопасности на Балтике сложилась именно такая ситуация, конечно же, следует вспомнить «Основополагающий акт Россия – НАТО», подписанный Россией и НАТО 27 мая 1997 г. в Париже.

Имитируя соблюдение договоренностей с Россией о неразмещении своих войск в Польше и Прибалтике от 1997 г., НАТО начала создавать инфраструктуру и отрабатывать размещение своих военных в данных странах под видом проведения учений и посредством развития военной инфраструктуры, позволяющей в случае необходимости быстро перебросить войска и военную технику. Этот процесс начался не менее 10 лет назад. Именно поэтому нельзя согласиться с тем, что одной из причин обострения отношений России и стран Балтии называют «крымский фактор». Качественная и количественная реконструкция военной инфраструктуры в соответствии с интересами НАТО в странах Прибалтики началась задолго до присоединения Крыма к России.

Выходные данные: Россия и Прибалтика: сценарии безопасности в условиях политической напряженности. Рабочая тетрадь No 35/2016 / [Н.М. Межевич, Ю.М. Зверев]; [гл. ред. И.С. Иванов]; Российский совет по международным делам (РСМД). – М.: НП РСМД, 2016. – 32 с. – Авт. и ред. указаны на обороте тит. л. ISBN 978-5-9909275-8-2

Полный текст Рабочей тетради №35/2016.

Вышел первый номер «Альманаха североевропейских и балтийских исследований»

Вышел первый номер «Альманаха североевропейских и балтийских исследований»

Вышел в свет первый номер «Альманаха североевропейских и балтийских исследований», учрежденного Петрозаводским государственным университетом (ПетрГУ), МНОЦ «Fennica», Институтом языка, литературы и истории Карельского научного центра Российской Академии наук (ИЯЛИ КарНЦ РАН), МНОЦ «NORDICA».

Альманах североевропейских и балтийских исследований / Nordic and Baltic Studies Review – это научный электронный форум международного уровня, который должен отражать современное состояние и определять перспективы развития исследований в области нордистики и подготовки научных кадров. Изначально ориентированный на междисциплинарность, он призван объединить усилия специалистов из разных стран в области истории, международных отношений, политических наук, культур, литератур, языков народов Северной Европы и региона Балтийского моря.

Приоритетной, но не исключительной, является проблематика взаимоотношений, взаимовлияний и трансграничности в североевропейском и балтийском регионах (от эпохи викингов до современности).

Предусматриваются тематические выпуски, например, по результатам значимых конференций или по отдельным направлениям/проблемам.

Основные направления

  • История, включая междисциплинарные исследования
  • Политические науки
  • Языки и культуры (в контексте контактов и взаимовлияний)
  • Региональные исследования
  • Исследования границ и приграничья
  • Североевропейские и балтийские исследования в образовательных программах

 Основные рубрики

  • Научные статьи
  • Рецензии
  • Источники
  • Научная жизнь
  • Высшая школа

Языками издания являются русский и английский (публикация статей на языке оригинала с резюме на втором языке).

В состав редакции (редсовет, редколлегия) входят авторитетные ученые из разных стран мира. Редакционные этические правила и нормы соответствуют принятым ведущими международными научными издательствами.

Альманах находится в открытом доступе. Все содержимое доступно для пользователей бесплатно. Пользователи могут читать, скачивать, копировать, распространять, распечатывать полные тексты статей журнала по ссылке без предварительного разрешения от издателя и автора в информационных, научных, учебных или культурных целях при условии обязательного указания автора и источника (ст. 1273, 1274, 1286 ч. IV Гражданского кодекса РФ).

Учредителями журнала выступили Петрозаводский государственный университет (ПетрГУ), МНОЦ «Fennica», Институт языка, литературы и истории Карельского научного центра Российской Академии наук (ИЯЛИ КарНЦ РАН), МНОЦ «NORDICA».

Адрес Альманаха: http://nbsr.petrsu.ru/info/page.php?id=185

Страница 3 из 912345...Последняя »