Business FM: ««Брестский мир», локальный конфликт или компромисс»

Business FM: ««Брестский мир», локальный конфликт или компромисс»

Радио «Бизнес.ФМ — Санкт-Петербург» сообщило в новостях о прошедшей 13 января в Санкт-Петербурге презентации рабочей тетради РАПИ и РСМД №35/2016 «Россия и Прибалтика: сценарии безопасности в условиях политической напряженности».

«В Петербурге эксперты обсуждают сценарии отношений России и стран Балтии. По их оценке, серьезной военной опасности на границе нет. Однако бывшие союзные республики активно наращивают вооружение

Потери Прибалтики от санкционного режима в России эксперты оценивают в пределах от 10 до 15% ВВП, что для каждой из стран составляет примерно по 1 млрд евро. На этом фоне принято решение об увеличении военного присутствия НАТО в регионе, и напряженность в отношениях продолжает нарастать. Причем конфронтация началась задолго до Крымских событий, — уточняет замдекана факультета международных отношений Евроакадемии в Таллине Леонид Карабешкин. – Любопытно, что смена курса совпала по датам с расширением НАТО.

На днях в иностранных СМИ появилась информация о том, что Эстония обладает «мягкой» силой – а именно способностью вывести из строя системы безопасности российских АЭС, прежде всего – в Сосновом бору. И, несмотря на то, что прибалтийской стране это навредит не меньше, чем России, с такими новостями трудно сохранять спокойствие. Эксперты видят три варианта развития ситуации. Первый – так называемый «Брестский мир», когда наши соседи будут постоянно приближаться к грани конфликта, но переходить ее не станут. Однако гонка вооружений с учетом размытых морских границ может привести к локальным конфликтам.

Есть и противоположный сценарий – это поиск взаимных компромиссов, постепенное сокращение вооружений и осторожный выход из кризиса. Правда, если в Финляндии и Швеции предложения о сотрудничестве с Россией воспринимаются всерьез, то страны Балтии, по оценкам экспертов, несамостоятельны в своих решениях. Говорит президент Российской ассоциации прибалтийских исследований Николай Межевич.

Партнерством с НАТО, по убеждению экспертов, страны Балтии пытаются компенсировать неравнозначность маленьких стран в диалоге с большим соседом. А потому западные партнеры всегда будут влиять на решения в регионе. Впрочем, есть в этом и повод для надежды, связанной, в первую очередь, с приходом к власти Дональда Трампа».

Аудиозапись радиоэфира и оригинал новости по ссылке: http://businessfm.spb.ru/novosti/brestskijj-mir-lokalnyjj-konflikt-ili-kompromiss

ТАСС: «Регион Балтийского моря: политические и экономические противоречия»

ТАСС: «Регион Балтийского моря: политические и экономические противоречия»

12 декабря в пресс-центре ТАСС (г. Санкт-Петербург) состоялась презентация Рабочей тетради «Россия и Прибалтика: сценарии безопасности в условиях политической напряженности», подготовленной совместно РАПИ и РСМД. 

О проблемах политического сотрудничества и перспективах военного конфликта в Балтийском регионе, влиянии политики на экономические отношения между Россией и странами Балтии рассказали Президент Российской ассоциации прибалтийских исследований, профессор СПбГУ Николай Межевич, шеф-редактор Российского совета по международным делам (РСМД) Дарья Хаспекова, а также присоединившиеся к презентации по видеосвязи из Таллина к.полит.н., заместитель декана факультета международных отношений Евроакадемии (Таллин, Эстония) Леонид Карабешкин и из Калининграда — к.г.н., доцент, заведующий кафедрой Балтийского федерального университета Юрий Зверев.

Рабочие тетради подготовлены и опубликованы Российским советом по международным делам (РСМД) и Российской ассоциацией прибалтийских исследований в декабре 2016 года.

Адрес: Санкт-Петербург, Шпалерная, 37А

Источник: http://tass.ru/press/events/4852

Президент РАПИ в эфире «Фонтанки.ру»: «Возможен ли военный конфликт в Балтийском регионе?»

Президент РАПИ в эфире «Фонтанки.ру»: «Возможен ли военный конфликт в Балтийском регионе?»

По приглашению корреспондентов санкт-петербургской интернет-газеты «Фонтанка.ру» Президент РАПИ, доктор экономических наук Николай Межевич принял участие в радиоэфире, где обсудил с ведущими выводы недавно вышедшей рабочей тетради РСМД «Россия и Прибалтика: сценарии безопасности в условиях политической напряженности».

«Таллин, Рига, Вильнюс провозгласили Россию главным потенциальным врагом практически сразу после получения независимости», «официальные лица США уже публично называют Прибалтику, в числе других стран Восточной Европы, «прифронтовыми государствами», «геополитическая конфигурация в Балтийском регионе приобретает все более ярко выраженный характер – «все против России» или «Россия против всех» – это не цитаты из очередного выступления известного тв-ведущего Дмитрия Киселева, это выдержки из опубликованной работы доктора экономических наук Николая Межевича, который преподает на факультете международных отношений СПбГУ, и кандидата географических наук Юрия Зверева, сотрудника калининградского Университета им. Иммануила Канта. О «войне судного дня», «брестском мире» и других сценариях развития геополитических событий в Балтийском регионе говорим в эфире вместе с корреспондентом «Фонтанки» Денисом Коротковым с одним из авторов исследования Николаем Межевичем»

По ссылке доступна полная запись эфира.

Юрий Зверев: «НАТО Прибалтику не бросит?»

Юрий Зверев: «НАТО Прибалтику не бросит?»

Заведующий кафедрой географии, природопользования и пространственного развития Балтийского федерального университета им. И.Канта Юрий Зверев провел для портала «Евразия.Эксперт» анализ военной инфраструктуры НАТО в Прибалтике. 

«В предыдущих статьях мы ознакомились с состоянием и перспективами модернизации вооруженных сил Польши и стран Прибалтики, а также с присутствием воинских формирований и военных объектов других государств НАТО в Польше. В этой статье рассматривается присутствие вооруженных сил других стран НАТО и используемые ими военные объекты в странах Прибалтики. Планы расширения американского военного присутствия в Прибалтике даны по состоянию на конец ноября 2016 г. Возможно, они будут скорректированы администрацией вновь избранного президента США Дональда Трампа.

Наращивание военно-воздушных сил НАТО в Прибалтике

Вооруженные формирования других стран НАТО появились в Прибалтике практически сразу после вступления в НАТО Литвы, Латвии и Эстонии, которое состоялось 29 марта 2004 г. Уже на следующий день Североатлантический Альянс начал операцию Baltic Air Policing («Балтийская воздушная полиция»), продолжающуюся по сей день.

Мотивом для ее проведения было названо то, что страны Прибалтики не обладают средствами ВВС и ПВО для эффективной защиты и контроля своего воздушного пространства, ставшего частью воздушного пространства всего Североатлантического Альянса. Как указывалось в одной из наших предыдущих статей, ни в одном из государств Прибалтики нет ни боевых самолетов-истребителей, ни ЗРК средней и большой дальности. Поэтому НАТО решило разместить на модернизированной бывшей советской авиабазе Зокняй (около Шяуляя) в Литве четыре самолета-истребителя ВВС одной из стран НАТО со сменой их на самолеты ВВС другой страны каждые три месяца (с 31 марта 2006 г. – каждые четыре месяца).

прибалтика_текст.jpg

Подробное описание инфраструктуры НАТО в Прибалтике — в инфографике «Евразия.Эксперт».

С апреля 2014 г., в связи с развитием кризиса на Украине, число истребителей в Зокняе увеличили до восьми. Кроме того, к операции Baltic Air Policing с 28 апреля 2014 г. была привлечена польская авиабаза Мальборк (четыре истребителя) и с 30 апреля 2014 г. – эстонская авиабаза Эмари (модернизированная бывшая советская авиабаза Cууркюль) (четыре истребителя).

Таким образом, число самолетов-истребителей НАТО, контролирующих воздушное пространство стран Прибалтики, увеличилось в четыре раза – с 4 до 16. С 1 сентября 2015 г. было решено отказаться от базирования самолетов НАТО в Мальборке и вдвое сократить число машин, базирующихся в Зокняе.

Таким образом, сейчас боевое дежурство в рамках операции Baltic Air Policing несут восемь истребителей НАТО (по четыре в Зокняе и Эмари).

К настоящему времени в рамках операции Baltic Air Policing завершено 42 ротации. В их ходе в Зокняе в разные годы базировались истребители F-15C (США), F-16 (Бельгия, Дания, Норвегия, Нидерланды, Португалия, США, Турция), Panavia Tornado F.3 (Великобритания), F-4F Phantom II (Германия), МиГ-21 (Румыния), МиГ-29А (Польша), Mirage F1M (Испания), Mirage F1CR, Mirage 2000C (Франция), JAS 39C (Чешская Республика, Венгрия), Eurofighter Typhoon (Германия, Испания, Италия,), CF-18 (Канада), а в Эмари – F-16 (Дания, Бельгия) и Eurofighter Typhoon (Германия, Испания, Великобритания). С 31 августа 2016 г. четырехмесячное боевое дежурство несут истребители 43-й ротации (4 французских Mirage 2000-5 в Зокняе и четыре немецких Eurofigher Typhoon в Эмари).

Прибалтика-1.jpg

Истребитель Eurofigher Typhoon в небе над Литвой. Источник: wikimedia.org.

Самолеты-перехватчики НАТО, базирующиеся в Прибалтике, регулярно перехватывают и сопровождают в международном воздушном пространстве над Балтийским морем российские военные самолеты. Например, 28 марта 2016 г. два испанских истребителя Eurofigher Typhoon сопровождали самолет Ту-154, на котором летел в Калининградскую область с инспекцией министр обороны России Сергей Шойгу. Впрочем, у министра была защита – его самолет эскортировали два истребителя Су-27.

Кроме самолетов Baltic Air Policing, в Эмари для участия в учениях периодически размещаются истребители F-15 ВВС США. Так, например, с 15 августа по 2 сентября 2016 г. там для участия в совместных учениях с Эстонией, Швецией, Финляндией и Великобританией находилось 16 таких самолетов.

Эмари и Зокняй посещали с визитами американские малозаметные («стелс») многоцелевые истребители пятого поколения F-22 Raptor (4 сентября 2015 г. и 27 апреля 2016 г. соответственно). Бывали на этих базах (а также в международном аэропорте Рига) и самолеты НАТО дальнего радиолокационного обнаружения и системы управления воздушным пространством E-3 AWACS (Airborne Warning and Control System), выполняющие разведывательные полеты у российских рубежей на Балтике.

Прибалтика-2.jpg

Самолет дальнего радиолокационного обнаружения Boeing E-3 Sentry. Источник: wikimedia.org.

Эстонский аэродром в Эмари используется также для размещения ударной авиации НАТО. Еще в июне 2012 года в ходе учений Saber Strike 2012 здесь впервые появились американские штурмовики A-10 Thunderbolt II, предназначенные для борьбы с танками («tank-busters» или «tank-killers»). Они стали первыми иностранными боевыми самолетами, посетившими эту авиабазу.

С тех пор A-10 бывают в Эмари каждый год, задерживаясь иногда на несколько месяцев. Так, например, 12 штурмовиков A-10 находились в Эмари со второй половины сентября 2015 г. до середины января 2016 г. 7 декабря 2015 г. они отрабатывали посадку на заброшенный бывший советский аэродром Кильтси (Хаапсалу), не располагающий необходимым оборудованием и навигационными средствами для посадки. А 20 июня 2016 г. штурмовики A-10 из Эмари в ходе учений Saber Strike 2016 отрабатывали взлеты и посадки на шоссе Ягала – Кяравете (самолеты этого типа садились на шоссе и взлетали с него впервые с 1984 г.).

Среди других ударных самолетов НАТО, базировавшихся в Эмари, следует упомянуть также польские истребители-бомбардировщики Су-22 (май 2013, 2014 и 2016 гг.) и истребители-бомбардировщики F-16. Четырнадцать F-16CM с американской авиабазы Авиано в Италия в марте-апреле 2015 г. приняли участие в учениях, в ходе которых впервые в Эстонии (на полигоне Тапа) были нанесены воздушные удары по наземным целям. А в сентябре 2016 г. для участия в учениях Ramstein Alloy 3 в Эмари впервые прилетели польские истребители-бомбардировщики F-16 с авиабазы Кшесины (около г. Познань).

База в Эмари принимает также большие военно-транспортные самолеты, используемые НАТО, такие как С-17 Globemaster III, C-5M Super Galaxy и Ан-124.

Прибалтика-3.jpg

Военно-транспортный самолет Lockheed C-5M Super Galaxy. Источник: Lockheed Martin.

В Латвии первый военный аэродром, отвечающий стандартам НАТО – это модернизированная бывшая советская авиабаза Лиелварде. В июне 2014 г. в рамках подготовки к приему военно-транспортной авиации в Лиелварде впервые приземлились три военно-транспортных самолета С-130J Hercules ВВС США, а 26 августа 2015 г. здесь впервые приземлились два американских штурмовика A-10. С 4 августа по 15 сентября 2015 г. а в Лиелварде впервые в Прибалтике были размещены два американских беспилотных летательных аппарата (БПЛА) MQ-1 Predator. К отряду БПЛА было прикомандировано по два офицера разведки из Латвии, Литвы, Эстонии и Польши, которые прошли обучение методам получения и обработки информации, полученной с беспилотников.

В июле-сентябре 2016 г. на авиабазе Лиелварде был размещен мобильный центр управления и оповещения (Deployable Control and Reporting Centre (DCRC)) ВВС Германии, прибывший из Шеневальде (Германия).

Он предназначен для управления частями ПВО и ВВС НАТО и координации их действий как в мирное время, так и во время военных операций НАТО. Центр был интегрирован в Балтийскую сеть воздушного наблюдения НАТО (Baltic Air Surveillance Network, BALTNET) с центром в Кармелаве (Литва). А с 5 по 27 ноября 2016 г. в Лиелварде находился мобильный объединенный центр управления авиацией (Deployable Air Command and Control Center’s Recognized Air Picture Production Centre and Sensor Fusion Post (DARS)), прибывший из Поджо-Ренатико (Италия).

В странах Прибалтики создано три Центра передового опыта НАТО (Centres of Exellences, COEs)[1]:

  • Объединенный центр передового опыта в области киберзащиты НАТО (Cooperative Cyber Defence Center of Excellence, CCD COE) в Таллине (Эстония) (аккредитован НАТО в октябре 2008 г.);
  • Центр передового опыта НАТО по энергетической безопасности (NATO Energy Security Centre of Excellence, ENSEC COE) в Вильнюсе (Литва) (аккредитован НАТО в октябре 2012 г.);
  • Центр стратегических коммуникаций НАТО (StratCom COE) в Риге (Латвия) (аккредитован НАТО в сентябре 2014 г.).

Усиление военных учений НАТО в Прибалтике

На военных полигонах стран Прибалтики (Рукла (Гайжюнай), Пабраде (Литва), Адажи (Латвия), Тапа (Эстония) и др.) регулярно проводятся учения с участием войск других государств НАТО и стран-партнеров НАТО. Наиболее крупными из них являются международные учения Saber Strike («Удар сабли»), проводимые ежегодно с 2011 г.

В последних к настоящему времени учениях Saber Strike 2016 (27 мая – 21 июня 2016 г.) принимали участие Литва, Латвия, Эстония, а также Великобритания, Германия, Дания, Люксембург, Норвегия, Польша, Словения, США, Финляндия и Франция (около 10 тыс. военнослужащих).

Одной из составных частей этих учений стала операция Dragon Ride II («Драгунский рейд II)[2] – дорожный марш протяженностью 2200 км и продолжительностью 17 дней из Германии в Эстонию (с остановками в Чехии, Польше, Литве и Латвии) подразделений 2-го кавалерийского полка армии США (около 1400 военнослужащих на 400 боевых и вспомогательных колесных машинах).

Прибалтика-4.jpg

Участники марша НАТО Dragon Ride II. Источник: br.de. 

Из других крупных учений НАТО в Прибалтике в последние годы следует отметить Operation Summer Shield XI (Латвия, апрель  2014 г.), Spring Storm 14 / Steadfast Javelin I (Эстония, май 2014 г.), Saber Junction 2014 (Латвия, август-сентябрь 2014 г.), Steadfast Javelin II (Литва, Латвия, Эстония, сентябрь 2014г.), Noble Justification / Noble Ledger (Литва, сентябрь-октябрь 2014 г.), Iron Sword 14 (Литва, ноябрь 2014 г.), Operation Summer Shield XII (Латвия, март 2015 г.), Fire Thunder 15 (Литва, апрель 2015 г.), Tornado (Эстония, апрель 2015 г.), Spring Storm 15 / Siil (Hedgehog) (Эстония, май 2015 г.), Iron Sword 15 (Литва, ноябрь 2015 г.), Operation Summer Shield XIII (Латвия, апрель 2016 г.), Spring Storm 16 (Эстония, май 2016 г.), Fire Thunder 16 (Литва, август 2016 г.), Silver Arrow 2016 (Латвия, октябрь 2016 г.), Iron Sword 16 (Литва, ноябрь-декабрь 2016 г.). В них, кроме вооруженных сил стран Прибалтики, принимали участие военнослужащие США и других стран НАТО (в частности, Бельгии, Великобритании, Венгрии, Германии, Дании, Испании, Италии, Канады, Люксембурга, Нидерландов, Норвегии, Польши, Франции, Чехии), а также стран-партнеров НАТО (Швеции, Финляндии и Грузии).

ВВС стран НАТО и стран-партнеров с 2008 г. три раза в год проводят в Прибалтике и в воздушном пространстве над Балтийским морем учения Baltic Region Training Event (BRTE), в 2016 г. переименованные в Ramstein Alloy. Учения организует и проводит Объединенное командование ВВС НАТО (Allied Air Command, AIRCOM) (Рамштейн, Германия) совместно с Объединенным центром воздушных операций (Combined Air Operations Centre Uedem) (Удем, Германия).

Для проведения учений НАТО в Прибалтике расширяются старые и создаются новые военные полигоны. Так, в 2016 г. на литовском полигоне Пабраде создана тренировочная инфраструктура Battle City («Бой в городе») площадью около 10 гектаров для обучения ведению наступательных и оборонительных боев в населенных пунктах.

Это единственная такого рода инфраструктура в Прибалтике. Площадь же всего полигона Пабраде в 2017 г. увеличится вдвое – с 8500 до 17600 га. К первой половине 2019 г. планируется построить комплекс Battle City и на полигоне Рукла (Гайжюнай). После модернизации литовских полигонов в маневрах смогут одновременно участвовать силы до батальона включительно со штатным или приданным оружием и боевой техникой. До этого масштабы учений ограничивались одной танковой или мотопехотной ротой.

В Латвии для обучения бою в городской среде собираются использовать заброшенный советский военный городок около Скрунды (45 га). Военный полигон в Адажи будет расширен с 7784 га до 13410 га. Строится новый полигон Лачусилс около Алуксне (около 4000 га). Ведутся также переговоры о создании полигона в Гробине.

В Эстонии ведется реконструкция Центрального военного полигона в Тапа и планируется создание нового военного полигона площадью около 5865 га в зоне водохранилища Соодла. Будет создана дополнительная инфраструктура для поддержки полигона Сиргала на северо-востоке в районе выработки сланцев.

Как и в Польше, военное присутствие НАТО в Прибалтике существенно возросло с апреля 2014 г., когда США в связи с событиями на Украине начали осуществление операции Atlantic Resolve («Атлантическая решимость»).

Наращивание сухопутных сил НАТО

О наращивании военно-воздушного компонента НАТО в Прибалтике мы уже писали выше. Что касается сухопутных войск, то в конце апреля 2014 г. в Литву, Латвию и Эстонию было переброшено по воздуху по одной роте (примерно 150 военнослужащих в каждой) 173-й воздушно-десантной бригады Армии США из города Виченца (Италия).

Они разместились на военных базах Рукла, Адажи и Палдиски соответственно (официально – для незапланированных совместных военных учений с вооруженными силами стран Прибалтики). В октябре 2014 г. десантников сменили подразделения 1-й кавалерийской (бронетанковой) дивизии Армии США из Форт-Худа (штат Техас), с которыми в Прибалтику впервые прибыли танки M1A2 Abrams и БМП M2 Bradley, а также подразделения 2-го кавалерийского (мотопехотного) полка из Фильзекка (Германия).

Прибалтика-5.jpg

Американские военные на учениях Atlantic Resolve. Источник: archive.defense.gov.  

В ноябре 2014 г. американские танки провели первые боевые стрельбы в Латвии (на полигоне Адажи), а в апреле 2015 г. – в Литве и Эстонии. 24 февраля 2015 г. БТР Stryker 2-го бронекавалерийского полка Армии США участвовали в параде по случаю Дня независимости Эстонии, проехав по улицам Нарвы в двухстах метрах от границы с Россией. В ноябре того же года 155-мм американские самоходные гаубицы M109A6 Paladin провели первые стрельбы в Эстонии.

Американские войска на ротационной основе (сменяя друг друга) дислоцируются в Прибалтике с апреля 2014 г. практически непрерывно (на базах Рукла (Литва), Адажи (Латвия) и Тапа (Эстония)).

Одновременно в каждой из стран Прибалтики находится американское подразделение численностью примерно в усиленную ротную тактическую группу (во время крупных военных учений – больше). Чаще других американских соединений направляла свои подразделения в Прибалтику 3-я пехотная дивизия из Форт-Стюарта (штат Джорджия).

Батальоны НАТО готовятся к «российской агрессии»

Понятно, что эти силы носят достаточно символический характер и, как и в Польше, предназначены в первую очередь для успокоения союзников и для налаживания процесса совместных тренировок и обучения вооруженных сил государств Прибалтики. Хотя и такие силы вызывают законную обеспокоенность России.

Вряд ли те же США обрадовало бы появление российской танковой роты где-нибудь в мексиканской Тихуане. Однако Организация Североатлантического договора, напугав себя собственной пропагандой о «неминуемой российской агрессии против стран Балтии» и бумажными военными играми, в которых российские бронеколонны триумфально въезжают в Ригу и Таллин через 36-60 часов после начала военных действий (непонятно только – зачем?), на достигнутом останавливаться явно не собирается.

Так, 1 сентября 2015 г. в Вильнюсе, Риге и Таллине были активированы три интеграционные единицы НАТО (NATO Force Integration Units, NFIU). Это небольшие командные центры, предназначенные для подготовки к развертыванию сил НАТО, прежде всего, сил сверхбыстрого развертывания (Very High Readiness Joint Task Force, VJTF) и координирования международных учений.

Ведутся работы по созданию в Прибалтике баз хранения американского вооружения и военной техники, входящих в так называемый в так называемый European Activity Set (EAS)[3]. Такие базы должны облегчить быстрое развертывание американских войск как для учений, так и в случае чрезвычайных ситуаций.

Первая база введена в строй в деревне Мумайчяй Шяуляйского района Литвы (на полпути между Шяуляем и Радвилишкисом). В декабре 2015 г. здесь поместили на хранение первые 50 единиц американской техники (пять танков Abrams, девять БМП и три командных БМП Bradley, четыре бронетранспортера M113 с минометной системой, грузовые автомобили разной грузоподъемности и бронированные внедорожники Hammer). В дальнейшем количество техники достигло 200 единиц, чего достаточно для оснащения роты.

Аналогичные хранилища создаются в Латвии и в Эстонии (планируются к вводу в действие в 2017 г.). В итоге в каждой из стран Прибалтики будет размещен комплект для оснащения мотопехотной роты Армии США (14 единиц тяжелой бронетехники (танков и/или БМП) плюс более легкие машины поддержки).

На Варшавском саммите НАТО 8-9 июля 2016 г. было решено разместить с начала 2017 г. в Польше и странах Прибалтики четыре многонациональные тактические группы усиленного передового присутствия численностью в батальон, оснащенные тяжелой бронетехникой. Полной оперативной готовности батальоны должны достичь к июню 2017 г.

Формирование батальона в Эстонии возглавит Великобритания, которая направит в его состав свой батальон с бронетехникой (около 800 военнослужащих, основные боевые танки Challenger 2, БМП Warrior и тактические БПЛА). Первоначально было также заявлено о переброске в Эстонию реактивных систем залпового огня (РСЗО) GMLRS, способных поражать цели высокоточными управляемыми ракетами на расстоянии до 72 км, но потом от этих планов отказались из-за опасений ответной реакции Москвы. К британцам в Эстонии присоединятся французы (около 150 военнослужащих) и с 2018 г. – датчане (до 200 военнослужащих). Дислоцироваться батальон будет на базе в Тапа, он прибудет туда весной 2017 г.

Батальон в Латвии будут формировать канадцы, которые направят в его состав 455 военнослужащих. Кроме того, Канада разместит в Латвии (вероятно, на базе Лиелварде) авиагруппу из шести истребителей-бомбардировщиков CF-18 Hornet, а в морской акватории страны будет на постоянном боевом дежурстве находиться фрегат канадских ВМС. Среди других стран, которые примут участие в этом батальоне – Албания, Италия (140 военнослужащих), Испания, Польша, Словения. Базироваться батальон будет в Адажи. Прибывать туда военные начнут весной 2017 г., примерно в мае.

Многонациональный батальон в Литве возглавит Германия, которая направит в его состав 400-600 военнослужащих (в зависимости от того, сколько пришлют другие страны НАТО) и тяжелую бронетехнику (включая основные боевые танки Leopard 2). Свое согласие принять участие в этом батальоне дали Бельгия (около 200 военнослужащих), Люксембург, Нидерланды (100-150), Норвегия. С 2018 г. к ним присоединятся также Хорватия и Франция (около 150 военнослужащих). Батальон будет размещаться на базе Рукла, первая группа немецких военнослужащих направится туда в феврале 2017 г.

Помимо этого, США намерены размещать в Прибалтике на ротационной основе подразделения бронетанковых бригад Армии США, которые будут сменять друг друга в Европе каждые девять месяцев (подробнее об этом – в статье об инфраструктуре США и НАТО в Польше).

Уже официально объявлено, что в Прибалтику (ориентировочно в феврале 2017 г.) прибудет 1-й батальон 68-го бронетанкового полка 3-й бронетанковой бригадной боевой группы 4-й пехотной дивизии США.

Точные места дислокации батальона пока не разглашаются, указано лишь, что он будет размещен в Латвии и Эстонии (вероятно, в Адажи и Тапа). Он будет оставаться там до прибытия многонациональных батальонов усиленного передового присутствия, а затем будет перемещаться по Европе для участия в различных учениях. Латвия (вероятно, авиабаза Лиелварде) также станет местом размещения одного из вертолетных подразделений перебрасываемой в Европу 10-й боевой авиационной бригады 10-й горной дивизии Армии США.

«Красные линии» России в Прибалтике

Подводя итог, можно сказать, что действия НАТО в Прибалтике производят двоякое впечатление. С одной стороны, действительно идет создание новой и модернизация существующей военной инфраструктуры, растет численность войск других стран Альянса, практически постоянно идут военные учения с участием иностранных (прежде всего, американских) военных подразделений, на которых отрабатывается боевое взаимодействие с вооруженными силами прибалтийских государств и осваивается потенциальный театр военных действий. Достаточно открыто обсуждаются наметки военных планов, хотя понятно, что конкретика скрыта под грифом секретности.

С другой стороны, не оставляет ощущение некоторой «показушности» всего происходящего. Мы видим попытку надавить на Россию, которая согласно распространенному мнению западных политиков ничего кроме угроз и силы не воспринимает.

Одновременно это попытка убедить запуганное страшилками о «российской агрессии» (рожденными как вне Прибалтики, так и внутри нее) население прибалтийских государств, что «друг» (то есть НАТО) придет на помощь и не бросит в беде.

Отсюда размещение войск и военных объектов в передовой зоне, которая по своему военно-географическому положению не обороняема в принципе

(ряд западных военных аналитиков считает, что американские ВВС надо держать не в Восточной Польше и Прибалтике, а подальше от российских средств поражения (в Великобритании, Западной Германии, Дании и Нидерландах), и что это же верно и для сухопутных войск).

Отсюда – многонациональные батальоны, в состав которых стараются привлечь военнослужащих как можно большего количества стран НАТО, чтобы облегчить в случае чего применение статьи 5 Североатлантического договора по принципу «наших бьют». Отсюда – многодневные и тысячекилометровые «драгунские рейды» по дорогам Восточной Европы, которые вряд ли возможны в реальных военных условиях, но так красиво смотрятся в СМИ.

Но пока ситуация еще не приняла необратимого характера. Представляется, что «красными линиями», пересечение которых сделало бы снижение противостояния достаточно сложным, могло бы стать размещение в Прибалтике постоянных (а не ротационных баз) НАТО уровня бригадных боевых групп и авиакрыльев, дальнобойных высокоточных средств поражения, не говоря уже о тактическом ядерном оружии.

С учетом избрания президентом США Дональда Трампа, заявлявшего в период выборной кампании о намерении снизить участие США в НАТО и вовлеченность США в европейские дела, такое развитие событий становится значительно менее вероятным.

Но будут ли эти лозунги претворены в жизнь и снизится ли военная напряженность на «восточных рубежах НАТО» – пока говорить рано. Следует дождаться формирования новой президентской администрации США и ее первых реальных внешнеполитических шагов, прежде всего, в отношении России.

Юрий Зверев, зав. кафедрой географии, природопользования и пространственного развития 

БФУ им. И. Канта


[1] Напомним, что каждый такой центр предназначен для подготовки руководителей и экспертов из стран-членов НАТО и из стран-партнеров, а также для координации действий в области деятельности центра, позволяющей избежать ненужного дублирования функций внутри командной структуры НАТО.

[2] Первый «Драгунский рейд» был проведен в марте-апреле 2015 года, когда 3-й эскадрон 2-го кавалерийского полка проследовал дорожным маршем из Эстонии и Литвы на место постоянной дислокации в Германию.

[3] European Activity Set (EAS) – комплект из примерно 12000 единиц вооружений и военной техники бронетанковой бригадной боевой группы Армии США (включая примерно 250 танков M1 Abrams, БМП M2 Bradley и 155-мм самоходных гаубиц M109 Paladin). Размещается на базах хранения в Европе (база «Михаил Когэлничану», Румыния (около 70 единиц), полигон «Ново село», Болгария (около 500 единиц), Мумайчяй, Литва (около 200 единиц), Графенвер, Германия (около 2000 единиц) и Колеман, Германия (около 8600 единиц)).

«Неожиданное предложение профессора кафедры стратегии: Финляндия должна вступить в военный союз с Россией»

«Неожиданное предложение профессора кафедры стратегии: Финляндия должна вступить в военный союз с Россией»

Портал «Иносми» разместил перевод эссе почетного профессора Университета национальной обороны Финляндии Алпо Юнтунена, в котором автор проводит критический анализ финской внешней политики и предлагает скорее заключать военный союз с Россией.

«По мнению Алпо Юнтунена (Alpo Juntunen), в том случае, если между Россией и Западом разразится конфликт, Запад не поможет Финляндии.

Финская внешняя политика попала в западню, о которой знатоки линии Паасикиви-Кекконена предупреждали, когда Финляндия присоединялась к Евросоюзу, заявляет почетный профессор кафедры стратегии Алпо Юнтунен (Alpo Juntunen).

«Действительно конкретным решением для обеспечения нашей безопасности была бы сильная оборона и военный союз с Россией, − пишет Юнтунен. − Союз уничтожил бы сомнения России в убедительности финской обороны».

Suomen Kuvalehti приводит полный текст эссе Алпо Юнтунена:

В сентябре 2007 года министр обороны Финляндии Юри Хякямиес (Jyri Häkämies) в своей речи в Центре стратегических и международных исследований США (Center for Strategic and International Studies) заявил, что «на сегодняшний день существует три главных вызова для обороны Финляндии — это Россия, Россия и еще раз Россия».

Речь вызвала обсуждение линии внешней политики и политики безопасности Финляндии. Заявление сразу же подвергли критике представители так называемого «финского варианта внешнеполитической линии», например, находившийся в то время на посту министра иностранных дел Илкка Канерва (Ilkka Kanerva), который посчитал заявление о России неудачным. Бывший министр иностранных дел Эркки Туомиоя (Erkki Tuomioja) осудил Хякямиеса за искажение принципов внешней политики и политики безопасности Финляндии.

Международное научное сообщество, со своей стороны, сочло, что финский министр обороны просто дал реальную оценку ситуации. Во время холодной войны Финляндия сознательно избегала всего того, что могло бы вызвать раздражение у восточного соседа. Это была финляндизация.

С крушением коммунизма и распадом Советского Союза в западном мире, и в Финляндии в том числе, поверили в окончательную победу рыночной экономики, либерализма и прав человека. Считалось, что в течение нескольких лет Россия станет такой же, как западные страны.

Это представление базировалось на убежденности в том, что собственная система лучше. Эту уверенность я подверг сомнению в своей книге «На восток или на запад. Выбор пути России» (Itään vai länteen. Venäjän vaihtoehdot, 2003) и «Возвращение империи» (Imperiumin paluu, 2012).

В этих работах я подчеркивал державный облик России, который определяет внешнюю политику страны прежде всего. Это было понятно Маннергейму и Паасикиви. Сейчас, похоже, об этом забыли, в особенности журналисты, для которых олицетворением агрессивности России является Владимир Путин.

Странными являются также утверждения о непредсказуемости России, ведь внешняя политика России − ясная и последовательная. Несмотря на изменения во внутренней политике, Россия хочет принимать участие в решении мировых вопросов и считает очевидным, что выражением власти является военная сила.

В то время, когда Финляндия была Великим княжеством, сила России обеспечивала ей безопасность

В своем выступлении в Институте Паасикиви, во время чтения лекций в Университете национальной обороны и Университете Хельсинки я говорил о том, что проблемы безопасности Финляндии закончатся, как только мы заключим военный договор с Россией. Мое выступление не встретило отклика. Зимняя война и потеря Карелии оставили свой след в отношениях России и Финляндии.

Тем не менее, не надо забывать, что мирное положение и возможность развиваться обеспечивала Финляндии именно военная защита России. Когда Финляндия была частью Швеции, она постоянно была местом ведения военных действий, а в составе Империи сила России гарантировала безопасность. Только падение Империи и распространение анархии привели к освободительной войне, за которой последовала независимость нашей страны.

Агрессивный коммунизм, который стал частью политики России, отдалил Советский Союз от Финляндии и других западных стран. Фактически политика великодержавной русификации, проводимая под руководством Сталина, уже в начале 1920-х годов победила коммунизм, который мечтал о мировой революции.

Коммунизм заставили прислуживать империализму, который после окончательных выяснений отношений после Второй мировой войны оказался непобедимым. Власть коммунизма в различной степени распространилась на все те страны, до которых могли дотянуться его вооруженные силы.

В отношении Финляндии Москва прибегла к мягкой политике. Во время Зимней войны и «Войны-продолжения» Финляндия оборонялась лучше, чем любое из маленьких государств, которые были вовлечены во Вторую мировую войну. В результате этого Советский Союз счел более разумным прибегнуть к политике, корни которой лежат в дореволюционной стратегии. Финляндию надо было направить на путь дружественной политики и обеспечения обороны Советского Союза.

Поддерживая коммунистов и другие левые силы, Советский Союз благополучно заманил финнов в свои сторонники, и в Финляндии образовалась значительная группа соглашателей, которые прислуживали Москве и в течение десятилетий выполняли пожелания Советского Союза во внутренней и внешней политике.

Советский Союз добился своей военной цели, арендовав базу Порккала и заключив с Финляндией Договор о дружбе, сотрудничестве и взаимной помощи. Советский Союз хотел, чтобы Финляндия сама обеспечивала свою оборону, и не препятствовал ее вооружению.

В переговорах по вопросам обороны прибрежных территорий позиции Андрея Жданова и Маннергейма были схожи. Ослабить обороноспособность хотели британцы, которые опасались, что Советскому Союзу будет выгодно вооружение Финляндии.

Некоторые исследователи называют период после заключения Договора о дружбе, сотрудничестве и взаимной помощи периодом «второй автономии». Это утверждение имеет основания. Геополитические ситуации 1809 и 1945 годов схожи.

В 1809 году такого государства, как Финляндия, не существовало, но под защитой России Финляндия создала свою государственность — и до такой степени, что с Россией начались противоречия. Противоречия были небольшими, но они дали основание действовать активистам-националистам, которые хотели отделиться от погрязшей в анархии России.

Освобождение от большевистской России и победа белых в гражданской войне позволили Финляндии поверить в то, что она может быть независимым государством. Хотя страна получила независимость с помощью оружия, оборона страны не получила безоговорочной поддержки народа.

Социал-демократы были пацифистами и верили в мир во всем мире. Члены Аграрного союза были в ужасе от затрат на вооружение. Только правые поддерживали развитие обороны страны. В качестве возможного врага рассматривали коммунистический Советский Союз, потому что коммунисты хотели, чтобы большевизм пришел в Финляндию.

Из-за политических разногласий вопрос обороны страны стал предметом внутриполитических раздоров. Именно поэтому в период обострения политической обстановки в мире в конце 1930-х годов Финляндия оказалась недостаточно подготовленной к новой ситуации как в политическом, так и в военном отношении.

Недооценка Советского Союза и презрение к русским привели к ошибочной внешней политике. Проблемы безопасности Советского Союза не хотели понимать и принимать. Рост военного уровня страны замечали только профессиональные военные, но политики приняли их призывы к вооружению за одержимость войной.

С большим опозданием осознали, что в период между двумя войнами проводилась неправильная политика. Эта политика, однако, проводилась при поддержке парламента и народа.

Военно-политическое развитие продемонстрировало, что великие державы не уважают маленькие нации. Государства, образовавшиеся на развалинах империй после мировой войны, были неодинаковыми и не были способны к эффективному сотрудничеству. Великие державы считали их только нарушающими равновесие Европы.

Финляндия вышла из войны с меньшими потерями, чем ее соседи. Армия не была разбита, политическая система была работоспособна.

Внешняя политика Финляндии попала в ловушку

Победа Советского Союза кардинально изменила соотношение сил в Европе. Еще в 1944-1948 годах в Финляндии жили надеждами на поддержку Запада, но в ходе заключения Парижских мирных договоров Запад, однако, не поддержал Финляндию. И в Договоре о дружбе, сотрудничестве и взаимной помощи 1948 года Советский Союз получил возможность осуществить свои цели в отношении Финляндии. Финляндии пришлось выяснять отношения с Советским Союзам своими силами.

После определения фронтов холодной войны положение Финляндии осталось стабильным. По мнению сторонников линии Паасикиви-Кекконена, неизменность внешней политики и политики безопасности является тем благом, которым никогда нельзя пренебрегать. С годами это привело к самоцензуре и так называемой «политике присмотра». Финляндия была зависимой от Советского Союза, поэтому и можно говорить о «второй автономии».

С крушением коммунизма и распадом Советского Союза предшествующая политика оказалась в кризисе. Многие в Финляндии поверили в то, что угроза Советского Союза миновала, и начали искать контактов с Западом по примеру других маленьких государств, которые ранее находились под влиянием Советского Союза.

Геополитические реалии и историю забыли. Протяженность общей границы России и Финляндии составляет 1300 километров, природные условия Финляндии − такие же, как и на севере России, важнейшие города России расположены вблизи Финляндии. Балтийское море − важнейшая артерия, соединяющая Россию с Западом.

На пороге смены тысячелетий НАТО и Россия сблизились, и в России серьезно заговорили о вступлении страны в НАТО. Россия и НАТО больше не были врагами, их общим врагом был международный терроризм. Вступления, однако, не произошло, так как НАТО не захотело видеть Россию в своих рядах. Членство огромной России превратило бы НАТО в совсем другую организацию.

Поддержание отношений, конечно же, посчитали необходимым. В 2011 году НАТО открыло свое представительство в Москве, а Россия − в Брюсселе. С этого момента они начали поддерживать отношения, несмотря на временные политические разногласия. Сближение отношений НАТО и России открыло бы дорогу Финляндии в НАТО.

Страхи, уходящие корнями в историю, и старые отношения изменили направление развития. Запад вообразил свое превосходство над Россией и стал распространять свое влияние на территории, которые Россия считала зоной своих интересов. Страны, освободившиеся от гегемонии Советского Союза, от Эстонии до Молдавии, хотели более четкого отделения от России. Они всеми силами противились сближению России с Западом.

Поддержка Западом Кавказа, Крыма и Украины расценивается в России как попытка ослабить страну. По мнению Москвы, Крым и Украина являются настолько важными со стратегической точки зрения территориями, что она готова защищать свои жизненно важные пространства с оружием в руках.

Поддержка Западом жизненно важных для России территорий дала основание утверждению о вероломстве Запада и его стремлении напасть на страну. Из Запада опять сделали врага.

В этой ситуации внешняя политика Финляндии попала в ловушку, о которой сторонники линии Паасикиви-Кекконена предупреждали Финляндию, когда она присоединялась к Евросоюзу. Финляндия серьезно пострадала от санкций, которые были введены против России после захвата Крыма. Вызывающим тревогу было бы следование примеру Балтийских стран. Путь Эстонии − это не наш путь.

Какой бы могла быть позиция Финляндии в открытом конфликте России с Западом? Финляндия, скорее всего, снова осталась бы в одиночестве, как и в 1939 году. Обращение к Западу было бы бессмысленным, так как помощи бы не последовало. У ЕС нет военных сил, НАТО не стало бы рисковать своим положением из-за маленьких государств Балтийского региона. Стратегические интересы США, которые стоят во главе НАТО, находятся совсем не здесь.

Возможным решением можно было бы рассматривать совместную оборону или военное сотрудничество со Швецией. Продолжающаяся уже 200 лет традиция политики нейтралитета Швеции не допускает создание военного союза. Вместо этого она готова на военное сотрудничество. Но это означало бы возвращение к временам Зимней войны, когда из Швеции прибывали добровольцы и материальная помощь.

Действительно реальным решением для обеспечения нашей безопасности была бы сильная оборона и военный союз с Россией. Союз уничтожил бы сомнения России в убедительности финской обороны.

Стала бы Финляндия в таком случае объектом нападения Запада? Нет, потому что у Запада нет необходимости нападать на Россию. Договор можно было бы составить предельно тщательно, принимая во внимание интересы обеих стран и соблюдая международные законы и процедуры.

Алпо Юнтунен (Alpo Juntunen) — почетный профессор Университета национальной обороны Финляндии (Maanpuolustuskorkeakoulu)»

Источник: https://inosmi.ru/politic/20161221/238429897.html

Страница 4 из 16« Первая...23456...10...Последняя »