С. Лавров: США и НАТО «под шумок» разместили военную технику в Прибалтике

Интервью Министра иностранных дел России С.В.Лаврова белорусскому телеканалу «СТВ», 2 декабря 2017 года

Вопрос: Сергей Викторович, раз уж военно-политическая тема привела нас сегодня в Минск, давайте с этого начнем. Как Вы считаете, стала ли ОДКБ, которая отмечает свой уже немаленький юбилей, альтернативой и противовесом НАТО на постсоветском пространстве?

С.В.Лавров: Во-первых, я не думаю, что ОДКБ – только военно-политическая тема. Это еще и просто большая политика интеграции, по большому счету обеспечение безопасности на нашем общем пространстве во всех ее смыслах и измерениях – антитеррористической, антинаркотической, антипреступной.

Юбилей действительно важный – 25 лет Договору о коллективной безопасности и 15 лет Организации того самого Договора, которая сейчас, я считаю, достигла этапа своей зрелости. В подавляющем большинстве направлений, которые были обозначены главами государств, у нас есть зримый, значимый и очень существенный прогресс.

Что касается сравнений с другими военно-политическими блоками и структурами, то я не вижу необходимости гнаться за какой-то репутацией по сравнению конкретно с НАТО. У нас несколько иные задачи. По большому счету НАТО существует уже искусственно. После того, как исчезли Советский Союз и Варшавский договор, Альянс утратил смысл своего существования. Прежде всего, наши заокеанские коллеги поддерживали военно-политический блок Североатлантического альянса в стремлении не утратить рычаги влияния на Европу. Это очевидная истина. Любой политолог это знает и давно уже усвоил.

«Подвернулась» тема Афганистана, на которой натовцы практически десятилетия сохраняли смысл своего единения, а когда объединяющая их тема исчезла, нужно было придумать что-то еще. Затем «подвернулась» Российская Федерация как страна, которая отстаивает свои интересы в тесном взаимодействии со своими союзниками на пространстве, которое нам всем исторически принадлежит. Это вызвало недовольство, прежде всего тем, что мы не согласились с грубейшим нарушением натовцами договоренностей, которые были достигнуты в 90-е годы: безопасность неделима, НАТО не будет расширяться на Восток, а впоследствии в качестве компромисса было условлено, что расширение НАТО на Восток не будет сопровождаться размещением существенных боевых сил в новых странах-членах. Все эти договоренности были грубейшим образом попраны натовцами, и они уже пытались ставить всех наших соседей перед выбором – либо они с Россией, либо с Западом. К чему это все привело, мы видели в Грузии, на Украине.

Я очень надеюсь, что ОДКБ не будет идти по этому пути. Мы никого не шантажируем и никому не предъявляем ультиматумы. Мы озабочены своей собственной безопасностью на территории стран-членов ОДКБ. У нас своих забот достаточно, и мы не стремимся играть в геополитические игры.

Вопрос: Судя по реакции на последние российско-белорусские учения, Запад встревожен таким тесным сотрудничеством России и Белоруссии в военной сфере. Переживает или встревожена ли Россия участием Белоруссии в «Восточном партнерстве»?

С.В.Лавров: Про учения скажу, что не столько Запад встревожен, сколько он опять-таки пытался использовать проведение нами учений как повод для того, чтобы опять нагнетать истерию. Белоруссия и Россия заблаговременно проинформировали страны, участвующие в Венском документе о мерах укрепления доверия и безопасности, принятом по линии ОБСЕ. Как и положено, уведомления были направлены, все наблюдатели приглашены, причем приглашения выходили за рамки необходимого. Все, кто хотел, побывали на этих учениях и подтвердили, что все было транспарентно. Но «под шумок», когда нагнеталась истерия, нашим американским коллегам вместе с натовцами удалось разместить на территориях Прибалтики, Польши дополнительные военные контингенты и военную технику. Повод был использован, опасения совсем не оправдались, но, как говорится, дело уже закрыто.

Что касается «Восточного партнерства», то мы никогда никого не учим жизни. У нас с ЕС есть Соглашение о партнёрстве, которое, к сожалению, заморожено не по нашей вине. Мы никогда не испытывали сомнений по поводу того, что все наши соседи и друзья хотят иметь хорошие отношения со всеми своими партнерами на Западе, Востоке, Севере и Юге.

Видим желание некоторых стран, входящих в Евросоюз, использовать «Восточное партнерство» в антироссийских целях. Их не большинство, но они достаточно агрессивно себя ведут. Это проявилось, в том числе и в выступлении Премьер-министра Великобритании Т.Мэй на саммите «Восточного партнерства», состоявшемся в Брюсселе несколько дней назад. Подавляющее большинство стран ЕС понимает, что это будет очередная попытка с негодными средствами и что внедрять антироссийский запал в любые контакты со странами-членами СНГ – это контрпродуктивно и бесперспективно. Мы очень оценили твердую позицию Белоруссии вместе с рядом других участников «Восточного партнерства» против подобных попыток. В том, что в итоговой декларации, несмотря на желание некоторых участников саммита, не содержится потусторонних вещей, не касающихся непосредственно отношений фокусных государств с ЕС, мы видим большую роль, в том числе Белоруссии, которая не позволила сделать этот процесс политизированным, идеологизированным и которая видит в нем свой коренной интерес развивать нормальные отношения с западными европейцами. Мне кажется, здесь у нас не проглядывалось никаких разночтений.

Вопрос: Нет никакой червоточинки?

С.В.Лавров: У нас нет никаких сомнений и подозрений в отношении Белоруссии, Армении и Азербайджана. Мы, конечно же, видим, как ведут себя наши украинские, молдавские и грузинские коллеги. Но повторю еще раз, им не удается и, уверен, что не удастся перевести всю схему «Восточного партнерства» в антироссийское русло.

Вопрос: Как оценивает политическая верхушка России усилия Белоруссии по урегулированию ситуации на Украине? Насколько неожиданной была инициатива Белоруссии? Согласовывалось ли это с Россией или это был экспромт?

С.В.Лавров: Когда Президент Республики Беларусь А.Г.Лукашенко предложил Минск в качестве площадки для диалога «нормандской четверки», которая была сформирована в июне 2014 г., мы сразу это поддержали. Наверное, здесь сейчас даже нет смысла говорить, было ли это согласовано или нет. Это было предложение от чистого сердца, сразу поддержанное нами,  украинской стороной, Германией и Францией. Я помню эти семнадцать часов без сна и отдыха в феврале 2015 г., которые дали результат в виде «Комплекса мер» по урегулированию украинского кризиса. Он был тут же единогласно одобрен СБ ООН и до сих пор остается абсолютно безальтернативным документом, позволяющим урегулировать этот кризис. Другое дело, что не все из того, что было записано, выполняется. Но я думаю, что мы будем продолжать усилия, в том числе используя Минск, который по-прежнему предоставляет свои возможности для переговоров Контактной группы и которые в скором времени возобновятся по линии помощников глав государств «нормандской четверки».

Вопрос: Тревожная новость недели – КНДР запустила очередную межконтинентальную баллистическую ракету, которая способна нести ядерный заряд, донести его до берегов Японии, США, Южной Кореи и России. США, Япония и Южная Корея всполошились, потребовали созвать СБ ООН. В этой ситуации как должны поступать Россия и ОДКБ? Должна ли ОДКБ озаботиться ситуацией на Корейском полуострове?

С.В.Лавров: ОДКБ в принципе имеет единую позицию по этому вопросу. Мы не приемлем претензий КНДР на обладание ядерным оружием. Все страны ОДКБ поддерживают резолюции СБ ООН. Мы соблюдаем введенные санкции. Одновременно все страны Организации выступают за то, чтобы отойти от риторики, угроз, оскорблений и нащупать возможности для возобновления переговоров.

В связи с последним испытанием ракеты, которую запустила КНДР,  отмечу, что северокорейский лидер не предпринимал никаких авантюр более двух месяцев. Параллельно в сентябре наши американские коллеги дали нам понять, что следующие крупные военные учения вокруг Корейского полуострова планируются только на весну следующего года. Был намек, что в этой ситуации, если бы пауза, которая возникает естественным образом в процессе американо-южнокорейских учений, была использована Пхеньяном чтобы тоже не нарушать спокойствия, можно было бы создать условия для начала какого-то диалога. Мы сказали, что ценим такой подход. Работали с Пхеньяном. Вдруг через две недели после того, как американцы послали нам сигнал, они объявляют о внеочередных учениях, то есть не весной, а в октябре, потом в ноябре. Сейчас объявили об очередных учениях в декабре. Есть ощущение, что они специально провоцировали Ким Чен Ына, чтобы он не выдерживал паузу, а сорвался на их провокации. Осуждая ракетно-ядерные авантюры Пхеньяна, мы не можем не осуждать провокационное поведение наших американских коллег. К огромному сожалению, они пытаются утащить в ту же сторону японцев и южнокорейцев, которые, как Вы абсолютно правильно сказали, станут первыми жертвами в случае развязывания войны на Корейском полуострове.

Вопрос: После таких комментариев многие могут испугаться и не приехать на Олимпиаду в Южную Корею. Как считаете, она состоится?

С.В.Лавров: Мне кажется, что американцы об этом вообще не думают. То, что Сеул всерьез озабочен перспективой неудачных Олимпийских игр, это факт. Они об этом открыто говорят в связи с тем, что происходит на Корейском полуострове и в отношении провокаций против российских спортсменов.

Вопрос: Вы как любитель футбола, наверное, отслеживаете все события, связанные с Чемпионатом мира в 2018 г. Кто станет чемпионом?

С.В.Лавров: Сильнейший. Я буду болеть за красивую игру.

Источник: www.mid.ru

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *