Украина для Европы – партнер или…? Взгляд из Брюсселя

Автор — Максим Бороденко, младший научный сотрудник Института экономики РАН

В конце октября 2017 года был опубликован доклад старшего научного сотрудника-политолога Европейского совета по международным отношениям, профессора украинистики и Школы славянских и восточноевропейских исследований в Университетском колледже Лондона Эндрю Уилсона

(http://www.ecfr.eu/publications/summary/partners_for_life_europes_unanswered_eastern_question_7232).

Доклад посвящен программе «Восточного партнерства» (ВП) и месту в ней Украине как крупнейшего и важнейшего ее участника. В нем рассматривается влияние «Восточного партнерства» на политическую обстановку в Восточной Европе, на внешнюю политику России, на внутреннюю и внешнюю политику Украины.

В докладе Уилсон рассматривает разные взгляды европейцев на страны «Восточного партнерства». В соответствии одной из самых распространённых страны ВП воспринимаются как арена геополитического противостояния между Евросоюзом и Россией, а Украине, Грузии и Молдове отводится место буферной зоны. Исходя из этого ЕС, предлагается  сконцентрироваться на своих проблемах и выделять как можно меньше ресурсов на эти страны: «ЕС не может быть гарантом безопасности для этих стран. Брюсселю следует отказаться от поддержки Грузии, Украины и Молдовы и нужно воспринимать их, скорее, как буферные государства, чем как страны, ожидающие вступления в Союз. Также Брюсселю целесообразно сосредоточиться на собственных проблемах»

(http://www.ecfr.eu/publications/summary/partners_for_life_europes_unanswered_eastern_question_7232)

По целому ряду причин внутри Евросоюза нет единой позиции всех стран по будущему «Восточного партнерства». Как пишет автор, «только меньшинство стран – членов ЕС (Великобритания, Швеция, государства Балтии) активно поддерживают более амбициозную политику. Другое меньшинство стран предпочитает свернуть программу ВП и больше внимания уделять отношениям с Россией. К таким государствам относятся Италия и Греция. Большая часть стран – членов ЕС находятся посередине между этими двумя лагерями и относятся скептически к каким-либо масштабным проектам в рамках «Восточного партнерства»» (http://www.ecfr.eu/publications/summary/partners_for_life_europes_unanswered_eastern_question_7232).

Также приводится альтернативная точка зрения, что Восточная Европа представляет своего рода «вакуум безопасности», зону малых территорий, которая втягивает Европу в ненужный конфликт с Россией: «В соответствии с альтернативной точкой зрения, страны Восточной Европы являются зоной вакуума безопасности, которая втягивает Европу в ненужный конфликт с Россией»

(http://www.ecfr.eu/publications/summary/partners_for_life_europes_unanswered_eastern_question_7232).

При этом, согласно утверждениям автора, «европейцам необходимо экономить свое время, энергию и ресурсы на более важные задачи, например, на Дональда Трампа и мнимые реформы Франции и Германии». Это достаточный аргумент в пользу того, чтобы оставить Украину с ее проблемами, так как эта страна находится в глубоком политическом и экономическом кризисе.

Активно рассматриваются шаги по предотвращению молдавского сценария усиления российского влияния (Уилсон называет его «российской угрозой») на территории Украины и остальных стран «Восточного партнерства». Через весь доклад красной линией проходит тезис о том, что Россия несет угрозу всем странам «Восточного партнерства» из-за своей агрессивной политики. В качестве примеров приводятся события в Крыму, на Донбассе и в Молдове (приход к власти Игоря Додона автор назвал пророссийским реваншем: «…уделяя много внимания возможности пророссийского реванша (Молдова)… Распространенное разочарование граждан Молдовы в ЕС привело к тому, что на президентских выборах 2016 года победил пророссийский кандидат Игорь Додон, который тайно поддерживался молдавскими олигархами…». По его мнению, ЕС практически потерял свои позиции в Молдове и теперь боится повторения подобного сценария на Украине.

Следующая часть посвящена четырем «движущим силам» на Украине. Фактически, в ней автор разделил украинское общество на четыре основные группы. Первая группа – реформаторы. В нее входят люди и общественные организации, которые по большей части появились после 2014 года.

Вторая группа  наиболее интересная для рассмотрения – контрреволюционеры. Под ними подразумеваются люди, которые противодействуют всем целям «революции» 2014 года, а также проводят пророссийскую линию. В их отношении вводятся такие понятия, как «коррупционеры», «схемщики» и «система». Фактически, их автор обвиняет во всех проблемах и бедах Украины.

Третья группа – силовики и националисты. Эти люди занимались «очисткой» всех структур власти Украины и страны в целом от сторонников сближения с Россией, проводя политику «деколонизации» Украины. Они предлагают сосредоточиться на России как на главном враге страны.

Четвертая группа – «российские марионетки». Согласно утверждению автора, революция 2014 года не означает, что сильная пророссийская позиция на Украине исчезла или сменила свои предпочтения, а наоборот, пророссийски настроенные личности  открыто выступают в минском процессе на украинской, а не сепаратистской, стороне. Они также присутствуют в сфере бизнеса и управления. Кроме того, усилено медиавлияние со стороны России.

Далее автор задается вопросом, «является ли Порошенко правильным человеком для Евросоюза» и рассматривает избирательную кампанию 2019 года как возможность не совершить «такую же ошибку, как в Молдове», чтобы не усилилось влияние России в стране.

Рассматривается также экономический блок вопросов. Автор говорит о том, что диверсификация украинского рынка открыла новые возможности для европейских компаний. Перед ними нет препятствий для экономической экспансии на Украине. «Последний рубеж», который еще не взят, это украинские сельскохозяйственные земли, на продажу которых до сих пор существует мораторий. Автор называет создание рынка земли на Украине «Священным Граалем» и считает, что на Украине необходимо создать свободный рынок земли: «Священный Грааль земельной реформы – создание свободного рынка земли, который раскроет значительный сельскохозяйственный потенциал Украины».

Отдельное внимание Уилсон уделяет энергетическим реформам Украины, выделяя их достижения, среди которых он называет наращивание собственной добычи газа, реформирование внутриукраинского газового сектора и снижение энергетической зависимости страны от России. Он считает, что в украинской энергетике уменьшились расходы на внутренние дотации и субсидии и что у государственной газодобывающей компании Укргазвидобування появились средства для вложения инвестиций. Собственная добыча газа по итогам 2016 года увеличилась до 14,5 млрд м3, и у руководства страны есть амбициозная программа 20/20, в соответствии с которой Украина должна добывать 20 млрд м3 газа к 2020 году. Количество европейских компаний на украинском газовом рынке увеличилось за пять лет до 36 (первая была зарегистрирована в 2012 году). Автор также указывает на негативную сторону этих реформ – внутриукраинские цены на газ к 2016 году выросли в десять раз, что нанесло серьезный удар, прежде всего по населению страны: «Украина сделала очень сложный шаг и к 2016 году подняла внутренние цены на газ и на электроэнергию в 10 раз. С политической точки зрения это было крайне рискованно, так как это вызвало серьезную волну разочарования и недовольства».

В заключительной части своей работы, автор дает свои рекомендации европейским институтам касательно политики Брюсселя в отношении Украины.

По мнению автора, маловероятно, что ЕС будет проводить значимые изменения в отношении стран ВП не только в этом году, но и в ближайшее время в целом. В то же время ЕС не желает терять свое влияние в регионе. Поэтому Европе необходимо сфокусироваться на «защите» и укреплении своих нынешних позиций и договоренностей.

С учетом того, что самым вероятным сценарием развития событий может быть status quo, Европе следовало бы к этому готовиться. Целью должны стать «умные реформы», под которыми подразумевается целый ряд разработанных автором советов.

В первую очередь, речь идет об имплементации уже достигнутых договоренностей, и разработка следующего круга соглашений. Здесь следует отметить, что, по мнению автора, многие из них исходят из страха еще большего усиления влияния России в данном регионе, а также из экономической привлекательности ЕС. В реальности Европа не может давать какие-либо гарантии безопасности, но в то же время, она может дать привлекательное предложение по интеграции стран «Восточного партнерства» в единый с Европейским союзом рынок: «Необходимо имплементировать уже заключенные соглашения, но также нужно проявлять предусмотрительность – ЕС не может дать гарантии безопасности странам Восточного партнерства, но он может интегрировать их в единый рынок».

Во-вторых, по мнению автора, необходимо найти «правильный язык», в переговорах с этими странами. Имеется в виду, что риторика ЕС должна быть более «теплой и позитивной и больше выражать солидарность с этими странами».

Далее автор предлагает вовлечь страны ВП в обсуждение внутриевропейских проблем и в принятие решений. Имеется в виду поддержка и организация поездок восточноевропейских экспертов на мероприятия в страны ЕС: «Необходимо вовлечь страны «Восточного партнерства» в процесс решения внутриевропейских проблем – необходимо обеспечить вовлечение стран–партнеров во внутриевропейские дебаты».

Следующей рекомендацией Уилсон называет «физическое соединение Украины и Европы» – ЕС мог бы помочь Украине модернизировать «постколониальную» инфраструктуру, так как, к примеру, доехать из Одессы в Москву проще, чем даже в Румынию.

Также в этом блоке автор призывает сделать поездки для украинцев в ЕС дешевле, прежде всего в сфере транспорта, чтобы украинцы могли оценить преимущества безвиза и увидели Европу своими глазами. Кроме того, необходимо создать единый мобильный роуминг для Украины и ЕС.      Далее Брюсселю рекомендуется помочь Украине обрести энергетическую независимость: «Соединить Украину и Европу физически: ЕС следует снизить цены на поездки в страны Евросоюза для граждан Украины и пойти по пути введения более дешевого мобильного роуминга… ЕС следует помочь Украине преодолеть зависимость от постколониальной инфраструктуры. Сейчас даже из Одессы проще добраться до Москвы, чем до Румынии…Евросоюзу предстоит сделать очень много чтобы помочь Украине достичь энергетической независимости и предлагать варианты взаимовыгодного сотрудничества в сфере энергетики…».

Автор также призывает рассмотреть реализацию проекта Intermariumlite («Междуморье») по организации более тесного сотрудничества между Украиной, Польшей и Молдовой в сферах энергетики и безопасности.

Последней рекомендацией автор выделяет необходимость более активного вовлечения Брюсселя в вопрос сохранения мира на дипломатическом уровне всеми членами Евросоюза, а не только Францией и Германией. Также, по мнению автора, ЕС может направить миротворческую миссию на Восточную Украину. Она может быть невооруженной, гражданской, наблюдательной и работать на территории Донбасса, подконтрольной Киеву, и лишь потом на всей территории конфликта, если позволят условия: «Брюсселю следует назначить спецпредставителя по Украине и занять свое место в минском процессе. ЕС также может развернуть миссии общей безопасности и общей политики безопасности и обороны в восточной Украине. Это могут быть невооруженные, гражданские миссии без исполнительных полномочий, которые изначально будут размещены на территории Донбасса, подконтрольной Киеву, а со временем и на всей территории, если позволят условия».

В отличие от большинства европейских экспертов, Уилсон местами дает более-менее объективную и приближенную к реальности аналитику в отношении украинских элит, власти и показывает негативные стороны современной политической ситуации в этой стране, а также не слишком радужные для Украины перспективы ее взаимодействия с Евросоюзом в рамках «Восточного партнерства», что в европейской аналитике об Украине большая редкость.

По некоторым вопросам можно согласиться с автором. Он открыто называет Украину буфером и периферией, которую Евросоюз рассматривает в качестве рынка сбыта и сельскохозяйственного сырьевого придатка. Не скрывает он и отсутствие каких-либо перспектив для Украины в плане вступления в Евросоюз.

Но есть и целый ряд тезисов, с которыми согласиться нельзя. Во-первых, речь идет о разделении украинского общества на четыре группы. На мой взгляд, это далеко не полный перечень групп людей, задействованных в украинском политическом процессе. Наибольшим упущением считаю то, что не рассматривается позиция украинских олигархов, которые являются главной движущей силой политических и экономических процессов, происходящих в этой стране. Отсутствие данной группы делает картину полностью искаженной. Ни слова также не говорится о людях, которые настроены лояльно России, но при этом не озвучивают свою позицию из-за страха. Есть группа людей, которая выступает за нейтральный и внеблоковый или «внесоюзный» статус Украины.

Другой важный тезис, часто озвучиваемый также официальным Киевом, что Украина полностью отказалась от закупок российского газа. Автор вторит украинским политикам, но здесь также нельзя согласиться. По этой теме есть две версии – одна официальная, озвучиваемая Киевом (и автором доклада), и вторая фактическая. В соответствии с первой Украина не закупает российский газ с ноября 2015 года, покупая его в странах Европы, прежде всего в Словакии. Нестыковка в том, что Словакия обеспечивает свои потребности в газе лишь на 3%, а 90% закупает у «Газпрома». Что касается других соседей Украины, то ситуация аналогичная – Венгрия практически полностью зависит от российского газа, Польша пока еще  также закупает российский газ в больших объемах. Поэтому, на самом деле, Украина закупает тот же самый российский газ под видом словацкого (или, как говорят в Киеве, европейского), но по завышенной цене, а деньги пересылает в Братиславу, которая, в свою очередь, рассчитывается с «Газпромом». Наивно полагать, что все эти операции проводятся без ведома или одобрения российского монополиста. Вообще экономический блок в докладе изучен однобоко – рассмотрены плюсы для европейской экономики, но не рассматриваются потери украинской, которые на самом деле очень серьезны.

Автор также в рекомендациях советует Брюсселю помочь Украине обрести энергетическую независимость. Выражу свой скепсис относительно того, что ЕС может помочь Украине в этом вопросе, учитывая высокий уровень его зависимости от России. А Украина зависит не только от поставок газа из России. Зависима также атомная энергетика, так как российский концерн ТВЭЛ является главным поставщиком топлива для украинских АЭС. В этой сфере Евросоюз также ничем помочь не сможет. Единственной альтернативой ТВЭЛу, Украина рассматривает американо-японскую корпорацию Westinghouse. Но до сих пор заменить российское атомное топливо Киеву не удалось.

И заключительный момент. В своих рекомендациях Уилсон говорит, что необходимо сделать более дешевыми поездки в Евросоюз для граждан Украины и ввести общий мобильный роуминг, так как это то, что волнует украинцев в повседневной жизни. С этим тезисом невозможно согласиться. Если мы говорим о рядовых украинцах, то их намного больше беспокоит падение уровня жизни, рост цен, высокий уровень безработицы, проблемы безопасности (Украина уже давно перестала быть безопасной страной – по ней «ходит» огромное количество дешевого оружия, а реформа МВД, фактически, убила работу этой структуры на всех уровнях), война, но никак не вопрос выйдет ли Райанэир на украинский рынок или будет ли единый мобильный роуминг. Отсутствие анализа проблем рядового населения, хотя бы в общих чертах, является серьезным недостатком доклада. Но это проблема не только доклада. Это, скорее, недостаток европейского истеблишмента, который в принципе не рассматривает проблемы и потребности простых жителей Украины.